Память

Руины стреляли

Долгое время о минских подпольщиках не принято было говорить

Их подвиги просто замалчивали, приписывали руководимому из Москвы Центральному штабу партизанского движения. 15 лет прошло, прежде чем про подпольщиков открыто заговорили. Считалось, что те, кто остался в оккупации и не сражался в рядах народных мстителей, сотрудничали с немцами. Это было как клеймо: нельзя было получить престижную работу, повышение. Был в оккупированном Минске — значит, не сопротивлялся. Но когда всплыли факты о том, что сделали наши подпольщики, клеймо позора с них смыли. Ведь, по приблизительным подсчетам историков, на путь подпольной борьбы встали более 9 тысяч горожан.

Память о них стали увековечивать с 1965 года, когда пятеро участников Минского подполья — Исай Казинец, Иван Кабушкин, Владимир Омельянюк, Евгений Клумов и Николай Кедышко — были удостоены звания Героя Советского Союза. Затем появились несколько мемориальных досок на зданиях, где во время войны располагались конспиративные и явочные квартиры. Большинство из них находились в частном секторе. Это предопределило их судьбу: когда начался хрущевский строительный бум, строения попросту исчезли с улиц города. Например, центр подпольной борьбы находился у старого Червенского рынка. Раньше здесь, на улице Оранжерейной, располагалась усадебная застройка. Почти все дома так или иначе были связаны с подпольем. Сегодня о них напоминает мемориальный знак. Он гласит, что в домах № 7 и 9 размещались конспиративные квартиры Минского антифашистского подполья. Их хозяева П.С. Алейчик и Н.Ф. Герасимович казнены в мае 1942-го. В доме № 11 жила семидесятилетняя Анна Манцивода. С первых дней существования сопротивления у нее находили приют подпольщики. В феврале 1944 года Анну Антоновну арестовали и после допросов в мае расстреляли.

Буквально через сотню метров на противоположной стороне улицы Маяковского, у пересечения этой магистрали и переулка Лугового, находится еще один мемориальный знак. Читаем надпись на камне: «У гады Вялікай Айчыннай вайны ў доме № 35 па вуліцы Маякоўскага размяшчалася канспіратыўная кватэра спецгрупы маёра М.М. Багатага (Багатырова). Александровіч Зінаіда Аляксандраўна, якая пражывала ў гэтым доме, выконвала заданні групы па разведцы. Загінула ў чэрвені 1944 г.». Именно на этом месте стоял дом, где жила патриотка. Помню, в 1990-е годы я частенько здесь бывал с друзьями. Там находился пункт приема вторсырья. Сюда мы, 10-летние пацаны, приносили собранный на Червенском рынке картон, зарабатывая таким образом на карманные расходы. О героическом прошлом этого дома напоминала лишь небольшая табличка на фасаде. Когда пункт приема закрыли, здание в кратчайшие сроки пришло в упадок: просела крыша, пошел трещинами фундамент. Дом без жильцов очень быстро умирает… В 2000-х его снесли. Рядом выросла многоэтажка, оборудовали парковку. А память о героическом прошлом этого района увековечили мемориальным знаком.

Вам может быть интересно...  Город вечно живых

Сколько таких домов, где собирались подпольщики, кануло в Лету, установить невозможно. Остановимся лишь на двух сторонах начального участка улицы Маяковского. Весь район между железнодорожной насыпью и Свислочью в годы оккупации был частным сектором. Находился он возле оживленного рынка практически на окраи­не города. Здесь легко было затеряться в толпе и обменяться информацией, ночью незамеченным пройти на конспиративную квартиру. После войны в некоторых уцелевших домах поселились новые жильцы. Многие патриоты-подпольщики и члены их семей не дожили до дня освобождения Минска. В 1960-е, когда начался снос сектора индивидуальной застройки между улицами Маяковского и Надеждинской, людей, которые здесь жили, в наименьшей степени интересовало героическое прошлое деревянных строений. Они мечтали покинуть тесные комнаты с удобствами на улице и перебраться в современное панельное жилье.

Факт

15 лет прошло, прежде чем о подпольщиках открыто заговорили.