Общество

Звезда с звездою говорит

Ну и пусть говорят. Нам-то какое дело?

Телевизор почти не смотрю. Двухлетний внук не разрешает. Если в ящике видит не мультики, тут же нажимает на выключатель и артистично разводит руками: мол, деда, нет там ничего. И ведь не поспоришь с этим несмышленышем. Для души, для сердца, для ума там сего­дня действительно очень мало, почти ничего. По крайней мере такого, ради чего стоило бы пожертвовать прогулкой с внучком, встречей с друзьями, вечерней рыбалкой,

уединением с хорошей книгой в руках, прочими маленькими и большими житейскими радостями.

Однако, перефразируя классиков мировой революции, можно сказать: жить в обществе телевидения и быть свободным от него действительно невозможно. Телевидение сего­дня везде. С ним время коротают в очередях в парикмахерских и банях, оно сопровождает нас в магазинах, ресторанах, на вокзалах, в транспорте и даже на городских площадях…

А потому, как говорится, поэтом можешь ты не быть, но телезрителем — обязан.

Но вот что поражает: при всем разнообразии мест и телевизионных устройств картинки на них всегда практически одни и те же. Российские ток-шоу — вариации «Пусть говорят». И люди (извините, звезды) на всех каналах прак­тически одни и те же. Кочуют по передачам изо дня в день, словно живут там. При этом на каждом канале и в каждой передаче рассказывают и обсуждают одно и то же: кто с кем где и как переспал, кто у кого чего или кого увел, кто растит их детей, и чьих детей растят они, кто с кем пьет и как часто, кто кого и за что бьет… Сеют, одним словом, разумное, доброе, вечное.

Звезды, то есть люди прославленные, героические, авторитетные, талантливые, всегда были хлебом телевидения: кормили его и обеспечивали тот самый заветный рейтинг. Отмеченные Богом, они уже сами по себе интересны, а уж то, как мыслят, чем занимаются — тем паче…

Так было всегда. Так есть и сегодня. Но часто ли мы видим таких людей на телеэкране? Увы. А если они и появляются иногда, то лучше бы глаза этого не видели да уши не слышали. Не знаю точно (спасибо внучку), закончился ли тот мерзкий сериал телешоу об Армене Джигарханяне и его молодой пассии, которым бесконечно долго и почти на всех каналах кормили обывателя в последнее время. Слышал, что закончился, но только потому, что великий артист (если это так, то, уверен, не без помощи тех же телевизионщиков) впал в кому, а потому он сам и его жизнь стали никому не интересными. Ведь телекартинка о человеке без сознания, как ни старайся, получится слишком скучной, неувлекательной, а именно она, увы, главней всего в телевизионном доме. А люди, их судьба — это ведь дело приходящее. Сегодня размазали одного человека, завтра ему на смену легко найдут другого. У каждого из нас, будь мы трижды великими, есть свои скелеты в шкафу.

И страшно ведь не только то, что человека неординарного, талантливого морально и физически убивают таким способом. Всю его жизнь превращают в ничто. Кто из молодых будет помнить того же Джигарханяна по его прекрасным ролям в фильмах и спектаклях? Никто, потому что он останется в их памяти больным и жалким стариком, который женился на молодухе, как бы сам об этом не подозревая. Да и мы, люди постарше, когда смотрим фильмы с его участием, будем не любоваться изумительной игрой артиста, а жалеть человека, которого телевизионщики навсегда оставили в нашей памяти как оскандалившегося старичка.

Похоже, современные телевизионщики настоящими негаснущими звездами считают только самих себя и своих коллег по эстрадно-комедийной тусовке. А все остальные граждане страны — это так, фон для телекартинки о них и для них, любимых. Для собственного рейтинга, приносящего и икорочку на завтрак, обед и ужин, и апартаменты на Мальдивах.

А потому обычных, незвездных людей, которые каждый день что-то производят, творят, изобретают, кого-то спасают, кому-то помогают, при этом спят с собственной женой/мужем, любят и своих, и чужих детей, не пьют, не колются и не скандалят, на со­временных российских телеканалах практически не встретишь. Такое впечатление, что их не существует вовсе.

Но то телевидение российское. А что белорусское? Слава богу, ток-шоу наподобие того, что с Джигарханяном, на наших каналах не встречал. И люди, которые производят, творят, изобретают, кого-то спасают, кому-то помогают, у нас встречаются. Правда, как-то мельком, в основном по информационному поводу. А вот ток-шоу о тех, кто этого действительно заслуживает, увы, не помню. Вернее, помню, но очень давно это было. Выходила на БТ передача «Судьба человека». (Сегодня ток-шоу с таким названием встречалось на каком-то российском канале, и оно опять же построе­но вокруг звезд, их детей, жен и прочих родственников.) И была она о людях не из тусовки, хотя назвать их обычными язык не поворачивается. Много лет минуло, а до сих пор помню мужчину, усыновившего троих парнишек-сирот, удивительную художницу без рук, хирурга, полсуток простоявшего у операционного стола, чтобы спасти пациента, но едва не поплатившегося за нечеловеческую усталость собственной жизнью…

Что, сегодня таких удивительных людей нет? Сколько угодно, даже если судить лишь по публикациям в нашей газете. Но почему тогда нет ток-шоу о них? Думаю, потому что делать рейтинговые передачи о добрых делах и поступках гораздо труднее, чем о скандальных. Как известно, добрая слава лежит, а худая бежит. Чтобы сделать рейтинговое шоу о добре, требуется больше таланта и усилий, душевного сострадания, человеческого сопереживания, сердечного соучастия. А с этим, похоже, проблемы не только на телевидении. Увы!