Культура Молодые в культуре

В поисках себя

Белорусское кино может быть экспрессивным и чувственным, как «Мечтатели» Бертолуччи, философским, словно «Музыка в темноте» Бергмана, самобытным, будто «Жизнь как чудо» Кустурицы. Вернее, такое кино у нас уже есть, только оно не афишируется так, как американские блокбастеры, и снимается часто в условиях нехватки средств. Об этом и не только — беседа с режиссерами Владой Сеньковой и Игорем Чищеней.

С широко закрытыми глазами

Многие почему-то забывают, что произведение искусства, в том числе фильм, несмот­ря на свое почти неземное, творческое происхож­дение, требует серь­езных денежных вложений.

— Мой первый фильм, «Граф в апельсинах», сняли за две с половиной тысячи долларов. Цифра по мировым меркам смешная. Но и эту сумму было сложно собрать. Работали два года, кто-то в нас верил, а кто-то крутил пальцем у виска, — рассказывает Влада Сенькова.

Что же получилось из этой инициативы? Диплом Минского международного кинофестиваля «Лiстапад» «За смелый и свежий взгляд», награда на форуме в Котбусе, где собирается киноэлита Европы, успешные показы в Германии…

— От немцев посыпался целый шквал вопросов. Белорусское кино было для них диковинкой. Не могу понять, почему через кинематограф мы не можем вести диалог с другими странами? Это ведь тоже дипломатия, возможность заявить о себе, — говорит Влада.

Сейчас ее команда активно ищет средства на создание еще одного проекта — фильма Ahaha о трех мигрантах. И уложиться в две с половиной тысячи в этот раз они не смогут, потому что звук должен быть качественным, картинка — не блеклой, а зарплаты актеров — не 100 рублей. Одна из целей Влады Сеньковой — заявить о Беларуси на международных фестивалях.

Сюжет картины простой и близкий: молодые мечтатели — белорус, русский и украинка — встретились под одной крышей в Будапеште. Под ритмы рок-н-ролла и вальса они рассказывают о самом сокровенном: свободе и отсутствии границ, одиночестве и любви на грани отчаяния, а главное — о поисках себя. Никакой политики, только общечеловеческое.

Влада Сенькова, не заручившись поддержкой в Беларуси, вынуждена искать продюсеров и дистрибьюторов в Европе. Уже ведутся переговоры.

Странно, но, насколько мне известно, на кино в Беларуси выделяют немалые средства — около 1 миллиона долларов на один проект. А ведь за эту сумму можно снять двадцать фильмов за год, если правильно ее распределить. Устроить конкурс, выбрать лучших и дать им возможность высказаться. Слышали ли вы о белорусском фильме «Мы, братья… „ или «Код Каина“? Главная героиня, Сара, успешная американская журналистка. Разве это можно назвать национальным кино? Да, хорошо, что сняли. Но вспомнят ли об этом произведении через год? Узнают ли иностранцы в нем белорусов? Вряд ли.

— Другое дело, когда, скажем, молодая девушка едет учиться и работать в США и вдруг решает стать режиссером… А о чем снимать? Конечно же, о близком. И возвращается в родную Беларусь с профессиональным оборудованием и съемочной группой, — продолжает тему Игорь Чищеня.

Он работает в документальном кино. Тут несколько другие правила. По сути, можно снять и на мобильный телефон. Главное — четко понимать, для чего ты это делаешь. Нужна мощная идея. Чтобы зритель захотел не только увидеть, но и понять.

Штампы и кальки

А вот как раз с пониманием есть проблемы. Мало кто верил, что из „Графа в апельсинах“ что-то выйдет, даже снимать не давали. В одной из белорусских деревушек, где создавалось такое, казалось бы, нужное кино о подростках, местные жители объ­явили съемочной группе войну. Милицию вызывали: мол, устроили тут неизвестно что. А почему? Потому что еще жив стереотип: если национальное, патриотическое, то обязательно танцы под „Купалинку“ или драма о войне. Такое ощущение, что в жизни белорусов только это и было.

