Дела житейские

Стимул для безответственных

закон, право

С юности слышим, что незнание закона не освобождает от ответственности, но ее не особенно боимся

Иной раз кажется, что нормативные акты существуют сами по себе, а прак­тика их применения сама по себе: за очевидными нарушениями далеко не всегда следуют наказания. В чем причина? В несовершенстве законодательства или в бездействии людей, призванных следить за его исполнением? А может, и в том, и в другом?

Вялотекущая война

Пример из личного опыта — «газовая эпопея», которую мы с соседями пережили в ходе капремонта. Голубое топливо в наших квартирах отключили 5 марта нынешнего года, а разрешилась проблема после долгих перипетий только через 6 месяцев.

Ситуация не уникальная: газ нам не могли подключить из-за того, что рабочих не впускали в одну­ из квартир (она даже не приватизирована). Ее жильцы, не предоставляя доступ для проведения работ, нарушали пункты сразу нескольких нормативных актов Беларуси. Но работники районного ЖКХ не проявляли особого рвения для установления контакта с хозяевами или ускорения процесса иным способом. Лишь перекладывали ответственность друг на друга. В итоге иск в суд на упрямцев подали спустя 3,5 месяца, да и то после того, как о проблеме сообщили руководству администрации района, в Министерство ЖКХ.

газЗа это время другие соседи узнали: принять к нарушителям «устрашающие» меры, например отключить свет, нельзя, ибо электроэнергию они оплачивают. Но если бы кто-то из разгневанных жителей подъезда, допустим, сломал электрощиток или замок двери «нехорошей» квартиры, его могли бы наказать по закону…

После суда, на который ответчики не явились, пришлось ждать еще месяц, пока заочное решение вступит в силу: а вдруг они захотели бы его обжаловать?

В конце концов доступ в злополучную квартиру по решению суда обеспечила судебный исполнитель. Благодаря профессионализму заведующей сектором отдела принудительного исполнения Заводского района УПИ ГУЮ Мингорисполкома Татьяны Анискович наше дело не зашло в тупик. Ведь рабочих УП «Мингаз» в назначенное время на месте не оказалось: сотрудники организации-заказчика (УП «ЖКХ») снова что-то упустили из виду или забыли. К счастью, судебный исполнитель дождалась газовщиков: они приехали примерно через час после серии звонков в разные инстанции и сделали то, чего мы ждали так долго. Вскоре у нас появился газ.

А жильцы, из-за которых полгода велась эта вялотекущая война, отделались легким испугом: по суду с них взыскали лишь госпошлину 73,5 рубля. По идее, на них должны лечь и затраты по отключению и подключению газового оборудования. Но наши нервы и полгода вынужденных неудобств стóят гораздо дороже.

«Мудрый законодатель начинает не с издания законов, а с изучения их пригодности для данного общества».

Жан-Жак Руссо

Хотите — платите…

Другой пример касается платных парковок в центре столицы. На недавней пресс-конференции представитель ГО «Гаражи, автостоянки и парковки» рассказал, что места на них оплачивают лишь около 30 % автовладельцев, поставивших машины. А ведь парковки в центре города призваны содействовать улучшению экологической обстановки, и для столичного бюджета это хорошее подспорье. Да вот незадача: ответственность, даже штраф, за такое нарушение в нашем законодательстве не предусмотрена. Однажды суд обязал двух автовладельцев, на которых объединение подало в суд, выплатить… по рублю.

Вспомнила, что когда-то писала о похожей проб­леме. Порывшись в старых вырезках, нашла свою публикацию в «Вечерке» за 2003 год (!). Тогда платные парковки только начинали внедрять в Минске, и заставить водителей оплачивать временный постой было почти невозможно, в том числе из-за отсутствия соответствующего законодательства. Прошло 15 лет…

Транспортники хорошо помнят поправку в законодательство, по которой в 2007 году размер штрафа за безбилетный проезд в городском транспорте сократился с 0,5 до 0,2 базовой величины. Парламентарии посчитали, что пассажиров нужно стимулировать не кнутом, а пряником. Но за пару лет число выявленных зайцев вырос­ло более чем в 4 раза. А вернули все на круги своя только в 2013-м. Кого стимулировали 6 лет?