Культура

Пошли в гору

Почему популярная в 1960-х годах кинокартина «Альпийская баллада» не понравилась автору сценария Василю Быкову

На прошлой неделе в столице на большом экране показали далеко не премьерный фильм, а созданную более полувека назад «Альпийскую балладу» режиссера Бориса Степанова. Почему внимание минских киноманов решили обратить на эту раритетную картину? Все потому, что Любовь Румянцева — актриса, исполнившая в культовой ленте одну из главных ролей, — 18 апреля отпраздновала 75-летие.

В 1966 году фильм «Альпийская баллада» стал лидером советского кинопроката. Мужчины были влюблены в обворожительную итальянку Джулию, в которую перевоплотилась Румянцева, а женщины заказывали парикмахерам такую же, как у нее, стрижку. Подобная слава к отечественной киностудии «Беларусьфильм» пришла впервые.

Безусловно, для артистки участие в фильме стало судьбоносным. И не только потому, что он принес ей всесоюзную и даже мировую известность. После выхода картины Любови Румянцевой, которая тогда жила в Москве, из Белоруссии стало приходить очень много трогательных писем. Это потрясло ее и запомнилось на всю жизнь. Позже актриса и вовсе переехала в Минск.

Что касается «Альпийской баллады», то, возможно, успех ее был предопределен еще и тем, что снята картина по одно­именной повести Василя Быкова. Но несмотря на то что фильм получил широкое призвание и впоследствии даже был показан на Венецианском фестивале, сам писатель отзывался о нем прохладно. В мемуарах «Долгая дорога домой» он дает следующую оценку картине: «И актер, и актриса — каждый сам по себе — были, может, и безупречны, но гармоничный дуэт не составляли. Тем более что на съемках сразу стали конфликтовать и выйти из этого конфликта не смогли до конца съемок. Естественно, это негативно влияло на весь коллектив. А тут еще начались творческие (переросшие в личные) поединки характера режиссера с характером оператора Толи Заболоцкого. Оператор, говорили, тянул одеяло на себя, режиссер сопротивлялся. Наконец, как видно, уступил. И фильм получился ни то, ни сё. А жаль. По-моему, в сюжете были определенные кинематографические возможности и при надлежащих условиях можно было сделать красивую, поэтическую трагедию любви. Увы, не вышло».