Общество

Почему не звонит телефон?

Для молодых и даже молодящихся граждан стационарный домашний телефон — скорее рудимент, сохраняющий, впрочем, одну немаловажную функцию. С его помощью можно разыс­кать потерявшийся в недрах квартиры мобильник. Позвонил — и где-то в куртке или джинсах запипикало. Иным целям изобретение Александ­ра Белла, кажется, уже не служит. Общение ведется по смартфону, скайпу, вайберу. Абоненты видят собеседника в лицо, к тому же это дешевле, чем звонить родственникам в Чикаго или Чериков. Иное дело старики. Для них домашний телефон по-прежнему остается основной связью с удаленным внешним миром. В подтверждение своих слов приведу поучительную историю. Вы будете в шоке, но на это я и рассчитываю. Как-то пару лет назад среди ночи мне позвонили. Причем по домашнему, чего не случалось с момента установки аппарата в 2006 году. Понятно, что в это время суток звонков не любит никто, даже если звонит по домофону невеста. Вдруг вы — потенциальный многоженец. «Але!» — рявкнул я в трубку. В ответ заплакал предынфарктный старческий фальцет. Звонила родная тетка из Ставрополья. Ее я не видел лет двадцать и помнил лишь, что на пенсию она вышла еще при Горбачеве. «Почему не сообщили?! — рыдала тетя. — Вера-Вера, всего-то 77 лет. Когда это случилось?» Я напряг в мозгу эпиталамус и проснулся окончательно. Выяснилось, что моя ставропольская тетя накануне звонила такой же пожилой сестре Вере, как и я, проживающей в Минске. Старушка набрала номер и услышала шоковую фразу: «Набранный вами номер не существует». Набрала номер еще трижды. Телефонная женщина-робот оставалась категоричной. Что должен подумать пожилой человек в таком случае? Доживите до седых волос и поймете. Успокаивая родственницу, я объяснил, что у нас в Минске началась массовая замена медного телефонного кабеля на волоконно-оптический с одновременной сменой номеров. Из моего ответа тетя поняла лишь то, что ее сестра, слава богу, жива. Инфаркта в ночном Ставрополье не случилось, а утром я пообещал найти по интернет-базе измененный номер родственницы и перезвонить.

Сегодня волоконно-оптическое каблирование квартир, проводимое РУП «Белтелеком» в Минске, продолжается. Полностью согласен, что это в духе времени. Потребители получают современный пакет услуг, качественный Интернет и что-то там еще не силен в технических подробностях, к тому же «Белтелеком» на рекламу меня не уполномочивал). Но вот как происходит модернизация телефонной каблизации (или кабелизации?) населения?! Здесь на скандал меня провоцировать не надо. Я готов. Все феерично и непредсказуемо. Это раньше коренные минчане знали, что абонент, чей номер, начинается с цифр 256, проживает в Масюковщине, жителя Чижовки следовало набирать с цифр 240, Серебрянки — с 247. Сегодня, как говорил, правда, по другому поводу, Лев Толстой: «Все смешалось в доме Облонских». Звонишь в приемную Министерства культуры, а попадаешь в прачечную. Я разыс­кал записную книжку и обзвонил по домашнему телефону знакомых. В ряде случаев шли непонятные гудки и трубку никто не снимал, пару раз, как в ситуации с моей тетей, отвечала женщина-робот, пугая фразой «Набранный вами номер не существует». Что делать? Проблема есть, а интернет-сообщество по этому поводу немногословно. Хотя все правильно. Молодежи домашний телефон без надобности, пенсионеры же на форумы не заходят. Единственное, что удалось выяснить: при смене номера автоответчик включится лишь после того, как изменятся все номера, обслуживаемые станцией. То есть надо ждать если не до второго пришествия, то пару месяцев точно. Как альтернатива — можно пойти в сервисный центр «Белтелекома» и написать заявление с просьбой подключить автоответчик до срока и за деньги. Но вот вопрос. Я почти не пользуюсь домашним телефоном, но абонентскую плату вношу ежемесячно. То есть поддерживаю предприя­тие материально и бескорыстно. Почему бы и ему не изымать стои­мость услуг автоответчика из подаренных мною денег? Что скажет по этому поводу «Белтелеком“?

Автор: Олег ПАХОЛКИН