Поклонимся великим тем годам

Вспомню я пехоту

Встречу с участником Великой Отечественной войны, ученым, художником, поэтом, академиком НАН Беларуси Владимиром Комаровым обычной, рядовой никак не назовешь. Я услышала массу интересного о живописи, поэзии, науке, человеческой личности. И, конечно, о славном боевом пути солдата. Получила в подарок книгу «Память сердца» со стихами и замечательными пейзажами автора. Обещал еще одну, которую вот-вот должны были издать. Но забрать ее не успела: в апреле этого года ветерана не стало. Ему шел 96-й год

Судьба щедро одарила Владимира Комарова талантами. С детства он хорошо рисовал и мечтал стать живописцем. Его семья жила в деревне Княжицы под Могилевом, а в соседнем селе обосновался известный белорусский художник Павел Масленников. Картины мальчика он оценивал положительно и прочил ему большое будущее. Позже подростку захотелось посвятить свою жизнь медицине. В 1941 году, сразу после окончания десятилетки, отослал документы в Ленинградскую военно-морскую медицинскую академию. Но дальнейшим планам помешала война.

Справка «ВМ»

Владимир Комаров — академик НАН Беларуси, доктор химических наук, профессор, заслуженный деятель науки БССР, лауреат Государственной премии БССР, а также премии Национальной академии наук. Внес огромный вклад в общую и неорганическую химию. Автор около 800 научных работ, статей, 10 монографий, более 150 изобретений.

Владимир Комаров

Ворошиловский стрелок

В Княжицах мобилизовали всех подходящих по возрасту мужчин.

— Меня не взяли, потому что не достиг совершеннолетия, — рассказал при нашей последней встрече Владимир Семенович. — К нам стали наведываться фашисты. Разживались продуктами и уезжали. А по ночам приходили партизаны. В 1942 году они убили в деревне двух немцев. За это всю местную молодежь, в том числе меня, немцы забрали и увезли под Оршу. Там заставили строить дорогу через болото.

Когда в 1943-м советские части стали наступать, молодые люди улучили момент и убежали в лес. Вышли, когда услышали русскую речь и поняли: это свои! Парней мобилизовали и отправили на 3-й Белорусский фронт.

— Попал в пехоту, — вспоминал Владимир Семенович. — Стрелял хорошо: еще в школе получил значок «Ворошиловский стрелок». Били фашистов и гнали все дальше на запад. Помню, как освобождали Минск. Я в столице раньше никогда не бывал, но от увиденного содрогнулся. Вместо домов — сплошные руины…

Вам может быть интересно...  Память сердца

Когда двигались по улице Советской (нынешнему проспекту Независимости), среди развалин глазам красноармейцев вдруг предстало чудом сохранившееся здание с колоннами. Наверху

надпись — «Академия наук». Боец Комаров заскочил туда из любопытства: что там внутри? Оккупанты оборудовали в фойе конюшню. К тому моменту лошадей уже не было, остался только навоз. Походил, посмотрел, не подозревая, что в скором времени его жизнь будет напрямую связана с этим зданием.

Язык — враг наш

От Минска пошли в сторону Вильно. Освободили его и двинулись к Кёнигсбергу. Не доходя до города, разбили лагерь в лесу. Месяц планировали штурм. Владимира и еще семь человек забрали в разведку. Очень нужны были сведения о вражеских частях. Поставили задачу — брать в плен языков. К операциям каждый раз готовились очень тщательно. Долго наблюдали за противником в бинокли. В темное время суток определяли, откуда стреляет вражеский пулемет, чтобы не нарваться на него днем.

— Я входил в группу захвата, — поведал собеседник. — Другие разведчики нас прикрывали. Саперы разминировали путь, разрезали колючую проволоку, и мы проникли в образовавшийся проход. Вот ползем и вдруг упираемся в заброшенные немецкие траншеи. И никого, но земля обтоптана. Значит, все-таки там ходят.

Залегли. Минут через пять появился оккупант. Взяли его моментально, без шума и пыли. Он даже не сопротивлялся. Оказался связным командира немецкой роты. Его сведения были очень ценными. Только заговорит ли?

Привели пленного в лагерь. Там уже ждал старшина. Для разрядки дал разведчикам спирта. Они и сами выпили, и фрица напоили. Тот размяк, растрогался и все рассказал. Да еще подарил командиру взвода свои часы. За эту операцию Владимира Комарова наградили орденом Славы III степени. Дальше — опять подготовка, вылазка и снова пленный немец. Всего взяли шесть языков. Затем началось наступление на Кёнигсберг. С боями вошли в город. Там добивали оказывавших сопротивление гитлеровцев, пока они окончательно не сдались. Это был апрель 1945 года. Идти дальше, на Берлин, приказ не поступил.

— Сначала нам сказали, что отправляемся на место формирования дивизии в Тулу, — продолжил Владимир Комаров. — Поехали, но поезд проскочил мимо города. Оказалось, что едем на Дальний Восток для участия в боях с японской Квантунской армией.

Вам может быть интересно...  С отеческой ответственностью за нашу землю

Когда Япония капитулировала, бойца опять-таки не демобилизовали. Еще около двух лет он служил в небольшом городке на Дальнем Востоке при штабе дивизии в топографическом отделе.

Формула жизни

Вернулся домой в 1947 году. Окончил химфак БГУ имени Ленина, затем аспирантуру при Академии наук. Защитил кандидатскую, а через несколько лет и докторскую — в области природных сорбентов. Среди всего прочего ученому довелось заниматься чернобыльской программой. Вместе с коллегами разработал методы очистки молока и мяса от радиации с помощью природного цеолита.

Продукты очищались полностью, и их можно было давать даже детям. Однако разработки тогда широкого применения не нашли.

На мой вопрос, чем занимается сейчас, химик показал небольшую колбочку с жидкостью.

— Вот раствор удобрения из солей калия и магния с хлором. Из-за хлора подкормку вносить в почву нежелательно. Хочу калий и магний забрать, а хлор оставить. Это возможно с помощью торфа или глины, — пояснил он.

Не потерял Владимир Комаров интереса и к живописи. Нарисовал около 100 белорусских пейзажей. Они пронизаны любовью и нежностью к родному краю. А несколько лет назад начал писать стихи.

— Рисую, придя с работы, маслом на полотне, — сказал Владимир Семенович. — На каждую картину уходит 4-5 дней. Стихи пишу обычно на работе во время обеденного перерыва. Главное, чтобы идея родилась, а строчки ложатся на бумагу сами собой.

Ветеран трудился в Институте общей и неорганической химии НАН Беларуси, долгие годы возглавлял его. Вел здоровый образ жизни. Никогда не курил. Утром делал специальный комплекс упражнений, отжимался на руках. Ходил на службу и домой пешком. Все это помогло ему сохранить бод­рость и трудоспособность до конца дней.

— На пенсию так и не выходил, — с улыбкой признался Владимир Семенович. — Реализовано далеко не все задуманное, а еще и новые идеи появляются. Хочется успеть сделать как можно больше полезного. Не до отдыха.