Город и молодежь

На одной ноте

студенты из китая, практика, минск

Они исполняют песни на белорусском и играют на аккордеоне: как проходят практику в минской гимназии студенты из Китая

Беларусь и Китай в ­2019-м совместно проведут Год образования. Нам есть чему в буквальном смысле поучиться друг у друга. Более 2 100 студентов из Поднебесной постигают знания в вузах нашей страны. Например, в Белорусском государственном педагогическом университете один из самых популярных у китайских друзей — факультет эстетического образования. Здесь готовят в том чис­ле будущих учителей музыки, ритмики и хореографии. Что примечательно, практику иностранные студенты проходят в столичных школах. Как находят общий язык с белорусскими ребятами?

В Минской государственной гимназии-колледже искусств урок музыки у третьеклассников проводят сразу три преподавателя. Среди них — студенты из Китая Люй Цзинвэй и Чжан Мин. Они приехали в Беларусь за эстетическим образованием. Сейчас учатся на последнем, 4-м курсе, а в гимназии проходят преддип­ломную практику.

— Студенты вносят разнообразие в привычные уроки, — замечает учитель музыки Елена Кореновская. — Например, своим внешним видом: посмотрите, Цзинвэй сегодня пришла в национальном костюме.

15 % первокурсников факультета эстетического образования — молодежь из Китая. Специально для студентов из Поднебесной в БГПУ даже организовали отдельный хоровой коллектив.

У студентов складываются особые отношения с детьми: третье­­клашки  общаются с ними непринужденно. Скажем, у нас принято называть учителей по имени и отчеству. А будущие педагоги просят, чтобы к ним обращались исключительно по имени.

— За два года практики у ребят значительно подросло мастерство. Помнишь, Мин, с какими испуганными глазами ты подходил ко мне перед первым своим уроком? Говорил: «Я не знаю, как учить детей музыке!» — сказала Елена Юрьевна, глядя с улыбкой на парня.

Тогда Мин сделал шаг в правильном направлении — он подошел к фортепиано и сыграл одно из произведений композитора, о котором шла речь на уроке.

— Оказалось, у нас один язык, не требующий перевода: до, ре, ми, фа, соль, ля, си! — продолжила педагог.

Сейчас китайские студенты могут запросто провести урок или его фрагмент, заменяя учителя.

студенты из китая, практика, минскСегодняшнее занятие посвящено выразительности звука, слова, движения. У детей необходимо сформировать первоначальное представление об интонации. Они должны понимать, каким образом через жест или мелодию можно передать эмоции.

Вам может быть интересно...  Девушки и биогазовые установки

Мин исполняет на фортепиано балладу. Дети замирают, слушая его пение.

— О чем произведение и кто его композитор? — обращается парень к классу.

Ребята смысл уловили: в произведении отражен библейский сюжет — легенда о венке Иисуса из шипов роз. А вот с определением авторства случилась заминка.

— Это один из самых известных композиторов в мире… — подсказывает Мин.

В классе повисло молчание.

— Его зовут Петр Ильич… — не теряет надежды практикант.

— Чайковский! — дружно звучит в классе.

Ребята заметили: мелодия и голос молодого педагога во время пения были грустными. Кто-то даже услышал глубокую печаль.

— Китайские студенты прекрасно знают русских композиторов. Несмотря на разницу в менталитете, мы одинаково чувствуем, воспринимаем мировую классику, — говорит Елена Юрьевна.

студенты из китая, практика, минскЗатем школьники читают стихотворение по ролям. Речь идет о пчеле, которая ужалила мальчика, потому что тот сорвал ее цветок.

— Как ты мог­ла?! — зачитывают строчку ребята, пытаясь всеми силами передать эмоции мальчишки. Они говорят громко, почти кричат, а нужно еще и досадно. Со второй попытки и при помощи учителя у детей получается разгадать и воспроизвести эмоцию. Им остается… нарисовать ее в тет­радке в виде расстроенного лица парня.

Урок продолжает Цзинвэй. Ее задача — познакомить ребят с пластическим интонированием. Девушка показывает, как с помощью жестов, движений можно переживать музыку, передавать образы. Студентка исполняет фрагмент танца, где она — райская птица. Дети захлопали в ладоши.

Потом их ожидала танцевальная минутка: под ритмичную китайскую композицию ученики выполняли упражнения, которые им диктовала Цзинвэй.

— У белорусских школьников на уроках много практики, — считает Мин. — Они могут спеть, станцевать, сыграть. В Китае больше тео­рии — дети сидят за партами и слушают, что им говорит учитель. А еще у нас много домашних заданий, даже на каникулах. Не помню, чтобы у меня в детстве было свободное время.

Цзинвэй и Мин планируют поступать в магистратуру. Они считают, это поможет им стать хорошими специалистами. Потом они уедут к себе на родину, где будут обучать музыке китайских школяров.

В университете о китайских студентах отзываются хорошо. Говорят, белорусским ребятам у них есть чему поучиться. И прежде всего дисциплине и ответственности. На занятия не опаздывают, лекций не прогуливают. Однажды с Мин на этой почве произошла курьезная ситуация. Молодой человек так ответственно подошел к практике, что пришел на урок к детям, когда у них были каникулы. И даже расстроился, что занятие не состоялось.