Не нужно бояться, что молодые режиссеры будут кричать о чем-то каверзном, остром, скандальном. Они хотят рассказывать о реальном и актуальном.

А еще жива утопия, что надо копировать Голливуд. Слышала про фильм „Разум“. Признаюсь, не смотрела. Да и не посмотрю. Мне не хочется знать о Майкле, разгуливающем по минским улицам. Я хочу видеть сантехника Федора, у которого двое детей, но нет жены, школьницу Свету, страдающую от первой любви, эксцентричную Наталью, ведущую актрису театра…

Игорю Чищене как документалисту повезло. Он работает на „Беларусьфильме“, но снимает только то, к чему лежит душа. Так получается, что ему предлагают действительно интересные и нужные проекты: „Подых балот“ — об осушении „легких Европы“, „Счетчик счастья“ — о чернобыльской катастрофе, „Першадрук“ — о жизни Франциска Скорины.

— К сожалению, в Беларуси еще живо мнение, что кинодокументалистика непременно должна нести образовательную функцию, чтобы „каждый школьник посмотрел“, но это необязательно так. Кино — это отражение души автора. Неординарные личности — моя любимая тема, — говорит режиссер. 

Мнение

Игорь Чищеня:

— Важно лишь показать человека на грани выбора, а не только тогда, когда он уже что-то совершил. В противоречиях — вся соль.

Сквозь железную занавеску

Если в Минске такие проекты белорусских режиссеров, как «ГараШ» Андрея Курейчика или «Одной крови» Митрия Семенова-Алейникова, можно запросто предложить кинотеатрам, и их покажут, то с областными городами в разы сложнее. Туда и фильмы-то далеко не все доходят. О новом творении Паоло Соррентино «Молодость» узнали только в столице. Выходит, люди на окраи­нах недостойны того, чтобы просвещаться и воспитывать свой вкус?

Руководству гродненского проката, как я выяснила, «Граф в апельсинах» Влады Сеньковой показался слишком откровенным. Картине попросту отказали в показах. Неужели наша жизнь без прикрас — это не самое захватывающее, о чем можно говорить бесконечно? Европейское авторское кино, причем необязательно арт-хаус, держится именно на этом.

— Проблема в культуре и восприятии. Я однажды получила шок, услышав от киномеханика, якобы профессионала в своей области: «По­учились бы снимать хорошее кино у россиян, у них ведь прекрасные сериалы». Сериалы как образец! Вы понимаете?! — восклицает Влада Сенькова.

Сила — в дружбе

В Беларуси много независимых кинематографистов, творящих каждый в своем формате — короткометражки, полноценные картины со сложным сюжетом, острые социальные ролики. Движение новой генерации режиссеров сильное, но ему нужна поддержка. И хорошим решением было бы создание в Беларуси кинофонда. В Европе готовы выделять деньги на наши фильмы, но чтобы режиссер мог подать свой проект, скажем, в кинофонд Франции, нужны отчисления и из Беларуси — 50 или 20 %. Такая вот равноправная, но действенная политика — и средства объединяет, и идеи.

Сейчас для режиссеров в нашей стране самая гарантированная возможность заявить о себе — фестиваль «Лiстапад». И еще это мощный образовательный толчок. Ведь на мастер-классах рассказывают, как продвигать кино, где искать на него деньги. Но не хватает отдельного фестиваля документальных фильмов. В рамках уже упомянутого «Лiстапада“ их, конечно, показывают. Однако этого мало. Тем более что в отсутствии большого потока художественных лент как раз документалистика может послужить визитной карточкой Беларуси, открыть двери для тех, кто хочет увидеть и прочувствовать самобытность нашей страны уже сейчас.

Мнение

Влада Сенькова:

— Не хочу уезжать, хочу снимать кино здесь, о своей стране и своих людях. Но если мне не удастся найти деньги, буду получать второе гражданство. Просто потому, что я должна заниматься своим делом.

Автор: Мария ВОЙТИК