Острый ракурс

Мой сын!

наркотики

Мнение матери: что делать, если твой ребенок пристрастился к наркотикам

Письмо Елены П. в реабилитационный центр «Феникс», где помогают побороть психологическую зависимость от ­нарковеществ:
«Около 8-9 месяцев назад наша жизнь представляла собой ад: мы теряли единственного сына, который еще недавно был добрым, сочувствующим, самым лучшим, которого мы безмерно любили и по-прежнему любим. Но случилось то, во что никто и никогда раньше не поверил бы: сын пристрастился к наркотикам и за короткое время стал неадекватным, озлоб­ленным, скрытным, отдалился от семьи, начал врать, уходить из дома на 5-7 дней. Когда же возвращался — разбитый, истощенный, с дикими глазами, — мы думали: «Ну вот он дома, уф-ф… Теперь уже точно все будет хорошо, наркотики у него ведь не система, а случайность, наш сын не такой, он не наркоман». Мы верили ему снова и снова, а он отлеживался пару дней и уходил из дома вновь. А мы продолжали жить с ужасом и страхом за ребенка.
Вы когда-нибудь теряли очень близких людей? Это чувство, когда грудь сдавливает такая боль, что хочется кричать от отчаяния и ужаса происходящего. Ты засыпаешь с этой болью, а просыпаешься — вроде день такой светлый и на первый взгляд все хорошо, но потом приходит осознание реальности и снова ужас потери, страх и невыносимая душевная боль за сына. И вот когда я увидела сына после очередного «похода», то поняла: если сейчас что-то не предпринять, то следующего раза не будет.
Реабилитационный центр нашла по совету сестры мужа, которая всю свою жизнь изучала и потом преподавала психологию в институте. Но ее опыт и знания не помогли в трудной ситуации с любимым племянником. Поэтому, если вы продолжаете думать, что ваши любовь и забота помогут решить проблему наркозависимости, не обманывайте себя и не теряйте драгоценное время.
Мы отвезли сына в центр «Феникс» в ужасном физическом и психологическом состоянии. На многое не рассчитывали. В следующий раз я увидела и услышала сына через полтора месяца. Это был действительно мой сын, а не тот измотанный, разбитый и замкнутый в себе человек. Прошло почти полгода. Теперь он осознает свою проблему и, главное, знает, как с ней жить. Это не конец пути выздоровления — это только первый шаг в правильном направлении».
«Вечерка» процитировала эту материнскую исповедь с единственной целью: вдруг чувства, испытываемые Еленой П., кому-то из читателей до боли знакомы и этот кто-то не понимает, что делать дальше, чем помочь наркобольному.
— Возможность побороть наркозависимость во много раз выше в тех семьях, где родные наркомана меняют свое поведение и параллельно выздоравливают от созависимости. То есть в случаях, когда родители перестают опекать и контролировать каждый шаг горе-сына, прекращают давать ему деньги, кормить, одевать, решать все его проблемы. И наоборот, даже после прохождения качественной реабилитации у наркомана в ремиссии может произойти срыв, спровоцированный старыми поведенческими стереотипами родных, — отметила психолог Елена Чернявская.

Вам может быть интересно...  Осторожно: дурман!