Общество

О времени, о стране, о себе

ратуша, минск, белохвостов

Владимир Белохвостов, в прошлом председатель Первомайского районного Совета народных депутатов, заместитель председателя Мингорисполкома и министр жилищно-коммунального хозяйства страны, сегодня возглавляет Совет старейшин при Минском горисполкоме. Владимиру Максимовичу, как и всем членам совета, есть что вспомнить и посоветовать нынешнему поколению руководителей.

О времени

Владимир БелохвостовНе мы выбираем время — время выбирает нас. Всегда кажется: живи мы в другой час, нам было бы проще, можно было бы сделать больше и лучше. Для страны, для себя, для истории. Но это не так. У каждого времени есть и свои трудности, и свои прелести, и бесконечные возможности.

Одно из заседаний Совета старейшин при Мингорисполкоме мы провели в Национальном историческом музее, где собраны уникальные документы о восстановлении Минска после войны в 1944-1946 годах. Зачем? Чтобы почерпнуть вдохновение и воодушевление для дальнейшей работы и жизни у прежних руководителей города.

Представьте: на заседании ЦК КПБ обсуждается вопрос о том, восстанавливать практически полностью разрушенный Минск или построить новый город на другом месте восточнее. Всем очевидно, что второй вариант было бы реализовать и проще, и дешевле. Но руководство столицы не только настаивает на возрождении Минска на прежнем месте, но и требует, чтобы новые проспекты и улицы были шире и просторнее тех, которые предлагают архитекторы. Заметьте, не сами архитекторы выступают с таким предложением, а именно городская власть, у которой, казалось бы, других, ­куда более острых, животрепещущих проблем, требующих немедленного решения, хоть пруд пруди. И сегодня проспекты и улицы Минска — его красота и гордость.

Поэтому секрет успеха в каждое время, на мой взгляд, — это продолжать мечтать и строить планы на будущее при любых жизненных обстоятельствах, какими бы трудными они ни были.

О стране

Знаете, что поражало гос­тей Минска еще на заре суверенитета Беларуси? Время труднейшее: заводы стоят, инфляция зашкаливает, ни на что не хватает денег (ни у людей, ни у власти), магазины пусты, идут бесконечные протесты и митинги… Но в то же время на улицах и во дворах чисто: каждое утро их убирают. Это тогда даже называли белорусским феноменом, потому что многие российские, украинские, казахские города первого постсоветского времени не могли похвастаться чис­тотой и порядком.

Но целью этого «феномена» была не только чис­тота. Данный факт служил доказательством того, что власть в городе есть, она работает. Это было очень важно, потому что отношение к властям всех уровней тогда девальвировалось до крайности.

В те годы я работал председателем Первомайского районного Совета депутатов, который совмещал и законодательную, и исполнительную власть. Так вот в один из дней художник Пушкин (был такой активист оппозиции, прославившийся своими «нестандартными» протестными акциями) привез и вывалил у здания Совета тачку навоза. Мол, наша власть — это г…о.

Что это не так, надо было доказывать конкретными делами. Райсовет тех лет состоял из людей зачастую крайне противоположных политических взглядов и убеждений. Как удавалось находить консенсус? Слушать других и предлагать самому. В конце концов, почти все мы хотели одного: сделать молодую независимую Беларусь лучше, богаче, краше…

О себе

Когда я возглавил Министерство ЖКХ, износ основных средств в отрасли составлял около 70 %. Поэтому от проблем голова шла кругом. Порой в рабочем кабинете от звонков и жалоб находиться было попросту невозможно. Знаете, где искал успокоение? Ехал на конкретные предприятия, в глубинку, устраивал там семинары и совещания, чтобы обсуждать проблемы и пути их решения на конкретных примерах. И когда люди не только рассказывали, но и показывали, сколько они цветов высаживают на городских улицах, как дворы обустраивают, какая новая техника приходит им на помощь, какие неравнодушные работники в отрас­ли, открывалось второе дыхание. Появлялось ощущение, что ты работаешь не впустую, отрасль развивается, ситуация меняется к лучшему. К слову, когда уходил с поста министра, пирамида износа основных средств в ЖКХ страны полностью перевернулась — износ составлял чуть более 30 %. Именно конкретные результаты работы мне всегда приносили удовлетворение и как человеку, и как руководителю.