Общество С праздником!

Вехи на нашем пути

Дар посла Бертинетто

На стене дома №  37 на улице Карла Маркса, где размещается посольство Великобритании, укреплена доска с изображением Франциска Скорины

И есть на ней надпись: «У мурох Падуанскага унiверсiтэту 9 лiстападу 1512 году набыў годнасць доктара медыцыны першы друкар Беларусi, вялiкi асветнiк, перакладчык Бiб­лii Францiшак Скарына». И ниже несколько непонятное пояснение «Копiя Дошкi, падараванай Беларуссю унiверсiтэту ў Падуi ў 1992 годзе, усталявана тут пасольствам Iталii ў знак сяброўства».

Почему Италия сделала эту копию и почему она укреплена на стене резиденции британского посланника?

За разъяснениями мы обратились к Петру Кузьмичу Кравченко, работавшему в начале 1990-х министром иностранных дел страны.

— Беларусь тогда была мало известна в мире, — вспоминает Петр Кузьмич. — Минск знали как город в СССР и не более. Я понимал, что заявлять о стране в первую очередь надо через ее культуру и спорт. Министерство профинансировало установку памятника Скорине в Праге, заказало проекты мемориальных досок композитору Огинскому в европейских городах. По нашей инициативе в Витебске открылся первый в мире памятник Марку Шагалу. Издали миниа­тюрную книжечку стихотворений Шагала для презентов VIP-персонам. Этот подарок производил впечатление на дипломатов и политиков.

В ту пору я подружился с послом Италии в Беларуси Джаном Лукой Бертинетто. Это был очень образованный человек, ценитель искусства. Собирал коллекцию произведений белорусских художников, покупая их картины и тем самым поддерживая творцов. В 1992 году мы с ним задумали провести Дни белорусской культуры в Италии. Для этого случая скульптор Валерий Янушкевич сделал памятную доску Скорине. Но ректор Падуанского университета растерялся от нашей инициативы, так как у них там не принято сверлить стены исторических зданий и увековечивать память многочис­ленных учеников. Тогда мы с Янушкевичем посетили университетскую библиотеку, нашли записи о Скорине, рассказали ректору о дальнейшем пути просветителя. А когда он увидел сам барельеф, то ахнул и распорядился поместить доску в парадной части здания университета. Янушкевич вместе с рабочими укрепил ее. Памятный знак торжественно открыли под музыку Матея Радзивилла.

Уже в Минске Бертинетто попросил скульп­тора сделать две копии доски. Одну он подарил Петру Кравченко, а вторую укрепил на доме №  37 на улице Карла Маркса. В то время там размещалось посольство Италии. Такова история этого памятного знака.

Святыни пращуров

Они собраны в Музее валунов в Уручье

Очень многие из этих камней имеют свои имена. Некогда им поклонялись люди. Особенно почитаемы те, что с отпечатком следа Божьей Матери. Их в музее несколько.

От языческих времен остались легенды о камнях, способных шить одежду и обувь, их называли «кравец» и «шавец», об окаменевших влюбленных. Вогнутые чашеподобные валуны становились жертвенными алтарями. В быту особенно ценились крепкие жернова, для них специалисты — жерносеки раскалывали глыбы, насыпая в вырубленную канавку горох, который разбухал, прорастал и разрывал монолит.

Особую нишу занимали камни-идолы, которым поклонялись язычники на капищах. Один из них стоял в излучине реки Свислочи на территории Минска. Как утверждают историки, там и дуб рос, криница била, воду ее считали святой. В 1986 году строители камень закопали. Люди сообщили об этом ученым. Археологи выкопали его, привезли в Музей валунов, он и сейчас там стоит. Камень «Дед» называется. Время от времени звучат призывы историков вернуть его на прежнее место — в излучину Свислочи на границе между Ленинским и Партизанским районами. Первомайский, на территории которого находится музей, вряд ли поддержит эту идею: как-никак, а «Дед» — достопримечательность, талисман, оберег.

Камни на земной параллели

Неподалеку от берега Свислочи, возле бывшего здания выставочного комплекса на улице Янки Купалы, высится на лужайке вытесанный из камня столб. Надписей на нем нет, рядом только нарочито небрежно брошенные на землю четыре осколка гранита, указывающие на стороны света

Установлен знак немецким скульптором Петером Медцехом в 1995 году.

Петер родился 9 мая 1946 года в Германии. Может быть, эта дата или его имя, переводимое с греческого как «камень», подвигли известного в Европе скульптора попытаться объединить Европу цепью «духовных» камней, расположенных на одной географической линии — во французском Байё, в немецком Такгермюнде, потом — Минске.

Сам Медцех и работавшие вместе с ним белорусские зодчие считают, что человечество с давних пор изображало Дух рвущимся ввысь столбом. Эту символику каждый понимает по-разному. Соавтор Петера Медцеха белорусский скульптор Станислав Ларченко толковал ее как «знаки духовного родства стран мира». Сам Петер считает булыжную горизонтальную тропинку, переходящую в вертикальную гранитную стелу, изображением тела и духа, а раскол на вершине символизирует новые пути для будущего человечества.

Однако, учитывая, что камень был установлен в год полувекового юбилея Победы и рядом с аллеей каштанов, посаженных прославленными военачальниками Рокоссовским, Тимошенко, Баграмяном, Руденко и другими, черные крылья на вершине столба кажутся иногда крыльями вермахтского орла, насаженного на победный штык.

Знак партизанских побед

Уже в наше время неподалеку от той же свислочской излучины встал еще один камень-памятник. Надпись на нем гласит, что здесь в июле 1944 года состоялся партизанский парад

Герой Социалистического Труда Иван Максимович Сокольчик вспоминает, что партизаны отряда, в котором он мальчишкой служил связистом и телефонис­том — корректировщиком огня, начали свой поход на парад еще до освобождения белорусской столицы.

— В июне 1944 года мы со стороны Слуцка пошли к Минску. Дней десять прорывались с боями. Окруженные немцы отчаянно пытались вы­рваться. На протяжении 50-километрового пути отряд захватил в плен около полутора тысяч вражеских солдат. Сдали их в уже освобожденном городе, сами обосновались в Курасовщине, чистили одежду, учились слаженно маршировать. В день парада пришли на улицу Луговую, над Свислочью, в район теперешней улицы Пулихова. Около 50 тысяч партизан прошли перед трибунами, отдавая честь руководству республики и военачальникам, среди которых были командующий 3-м Белорусским фронтом Иван Черняховский и руководитель партизанского движения Пантелеймон Пономаренко.

Сорок два года отработал Иван Максимович в строительно-монтажном управлении №  2 треста «Белэлектромонтаж». Восстанавливал электростанции в Бресте, Барановичах, Молодечно, проводил электричество в минские больницы, на заводы, в театр оперы и балета, заводские дома культуры, жилые дома…

Самой памятной для Ивана Максимовича стала работа по монтажу прожекторов на столичном стадионе «Динамо“ в преддверии Олимпийских игр — 1980. Их монтировала бригада, которой он руководил.

Долгие годы, до начала нынешней реконструкции стадиона, даже самый красивый гол в футбольном матче или крутой концерт, проходивший там, не могли сравниться для строителя Сокольчика по накалу эмоций с тем моментом, когда в лиловых сумерках над трибунами и зеленым газоном разом вспыхивали 480 прожекторов. Их свет достигал недалекого берега, где когда-то проходил партизанский парад, о котором и напоминает ныне памятный камень.

Автор: Елена АВРИНСКАЯ