Время детское

В плену у сказки

Пока она есть, ее можно не замечать. Но если она исчезнет, какой серой станет жизнь и детей, и взрослых

В мае в Национальной академии наук состоялся Международный форум исследователей белорусской сказки, на который съехались ученые из Беларуси, Эстонии, России, Украины и Болгарии. Остепененные специалисты на протяжении двух дней говорили о сказке, ее прошлом, настоя­щем и будущем. И все лишний раз убеждались — это неисчерпаемый и вечный жанр. Почему его стоит ­изу­чать, сохранять, пропагандировать? В чем особенности традиционной народной и со­временной авторской сказки?

Об этом я решила побеседовать с заведующей отделом фольклористики и культуры славянских народов Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси доктором филологических наук Татьяной Володиной и старшим научным сотрудником Института литературоведения имени Янки Купалы НАН Беларуси, кандидатом филологических наук, переводчиком, поэтом, бардом и сказочником Сержем Минскевичем.

Имена

Ученые Лев Бараг, Константин Кабашников, Анатолий Федосик, Галина Барташевич посвятили жизнь изу­чению и пропаганде белорусской народной сказки.

Родом из народа

— Татьяна Васильевна, каков взгляд ученого на судьбу национальной сказки? Не становится ли она предметом исключительно научного интереса? Заслуживает ли того, чтобы с ней активнее знакомили маленьких белорусов?

— За последние полвека народная сказка выпала из фокуса интересов ученых. Ни диссертаций, ни крупных монографий о ней в Беларуси не появилось. Эта тенденция характерна для всех восточнославянских стран. Меняются место и формы трансляции этого жанра в соци­уме. В медиапространстве доминирует голливудская продукция. Хотя в Беларуси есть интересный опыт пропаганды национальной сказки. В частности, аудиопроект «Краязнаўчая казка», проект «Беларускiя народныя казкi для дзетак», специальная программа для айфонов, телепрограмма «Калыханка». Лично я убеждена: если отказаться от этого культурного пласта, есть угроза потерять себя. Сколько поколений белорусов выросло, слушая национальные сказки, это формировало наши ментальность, характер, восприятие мира. Это заложено в нашем генофонде.

— Считается, что сказка учит творить добро и бороться со злом, воспитывает ребенка честным, умным, добрым. Но ведь часто главные герои народных сказок ведут себя, мягко говоря, необразцово: они ленятся, обманывают, хит­рят, воруют, иногда убивают, и тем не менее им везет, они получают желаемое.

— Неверно сводить ценность сказок к воспитательному эффекту. Да, часто они учат быть добрыми: положительные герои, как правило, одерживают верх над злыми силами. Но в некоторых и правда поражает море жестокости и насилия. Сказку нельзя трактовать буквально. Есть простые очевидные сюжеты, а есть с более сложным содержанием. Как утверждают психологи, народное творчество образно воплотило в них глубокие психологические стереотипы подсознания. Сказка отражает противоречивость, неоднозначность жизни: в ней есть место красивому и уродливому, возвышенному и низкому.

— Читая сказки народов мира, часто поражаешься схожести их сюжетов. Есть ли у белорусской национальной сказки некие отличительные, присущие только ей черты?

— Известный российский ученый Юрий Березкин создает каталоги сюжетов сказок разных континентов и утверж­дает: аналогичные истории встречаются у народов Африки, Европы, Азии, Америки. Классическая волшебная сказка (например, «Из рога всего много», «Волшебная дудка», «Как Иван чертей перехитрил», «Золотая птица») формировалась в те древние времена, когда не было разделения на нации. Чудо-юдо, Баба Яга, черти, пусть и под разными именами и в несколько разном обличье, — достояние мирового фольклора. В более поздней социально-бытовой сказке, которая развивалась в Беларуси как жанр с XVII века, уже можно обнаружить нацио­нальный колорит. В ней появляются такие образы, как царь, пан, ксендз, генерал, бедняк (например, «Как мужик царского генерала проучил», «Как ксендзы вылечились», «Пан и сказочник»). Самобытные персонажи белорусских сказок, пожалуй, это только асiлкi — великаны, наделенные необычайной силой. Они вырывают с корнем деревья, разбивают камни, благодаря им появляются реки, горы, леса.

— А характеры животных в сказках разных народов схожи или наделены разными особенностями?

— Сказки о животных тоже очень древние и демонстрируют общечеловеческие ценности. Лиса в них традиционно хитрая, волк — злой и глупый, медведь — сильный, добрый, но недалекий, заяц — робкий, но смышленый, он умудряется выходить победителем из самых сложных ситуаций. Интересно еще вот что. Символ Беларуси зубр вообще не представлен в народном творчестве. А вот лев, который не водится в наших широтах, тем не менее как интернациональный образ встречается среди сказочных персонажей у белорусов (например, сказка «Лев и волк»).

— На протяжении веков сказка передавалась из уст в уста. В Беларуси были настоящие мастера устного народного творчества, блес­тяще рассказывавшие сказочные истории. Сохранилась ли эта традиция в регионах?

— К сожалению, почти затухла. В числе последних могикан была самобытная рассказчица из Узденского райо­на Лидия Цыбульская, которая представлена в перечне нематериальных культурных ценностей в номинации «Сказочное мастерство» в Государственном спис­ке охра­ны историко-культурных ценностей Беларуси. Ее дело продолжает дочь Татьяна. Мастера сказочного жанра наперечет. Среди них Александр Галковский из деревни Судилы Климовичского района Могилевской области, Софья Коток из деревни Пласток Любанского райо­на, Людмила Глухоторенко из деревни Санюки Ельского района.

