Память

Восставший из огня

Валентина Поляк пережила в Минске годы оккупации, а потом встречала в нем освободителей. Вот что она рассказала нашему корреспонденту

— Воскресенье. Наша семья собиралась в цирк, я уже и бантики завязала. И вдруг по радио: война. Это слово показалось мне страшным и непонятным. Отец еще два дня ходил на работу. А вечерами он вместе с соседями копал во дворе укрытие от бомбежек. В нашем доме на Грушевке проживали архитекторы и конструкторы «Белгоспроекта», а мой папа был строителем-геодезистом, так что это укрытие взрослые построили быстро и со знанием дела. В него мы и спускались, когда город начали бомбить. А на четвертый день войны жильцы дома собрались уходить из Минска. Мне было 10 лет, и я прекрасно помню горящие улицы. Особенно запомнилась Немига: мы шли по одной стороне, а другая полыхала. Было очень жарко. Сквер на площади Свободы оказался завален вещами. Люди вытащили их из горящих зданий и ушли. Врезался в память красивый аккордеон, который стоял на тахте и ярко поблескивал клавишами на солнце. А улица Ленина была так охвачена огнем, что пройти по ней было невозможно. Кое-как добрались до Московского шоссе в надежде, что какая-нибудь машина нас подберет. Но автомобили везли раненых. Дошли до станции Колодищи. Там стоял поезд, вагоны которого уже заполнили люди. И вдруг началась бомбежка — стоны, крики… Я испытала жуткий страх. У нас на глазах был сбит советский самолет. К счастью, летчик выпрыгнул с парашютом и остался жив.

И вот так под бомбежками мы дошли до Крупок. А рано утром 2 июля туда ворвались немецкие танки. Через некоторое время нашей семье пришлось вернуться в Минск, где нам предстояло пережить три ужасных года оккупации.

Освободителей я встретила на Грушевской. Люди спешили со всех близлежащих улиц, чтобы поприветствовать наших воинов. Город, наконец снова шумел и радовался, а если и плакал, то от счастья. И меня от этой радости не могло отвлечь даже то, что в тот день догорал подожженный немцами квартал двухэтажных бараков, где жила и наша семья.

Так случилось, что вся моя последующая жизнь была посвящена восстановлению и строительству Минска. В течение 7 лет, учась в школе, а затем в Политехническом институте, я вместе с другими учащимися разбирала руины. Затем 55 лет преподавала на архитектурном факультете своего родного вуза, который ныне именуется Белорусским национальным техническим университетом. Через мои сердце и душу прошли тысячи студентов, и я радуюсь, что они строят такие прекрасные города! Строителем стал и мой старший сын.

Вот он — город-красавец Минск, о котором мечтала! Стоит и радует людей. Я люблю его, в нем вся моя жизнь.