Аты-баты Общество

Преграда нашла героя

В каждой воинской части есть как минимум два железобетонных атрибута. Во-первых, это забор, во-вторых — наиболее ретивый прапорщик. И забор, и прапорщик К-ев в нашем полку были. Первый имел высоту три метра, второй вырос едва до половины первого, зато мог подтянуться на турнике 50 раз, выполнить бессчетное количество подъемов с переворотом, зимой ходил на лыжах с голым торсом и вообще вел исключительно здоровый образ жизни. От этого страдали все. Накануне больших праздников прапорщик К-ев демонстративно затаривался в ближайшем от части магазине болгарским виноградным соком, чем смущал даже замполита, норовившего проскочить в отдел, где виноградный сок продавали уже крепленым.

В свободное от занятий спортом время прапорщик К-ев служил начальником полковой столовой и однажды прославился тем, что попытался поймать наряд по кухне на краже сахара. В обед повара сварили компот, дежурные уже разнесли его в чайниках по столам. Прапорщик снял пробу, заподозрил неладное и тут же опечатал крышки чайников личной печатью. Только крышки, Карл! Естественно, пока прапорщик К-ев докладывал о произошедшем дежурному по части, компот в чайниках был доведен до приторности сахарного сиропа.

Несколько слов о заборе. Одним из углов железобетонная конструкция примыкала к небольшой роще, за которой начинался поселок. Этим обстоя­тельством пользовались все воины-самоходчики. Прапорщик К-ев неоднократно выходил к командиру части с предложением увеличить защитную мощность забора до габаритов Великой китайской стены и разместить сверху если не автоматчиков, то хотя бы служебных собак.

Командир с видимой задумчивостью рассматривал подчиненного, как микробиолог палочку Коха в окуляр микроскопа. Вроде бы и наградить не за что, но и наказывать нельзя. Хотя поддержать инициативу как-то надо…

В очередную годовщину Великой Октябрьской социалистической революции прапорщика К-ева традиционно назначили помощником дежурного по части. Послонявшись без дела по территории, помдеж захватил бойца свободной смены и отправился под забор ловить возвращающихся из поселка самоходчиков. Долго все было тихо, но вот наконец послышались приглушенные голоса. Прапорщик К-ев принял стойку и замер. Но самоходчики возвращаться в часть почему-то не торопились, шушукаясь по ту сторону забора. Как уже говорилось, железобетонное ограж­дение имело высоту три метра, а прапорщику природа отпустила всего полтора.

— Подойди к забору и сложи руки в замок, — приказал К-ев бойцу.

Сняв шинель, он разбежался, оттолкнулся от сложенных рук и с грациозностью моли взлетел на забор. Затем взбрыкнул ногами и так же молча нырнул на ту сторону. Послышался чей-то смех, а через пять минут у КПП появился одинокий военнопленный. В том смысле, что с поднятыми руками. Весь мундир и локти сдававшегося были вымазаны чем-то черным и липким. Пока дежурный наряд приходил в себя, мимо, держась за животы, свободно просочились два самоходчика.

Оказалось, что накануне командир части, уступая рвению прапорщика К-ева, приказал вымазать верхушку забора на проб­лемных участках солидолом и отработанным машинным маслом.

Автор: Олег ПАХОЛКИН