Культура

Рулевой с «Титаника»

Энергия таланта и энтузиазм способны творить чудеса: в Минске показали балет «Титаник», который еще никто никогда не видел

Сенсация двойная: балет сочинил балетмейстер Сергей Микель. Написал либретто, разработал концепцию тонущего корабля как метафоры общества ХХ века, ставшего самым кровавым в истории человечества, ну и, разумеется, языком танца рассказал историю людей с «Титаника».

— Сергей Леонидович, когда вы привыкли к обращению по имени-отчеству?

— Когда, будучи студентом Академии музыки, стал преподавать в колледже искусств. Сейчас работаю в театре и веду в хореографической гимназии-колледже предметы «Современная хореография» и «Композиция и постановка танца». А с нового учебного года начинаю преподавательскую деятельность и в альма-матер.

— Как правило, балетмейстеры, например Мариус Петипа, Юрий Григорович, Михаил Барышников, выходят из танцовщиков, и в этом есть определенный резон: прежде чем сочинять балеты, нужно узнать всю их подноготную… Этот этап вы не прошли?

— Моя первая профессия — артист, учитель. Но, начиная путь в хореографию, я определил для себя, что буду постановщиком. Когда поступал в Академию музыки на балетмейстерское отделение, пригласили танцевать в Музыкальном. Начал вводиться в спектакли и… ушел из театра, когда понял, что карьера танцовщика привлекает гораздо меньше, чем хореографа. Хочется создавать на сцене свои миры, делиться мыслями со зрителем, увлекать публику и наполнять реальность фантазийными сюжетами.

— Где правильно ставить ударение: Микель или Микель?

— На первый слог. С фамилией связан забавный случай. Год назад я ставил балет «Вишневый сад», и мне передали реакцию одного зрителя, который прочел анонс спектак­ля и сказал: «Оказывается, к нам едет француз ставить Чехова без слов».

— Кстати, а как появился «Вишневый сад»?

— Идея родилась давно, во время подготовки к выпускной дипломной работе. Прочел пьесу свежим взглядом, и появилось ощущение — это абсолютно балетный сюжет. Начал работать над ним, познакомил с задумкой своего учителя, и мы сошлись: надо предложить балет Музыкальному театру. Получилось! Подбор артистов меня не затруднил — труппу к тому времени я хорошо знал, многих ребят помнил еще по хореографическому колледжу.

Факт

Постановкой «Вишневого сада» в 2017-м Сергей Микель защитил в БГАМ диплом и был приглашен на работу в Музыкальный театр в качестве балетмейстера-постановщика.

— Когда Павел Адамчиков поставил в Купаловском пластический спектакль «СВ» («Сад вишневый»), на него обрушился град критики: ах, он извратил Чехова! А вы не побоялись и теперь вот на «Титаник» отважились…

— Прежде меня отважился директор Музыкального театра. Как только прошла премьера «Вишневого сада», Александр Петрович пригласил к себе в кабинет: «Было бы хорошо, Сергей, если бы ты попробовал поставить балет «Титаник». Уверен, это твой материал». Сказал также, что тема сопрягается с языком той хореографии, в которой я сочиняю. Договорились о продолжении разговора после отпуска. Это можно было считать профессиональным вызовом. Знакомился с историческими документальными и художественными фильмами, мемуарами, искал информацию в зарубежных интернет-ресурсах, составил биографии многих известных людей, плывших на злополучном кораб­ле, нашел их фото, по которым затем строились образы… В спектакле прак­тически все персонажи с подлинными именами и фамилиями.

— Итак, лето прошло, открылся сезон 2017/2018…

— Я согласился на постановку «Титаника». Хотя понимал, на что иду: возможности нашей сцены невелики, она статична, нет поворотного круга, модулей. Состав труппы — три десятка танцовщиков классического балета. Этого мало для масштабной постановки, а «Титаник» не может быть иным. Идея захватила тем, что можно пойти непроторенным путем. И вновь театр меня поддержал. В качестве художника-постановщика я видел только Любовь Сидельникову. Мы с ней ставили «Вишневый сад» и понимаем друг друга с полуслова. Труппа до середины декабря уехала на гастроли. Пока она находилась в Великобритании и Германии, писать музыку взялся один известный музыкант. Долго тянул, а когда до премьеры, намеченной на март, оставалось два месяца, исчез. У меня готов подробный план постановки, сценарий, а музыки нет. Вместе с дирижером-постановщиком Мариной Третьяковой стали искать выход. В общем, нас выручил замечательный композитор Олег Ходоско.

— То, что вы рассказываете, сплошной экстрим.

— Балет ставили три месяца. Вечером я получал от композитора музыкальный фрагмент, за ночь осмысливал его, а на следующий день уже репетировали. Последний музыкальный фрагмент получили 20 июня, а премье­ра состоялась 12 июля.

— «Титаник» насыщен хореографическими элементами. Чего стоит один только проход пассажиров к трапу: у каждого персонажа выявлен характер. Богатство характеристик, моделей поведения. Кульминация первого действия — ирландские танцы на нижней палубе. Десять минут чистого восторга, настоя­щий фейерверк эмоций, потому что картинка все время меняется. И это не шоу от Lord of the Dance… Если бы спектакль пришли смотреть ирланд­цы, они бы остались довольны?

— Нет сомнений. Они бы увидели достоверную хореографию. Готовясь, я углубился в истоки шотландских и ирландских танцев, изучил видео­записи. Танцовщикам первое время было сложно освоить новый для них материал, хотя и основанный на классической базе. Теперь у них это один из самых любимых эпизодов балета.

— Кульминация второго действия — крушение. Иллюзию столкновения корабля с айсбергом создают музыка, свет, видеоряд и танец. Собственно, в этот момент становится понятным, что такое неоклассика в балете.

— Скорее, элементы неоклассики. В «Титанике» присутствуют и народный танец, и вальс, и модные танцы начала ХХ века — танго, энимал дэнс… «Титаник» — современный балет, такое определение точнее.

— Танцовщики — ваши ровесники, а некоторые и постарше будут. Как настраиваете их на работу?

— Много говорим, обсуждаем не только хореографию, но и образы… Однажды я сказал: «Каждый артист — воздушный шар. Наполняю вас мыслями, энергией, информацией. Ваша задача — не лопаться после репетиции и не сдуваться. А когда вы выйдете на сцену, шары должны взлететь!» И мне кажется, каждый артист почувствовал свою востребованность, у каждого была возможность себя проявить. Не скажу, что в этом спектакле есть кордебалет. Абсолютно все артисты играют, танцуют роли. Еще одна отличительная черта: они танцуют не принцев и принцесс, а понятных им людей. Труппа во время работы над «Титаником» сплотилась, что стало для меня большим комплиментом и большой радостью.

— Как вы сами прожили в театре этот сезон — первый полноценный рабочий год после окончания вуза?

— Параллельно с сочинением и постановкой «Титаника» как хореограф участвовал в создании мюзикла для детей и взрослых «Летучий корабль» и комедии «Свадьба в стиле ретро». Работал в колледже и готовил проекты в Академии музыки.

— Ваше отношение к успеху? Умеете почивать на лаврах?

— Мой учитель Валентин Николаевич Елизарьев в таком случае говорит: сделал работу, поставил себе плюс — иди дальше. Останавливаться и почивать на лаврах в нашей профессии вредно для творческого здоровья. Надо переключаться на новую тему. Быть в тонусе.

— И какое будет переключение?

— Что услышу от директора театра в ближайшие дни, пока не знаю. Над каким балетом буду работать в новом сезоне, секрет для меня самого. Но руки уже чешутся.