Общество

Высший пилотаж

военные летчики, мачулищи

Нелегка служба военного летчика! Но и романтики в ней хоть отбавляй

К такому выводу пришел после общения с экипажем многоцелевого вертолета Ми-8 МТВ-5.

С летчиками приехал знакомиться в Мачулищи, где расположена авиационная база.

Заходишь в кабину винтокрылой машины и понимаешь: без специальных знаний и умений управлять столь грозной боевой техникой просто невозможно. Здесь, как и в автомобиле, есть педали, но вместо руля — ручки управления. С левой стороны обустроено рабочее место командира экипажа. Он управляет вертолетом, поддерживает радиосвязь. Именно командир отвечает за исход полета. С правой стороны находится штурман. Его главная задача — вывести машину в заданный район согласно маршруту. Бортовой техник отвечает за работоспособность и боеготовность вертолета перед вылетом. В полете контролирует работу систем и агрегатов.

Прежде чем начать задавать вопросы, прошу членов экипажа вкратце рассказать о себе. Как выяснилось, все трое обучались в Военной академии Респуб­лики Беларусь на авиационном факультете, но в разное время.

Старший летчик вертолетного отряда особого назначения вертолетной эскадрильи на Ми-8 капитан Дмитрий Конопляник родом из Солигорска. Окончив школу, поступил в военный вуз. После выпуска год служил на боевой вертолетной базе, потом перевелся в Мачулищи на должность командира верто­лета.

Летчик-штурман старший лейтенант Илья Лазарев родился в Барановичах в семье офицера. Решил пойти по стопам отца. На авиабазе с 2017 года. 15 лет отдал любимому делу авиационный техник капитан Антон Пастушонок. Его отец в свое время служил в Мачулищах в должности старшего бортового инженера-инструктора. У Антона оба деда авиаторы. Так что общий стаж лётной династии давно перевалил за 100-летнюю отметку.

— Почему вертолет, а не самолет?

Дмитрий: Выбор в пользу вертолетного дела сделал при обучении на авиа­ционном факультете. Да, наша техника не такая скоростная, как те же истребители или штурмовики. Однако Ми-8 МТВ-5 способен подняться на высоту до 6 000 м и опуститься максимально низко к земле, выполнить посадку в любом подходящем месте, даже на опушке леса. Самолету это сделать практически невозможно.

— И как там, на высоте?

Дмитрий: Прохладно. Лично мне доводилось подниматься на 4 000 м, когда выпускали парашютистов. Интересно наблюдать картину: внизу ­льет дождь и хмуро, а за облаками светит солнце. Непередаваемые ощущения!

— Что может помешать вылету?

Дмитрий: Сильный ветер, гроза, ливень, другие опасные явления природы осложняют полет. И здесь многое зависит от уровня подготовки экипажа.

— Человеку с гражданки ваша профессия кажется невероятно рискованной.

Дмитрий: Не без этого. Но у нас служат лучшие инженеры, борттехники, которые грамотно эксплуатируют и готовят авиа­ционную технику к полету. И мы им доверяем.

— Какими качествами должен обладать военный летчик?

Илья: Быть целеустремленным, уверенным в себе, уметь грамотно и быст­ро принимать решения, потому что в воздухе долго думать не приходится. В ходе полетов мы постоянно отслеживаем обстановку, месторас­положение других экипажей. Штурман в этой ситуации должен вывести вертолет независимо от дальности полета в конечный пункт маршрута с точностью 10 секунд. На тренировках за это выставляют оценку «отлично». Небо — та же дорога, только без знаков. И правила полета по заданным маршрутам здесь нужно четко выполнять.

— Авиаторы верят в приметы?

Дмитрий: Я бы сказал, нам присущи традиции, которые нужно соблюдать. Летчики никогда перед вылетом не фотографируются. В авиа­ции нет ­13-го борта. Есть 12-й и 14-й. ­13-го ­числа в небо поднимаемся в случае крайней необходимости. Существует также традиция отмечать первый самостоятельный вылет. После приземления летчик принимает поздравления коллег и в свою очередь каждого угощает сигаретами с надписью: «За первый самостоятельный вылет».

Илья: А еще в речи не используем слово «последний» — только «крайний».

— Как устроен ваш быт?

Антон: Дмитрий и Илья снимают квартиры в Минске. Кстати, оба холос­тые. Я живу в Мачулищах, вместе с женой Александрой растим сына Романа. Малышу всего полгода. Он любит играть с самолетиками и вертолетиками. Подрастает в семье будущий авиатор.

— Вы как-то приветствуете свой вертолет?

Антон: Экипаж Ми-8 МТВ-5 прикрыт металлокерамической броней, которая защищает наиболее важные агрегаты и узлы. Так вот, каждый раз, подходя к машине, похлопаю рукой по броне, поприветствую. В конце дня, прощаясь с вертолетом, обязательно говорю машине: спасибо за работу, пока-пока.