Общество Социальная приемная

С синдромом данным

Роковой день

Тоня и Павел с нетерпением ждали первенца. Во время беременности будущая мама плавала в море, много гуляла на свежем воздухе. На УЗИ родителям сказали, что будет девочка, показали ее ручки, ножки, дали послушать биение сердца и сделали снимок на память.

Рожать Тоня поехала на родину — в Севастополь. Из-за неправильного положения плода женщине назначили кесарево сечение. Операцию запланировали на утро. Она не верила, что скоро увидит свою дочь и возьмет ее на руки. Малышку назвали Анной. Тоня до сих пор вспоминает первые минуты с дрожью в голосе. 

Операция проходила с осложнениями: кровотечение не сразу удалось остановить. Пока врачи боролись за жизнь молодой мамы, Павлу, который находился в после­операционной палате, принесли дочь. Не успев до конца ощутить всю прелесть того, что стал папой, он узнал, что ребенок родился с синдромом Дауна. Такого поворота не ожидал никто. Ни данные УЗИ, ни генетические исследования ничего не показывали. Мужчина попросил ничего не говорить жене: решил, что сообщит Тоне сам, когда она окрепнет.

На второй день после родов Антонину из реанимации перевели в палату, и к ней тут же наведалась врач.

— С вами муж говорил по поводу ребенка? — вспоминает девушка слова неонатолога. — Поздравляю, мамаша, вы родили дауна!

В тот момент в голове молодой мамы творилось нечто невероятное: вспоминала больных детей, которых она видела, когда занималась благотворительностью, прокручивала все, что читала об этом диагнозе в книгах. Верить не хотелось.

Когда врач ушла, Тоня разрыдалась. Муж пытался сдерживать себя, успокаивал жену. Надо было учиться жить с тем, что есть.

Задолго до…

Антонина по профессии педагог дошкольного образования. Работала в детском садике для слабовидящих детей. Долгое время была исполнительным директором детских программ в благотворительном фонде «Ковчег», который организовала ее мама Тамара Тимофеевна. Они искали спонсоров, сотрудничали с местными властями и привлекали неравнодушную общественность. За 12 лет фонд оказал помощь многим детским домам, фостерным семьям, матерям-одиночкам.

Несмотря на то что девушка трудилась в «Ковчеге», она помогала и другим организациям. Около года была волонтером в благотворительном фонде «Материнская забота», где работала с ВИЧ-инфицированными детьми, ребятами с гидроцефалией, синдромом Дауна.

— Для деток делала все возможное: ухаживала, пеленала, кормила, гуляла с ними, искала спонсорскую поддерж­ку, — рассказывает Тоня. — Каждую судьбу, каж­дую болезнь про­пускала через себя.

А еще она ходила спасать жизни нерожденных детей. Консультировала тех, кто хотел прервать беременность.

Испытания

Всю жизнь она ждала на­дежного и верного мужчину. И в 31 год встретила Павла.

— Мы познакомились с мужем в Интернете на христианском сайте. Переписывались. Потом встретились и больше никогда не расставались, — говорит собеседница.

Павел — военный врач, подполковник медицинской службы. Свадьбу сыграли в кругу самых близких людей. Через пять месяцев Антонина забеременела. Ее мама в то время находилась в очень тяжелом состоянии. Несмотря на оперативное лечение, женщина умирала от онкологического заболевания. Девушка всегда находилась рядом с ней.

Тамара Тимофеевна ушла из жизни, когда Ане еще не было и двух месяцев. Ей не сказали, что внучка родилась особенная.

— Через две недели после родов приехала к маме, а она мне говорит: «Доченька, мне так плохо», — делится Тоня. — А я про себя думаю: «Мамочка, если бы ты знала, как мне невыносимо тяжело. Ты умираешь, уходишь от меня навсегда, и с дочкой такие проблемы».

Антонину всегда поддерживали муж и родная сестра Анна, которая живет в США. Несмотря на расстояние, в самые трудные минуты сестра была рядом.

Но проблемы на этом не закончились. В один из дней, когда малышке исполнилось 10 месяцев, она вдруг стала беспокойной, пила воду больше обычного, плакала. Мама почувствовала изо рта у ребенка слабый запах ацетона. В течение дня Анечке становилось все хуже и хуже. Результаты исследования показали: уровень глюкозы в крови превышал норму почти в пять раз. Диагноз — сахарный диабет первого типа. Малышку сразу же г­оспитализировали.

Сегодня

После смерти матери Тоня переехала в Минск к супругу — глава семьи родом из Беларуси. Пока Павел на службе, день Антонины и Ани расписан до позднего вечера: детский садик, изостудия, канистерапия (реабилитация с помощью собак) , массаж, бассейн, занятие с логопедом… Мама особенной девочки ищет студии, школы, в которых бы согласились заниматься с ее дочкой, чтобы ребенок мог развиваться и радоваться жизни.

— Аня с большим удовольствием ходит в садик. Когда я приезжаю ее забирать, она часто не хочет уходить, потому что ей комфортно и нравится играть с детками. Для меня как для мамы особенного ребенка это очень важно, — отмечает собеседница. — Спасибо заведующей детским садом №  235 Елене Антоновне Латыговской и специалистам группы №  1 для детей с особенностями развития.

Мама девочки признается, что расстраивает только одно — устаревшее здание дошкольного учреждения. Построили его в 1986 году, здесь многое уже нужно менять. Как человек неравнодушный, Антонина помогает администрации детского сада чем может. Имея опыт работы в благотворительных фондах, звонит в различные организации, объясняет ситуацию, просит о помощи. Благодаря спонсорской поддержке установили новые окна, постелили линолеум, повесили рольшторы, сделали в группе ремонт. Добровольную помощь оказали 44 организации и индивидуальные предприниматели со всей Беларуси.

— Благодарна всем, кто откликается на мои просьбы. Они создают комфорт и уют для малышей. Особенные детки могут многое, главное — заниматься с ними, развивать, — убеждена Антонина. — Мы с мужем уже пять лет ждем, что наша дочка скажет «мама» и «папа“. Наде­емся, что услышим. Не сдаемся, делаем для этого все возможное.

Автор: Полина ШАНДРАК