Как есть

Последним крупным изданием национальной сказки стали 5 томов, вышедших в рамках серии «Белорусское народное творчество» в ­70-80-х годах прошлого века: 2 книги волшебных сказок, о животных, социально-бытовые и в современных записях.

Развлечь, научить, воспитать

— Серж, насколько сильны в Беларуси традиции авторской сказки? Когда она появилась? Кто сегодня активно трудится на этом поприще?

— Основоположником жанра можно считать Яна Барщевского, который в своих произведениях использовал сюжеты легенд северного края Беларуси. Есть сказки у Максима Богдановича, Якуба Коласа, Владимира Короткевича, Янки Мавра, Василя Витки и многих других. Сегодня в этом жанре работают десятки белорусских писателей. Среди них Георгий Марчук, Раиса Боровикова, Людмила Рублевская, Анатолий Бутевич, Геннадий Авласенко, Алесь Гибок-Гибковский, Петр Васюченко, Алена Масло, ­Наталья Бучинская, Валерий Гапеев, Ольга Гапеева, Вячеслав Корбут и многие другие.

— Есть ли какие-то особенности, отличительные черты белорусской литературной сказки? Или они настолько непохожие, что не поддаются обобщениям и классификации?

— Современные авторские сказки такие же разные, как и их создатели. Есть среди них те, что опираются на белорусский фольклор, один из самых богатых по сюжетам в восточнославянском регио­не. Но большинство произведений этого жанра стоят на платформе мировой литературной сказки, представленной Х.К. Андерсеном, А. Линдгрен, Л. Кэрроллом, А. Милном, Д.М. Барри, Д. Родари, Р. Киплингом и другими классиками.

Наши современники пишут и воспитательные сказки («Вася Лайдачкін у краіне Шкодных Звычак» Геннадия Авласенко), и сказки-фэнтези, и познавательные сказки на исторической основе («Жылі-былі паны Кубліцкі ды Заблоцкі» Петра Васюченко), и многие другие. Отличительной чертой этого жанра, особенно у авторов-женщин, можно назвать эстетику живописи, многочисленные описания красот природы, быта, гардероба.

— В фольклорной сказке доб­ро всегда побеждает зло, но и жестокости хватает. В авторской — иначе?

— В авторской сказке, безусловно, самоцензура сильнее. С помощью произведений для детей писатели стремятся поделиться чем-то очень важным, что они поняли о жизни, в увлекательной и доступной форме донести до юных читателей те ценности, которыми сами дорожат. Хорошие сказки, как и вся детская литература, стоят на трех китах: развлечении, воспитании и познавательности.

— Кого выбирают современные литераторы в качестве героев своих произведений?

— Тех, кого подсказывает их фантазия: среди персонажей обычные девочки и мальчики, а также животные, вещи, фантастические существа. В книге «Казкі з хутара Юсціны» Людмилы Рублевской главная героиня — бабушка Юстина, которая знает, какая лекарственная трава от какой болезни помогает, почему растение так называется, в каком цветочке какая сказка живет. У Алены Масло в «Вандроўцы з божымi кароўкамi» мальчик Даник путешествует вместе с божьими коровками Ириской и Хлебным Мякишем. У Ольги Гапеевой в «Сумным супе» главный герой — суп, а у меня в «Вялiкiх прыгодах Какоса-Маракоса» — кокос.

— Современные дети живут в иных реалиях, нежели их сверстники в былые времена. Насыщается ли современная сказка атрибутами дня сего­дняшнего?

— Да, безусловно. Например, у Анатолия Бутевича есть сказка «Прыгоды Вiруса Шкодзi» о компьютерном вирусе. Сказки Раисы Боровиковой «Казкi астранаўта: касмiчныя падарожжы беларуса» и «Казачныя аповесці пра прыгоды міжпланетнага пажарнага і іншых мамырыкаў» тоже написаны в расчете на нынешних продвинутых детей. Дискуссионным остается для специалис­тов вопрос: оставлять в литературной сказке, скажем, Бабу Ягу в традиционном виде или можно ее осовременить, дать вместо примитивной метлы другое средство передвижения, наделить мобильником и так далее.

— Кстати, о специалистах. Изучает ли кто-то в Беларуси авторскую сказку? Защищают ли по этой теме диссертации, пишут ли научные статьи?

— К сожалению, нет. На мой взгляд, нашему институту очень не хватает отдела детской литературы. Появись он, и наверняка отечественной литературной сказке уделяли бы больше внимания.

— Есть ли, по вашим наблюдениям, спрос на современную белорусскую сказку?

— Я считаю, сказка была и останется очень востребованным жанром. Убеждаюсь в этом хотя бы потому, что в издательстве «Мастацкая лiтаратура» ежегодно выходят замечательные сборники белорусских авторских сказок («Адзiн кот i адзiн год», «Нявеста для Базыля», «Зорная Кася» и другие), которые пользуются неизменным спросом.

— Какие сказки вы читаете на ночь маленькой дочке?

— Самые разные. Ей нравятся и сказки народов мира, и фольклорные белорусские, и произведения белорусских писателей. Очень рад, что и мои сказки она слушает с огромным удовольствием.