Подслушано на Комаровке

Сальная тема

Вечером в минувший вторник на рынке в числе прочих дискутировали о белорусском продукте № 1. Нет, не о картошке

Набив сумки стремительно обесценивающимися огурцами, пучками зелени лука, укропа и прочим разнотравьем, народ отоваривался холестерином. В ход шло все. Твердые и холодные, как книжные обложки произведений классиков, пласты грудинки, мягкие ломти поясничной части и даже американский фэтбек, она же отечественная щековина. На мой взгляд дилетанта, ажиотаж нелогичен. Во-первых, для убоя свиней сейчас не сезон, во-вторых, если заглянуть в святцы, идет Петров пост, в-третьих, мировой рынок сала должен вот-вот обвалиться. Власти США объявили о введении с 1 июня импортных пошлин на мексиканский алюминий, в ответ правительство Мексики приняло аналогичные меры в отношении американской свинины и кукурузного виски. Но все оказывается проще. Сезонность заклания свиней ни при чем. Наоборот, с наступлением массовых отпусков продажи сала даже несколько выросли. Вареная колбаса в жару долго не хранится, чесночный же шпик практически вечен. Что касается скоромной пищи в постный день, то в этом отношении народ на удивление толерантен. Главное — вкушать без видимого удовольствия. А вот с ценами, да, вопрос интересный. Стоимость сала активно обсуждается. Хотя о чем вроде бы дискутировать: чем толще, тем дороже…

— Ничего подобного, — поправляет меня мажорного вида дама из тех, кто никогда не покупает ничего свыше одного килограмма. Вынужденная необходимость появляться на людях с большими пакетами в руках их страшит.

По словам мажорной леди, дорогое, то есть самое полезное для здоровья, сало должно иметь толщину 4-6 сантиметров.

Девушка за прилавком польщенно краснеет. Выложенный в витрине товар, как, собственно, и жировые отложения на ее талии указанным габаритам соответствуют. Вот что значит человек питается правильно!

Вечерняя торговля на рынке отличается от утренней тем, что никто никуда не спешит и вообще люди добрее к окружаю­щей действительности.

Подошедший к соседнему прилавку мужик, не торгуясь, покупает шмат сала весом килограмма три. Произойди подобное утром, меня вместе с дамой тут же отправили бы покупать на сезонном рынке хрен. Своими досужими разговорами мы отпугнули покупателя. Но, повторяю, в этот вечерний час девушка добра. А покупку, по ее мнению, совершил россиянин.

— Наши берут по килограмму, редко по полтора. А это турист. Сейчас еще колбасы самодельной наберет — и на поезд. Белорусское сало у россиян в почете.

— Вкуснее, чем украинское?

И хотя я ничего не покупаю, то есть неинтересен продавцу в принципе, разговор продолжается. С украинским салом все сложнее. Цены на продукт скачут. В начале года они поднялись до исторического максимума, и сало на местные рынки стали завозить из Польши. Весной стоимость упала примерно вдвое, чтобы к лету вновь вырасти на четверть. Сказались существенное подорожание комбикормов и вспышки африканской чумы. Зато белорусское сало в цене стабильно уже несколько лет. А особо дотошным и разговорчивым покупателям продавец готова предложить 20-процентную скидку. Предвкушая поблажку, я потянулся к куску наи­более полезной для здоровья 4-6-сантиметровой толщины стоимостью 13 рублей за кило. И вот нельзя рубить мечту при ее рождении! Скидке подлежал поросячий эпидермис с наросшим на него подкожным жиром толщиной едва с палец и начальной ценой 2,8 рубля. В разговоре, как и в карточной игре, всегда полезно придерживать козырь. У меня он был. Не далее как вчера в супермаркете я видел в продаже свиные шкурки по цене — внимание! — 2 копейки за килограмм. Не верите? Тогда бегите в магазин, они там еще лежат. Я же по настойчивой просьбе продавца пошел покупать хрен. Совсем не дорого — 1,2 рубля за баночку.