Минск и минчане Общество

В главном эфире

— Иван Михайлович, у кого сегодня ни спросишь, никто телевизор не смотрит. Неужели все так плохо?

— Если не смотрят, тогда зачем покупают? (Улыбается.) Вроде бы телевизоры — товар популярный… Конечно, смот­рят. Если говорить об измерениях рейтинга при помощи социологических опросов или прямых исследований, то зачас­тую просмотр какой-то программы доходит до миллиона домохозяйств. При этом понимаю, что телевидение уже вроде как немодно, ведь по­явился Интернет. Но и тут есть нюансы. Кто говорит, что не включает ТВ? В основном молодые люди, выражающие свое мнение, позицию. Ну не пойдет же учительница кричать на улице, что она смотрит телевизор!

— Пакетное телевидение — это много каналов, а у зрителя есть пульт, способный «застрелить» ненужный…

— Действительно, никто не заставляет зрителя смотреть что-то одно. Не хочешь — переключай.

— При этом есть каналы, которые реально борются за публику, рекламу… Какая задача у каналов Белтелерадио­компании?

— Думаю, ни для кого не секрет, что мы тоже зарабатываем деньги. Вы же видите рек­ламу, она идет на всех наших каналах. Поэтому, конечно, неприятно слышать, что, например, БТ вновь устроило «Евровидение»… за счет налогоплательщиков. Это не так.

Знаете, какой самый популярный канал в Беларуси? НТВ. А там ведь в основном сериалы. Можно было бы сделать то же самое с «Беларусь 1» или «Беларусь 2», но мы не можем себе это позволить. Потому как наш первый канал все-таки получает часть денег из бюджета. Во всем мире есть такой первый, даже в США. На нем должны быть программы про здоровье, сельское хозяйство, экономику, спорт. Конкретный социальный пакет. С таким «грузом» соревнование с НТВ, согласитесь, теряет смысл. Но другого пути нет. Приходится балансировать. Понимаю, что программа «Детский доктор» никогда не соберет большую долю, чем «Давай поженимся». Но наша программа для мам, которые сидят дома и могут послушать советы врачей по уходу за детьми.

— Вы курируете Агентство телевизионных новостей (АТН) , во все времена считавшееся самым креативным в компании. Что сего­дня предлагает, а может, еще готовит для зрителей эта структура?

— Программы «Зона Х», новости (теперь у нас 11 выпусков в день) , «Актуальное интервью», «Сфера интересов», «Специальный репортаж», «Сила веры», прогноз погоды и многие другие. Всего около 40 проектов. Сейчас в АТН идет серьезная работа по изменению новостной студии. Объявлен творческий конкурс для дизайнеров. Ждем интересных предложений. На это надежда, потому что хочется изменить внешний вид программ. Ну и, конечно, все в ожидании перехода в HD-формат в следующем году.

— А переход от строгой программы «В центре внимания» к отчасти развлекательному «Главному эфиру» был осо­знанным? Считаете, людей уже не привлечь серьезностью и аналитикой?

— Конечно, нужно было что-то менять, ведь развлекательные проекты самые популярные на телевидении. Когда мы придумывали «Главный эфир», то понимали: человека нужно чем-то зацепить. Взять хотя бы выезды. Банальная вещь — поехать куда-то и записать первую подводку. Но это придает сюжету легкость… Хотя за эфиром — масса работы! Попробуй сегодня договорись на интервью в Беларуси, имею в виду чиновников. Это очень тяжело, может уйти вся неделя. А кто-то наивно думает, что к нам спикеров в открытую дверь палкой загоняют… К нам порой отношение жестче, чем к частным СМИ. Почему? Потому что мы вроде государственное медиа, но кого-то в министерствах обидели, не так показали, кого-то покритиковали. А как по-другому? Мы же СМИ, в конце концов!

Вам может быть интересно...  И много-много радости

— Критику просят все, но… не про себя.

— При этом все хотят, чтобы мы были интересными. Вот говорят: «Хочу жить в той стране, которую показывают в „Панораме“. Ну давайте я распечатаю план последних выпусков „Панорамы“ или „Главного эфира“ и покажу, сколько там хвалебных репортажей. Нет таких! Все по делу, где через сюжет идет, по нашему мнению, объективный взгляд на ту или иную проблему.

Или такие люди думают, что наша экономическая программа начинается словами «Дорогие друзья, у нас нет проблем в экономике, зарплата по две тысячи рублей… «? Сложно такое представить, согласитесь. Понятно, что мы обсуждаем проблемы, но просто не в том ругательном и категоричном стиле, как кому-то , может, хотелось бы. Но так и не будет, мы государственный канал, у нас своя работа. Кто-то ситуацию подогревает, а наша задача — разобраться. Ну и, конечно, что нас кардинально отличает от многих негосударственных СМИ, — большое количество информации, проектов о том хорошем, что сделано в нашей стране. Критика недостатков и обязательно показ самого лучшего — примерно такая формула. А сейчас откройте крупные интернет-издания страны, и вряд ли там найдете много жизнеутверждающей информации. Сваливание к скандальности и негативу — это, к сожалению, тренд нашего времени. Без этого интернет-издания просто потеряют аудиторию.

— А может, задача телевидения — не только разобраться, но и подсказать, как лучше быть или поступить…

— Старомодно, но от образовательно-просветительской функции отказываться полностью, уверен, не стоит.

— Обратил внимание, что Белтелерадиокомпания активно развивает страницы в соцсетях. Это эволюционные или революционные изменения?

— Очень хотелось бы, чтобы случился симбиоз Интернета и телевидения, есть даже стратегия таких изменений. Но пока мы увлечены закупкой оборудования для перехода в HD-формат. Это большие затраты. А чтобы хорошо „ударить“ по Интернету, требуются специа­листы, которым нужно платить хорошие деньги. Пока мы думаем, стоит ли в это влезать и когда это можно сделать. Да, соцсети развиваются, это хороший способ распространения информации. Сейчас наши аккаунты полезны для привлечения зрителей к эфиру.

С другой стороны, я недавно был на семинаре Европейского вещательного союза. И вот пока мы здесь трясемся, что телевидение умирает, руководители новостных служб и телекомпаний всей Европы говорят со­всем иное. Общее мнение: Интернет никогда не победит. Люди устали, они уже не могут отличить правду от неправды. Зрители хотят включить телевизор, увидеть знакомое лицо, которому доверяют, и знать, что сказанное — реальность. Как ни странно, но популярность Интернета там падает, Сеть превращается в информационную мусорку. Но, конечно, в любом случае параллельное вещание в Интернете наших телеканалов должно быть.

— Не секрет, что телевидение — все еще мощный инструмент в борьбе за умы людей. Оно может быть плохим, хорошим, пропагандистским или честным, объективным или постправдивым. Каким сегодня лично вам видится отечественный телеэфир?

— Конечно, я привык больше слышать негативные отзывы. Смею предположить, что те, кто нас критикует, другое телевидение и не смотрят. Ладно, российское ТВ сейчас не самый лучший пример, у них свои задачи. Украинское… там вообще что-то непонятное происходит, хотя обилие кнопок зашкаливает. Какое наше телевидение? На мой взгляд, практически беспристрастное. При этом понимаю, что нам есть куда расти, улучшать каж­дую программу.

Вам может быть интересно...  К истокам

Автор: Владимир ЖДАНОВИЧ