Минчанин года Общество

По взмаху палочки

— Виктор, смотрю на ваш стол — десятки документов, а ноты где-то под всей этой горой бумаг. Разве дирижер не должен просто управлять оркестром на сцене?

— В идеале это была бы для меня очень счастливая ситуация (смеется). Но, как видите, все наоборот. Кроме того что я главный дирижер, так еще и руководитель коллектива. Поэтому отвечаю не только за творчество оркестра, но и за наши планы — концертные, финансовые. Все взаимо­связано. Конечно, занимаюсь этим не один, работаем вместе с дирижером Виталием Кульбаковым и директором оркестра Ольгой Гузняковой. У нас сильная команда единомышленников. Например, на этой неделе у нас сошлись три концерта, поэтому надо думать, как выстроить логистику. Первый — сегодня, играем одну программу. Завтра поздравим работников Дворца Рес­публики с 20-летием учреж­дения. Там тоже будет своя музыкальная специфика. А в воскресенье в нашем распоряжении Большой зал Дворца. Тот же юбилей, только уже со зрителями. Будем аккомпанировать белорусским исполнителям и Софии Ротару. Неделя выдалась праздничной, к тому же и нашему оркестру исполняется 15 лет.

— К слову, о финансах. Директор Дворца Петр Волков рассказал накануне, что оркестр уже сам зарабатывает средства. Год заканчиваете в профите?

— Зарабатывание денег и профессиональные выступ­ления взаимосвязаны. Президентский оркестр был изначально сильным коллективом: мы играли Баха, Стравинского, Чайковского, Моцарта, Рахманинова. Конечно, с точки зрения коммерции не очень выигрышно, но для становления и роста это было необходимо. Сейчас, чтобы не играть в пустом зале, работаем больше в жанре эстрадно-симфонической музыки. Той, которая востребована у зрителей. И все же первая задача оркестра — быть в профессиональной форме, хорошо играть, интонировать, делать шоу. При этом вся информация должна дойти до людей, которые хотят отдохнуть. Мне приятно, что к каж­дому зрителю подходит администратор, есть профессиональный сервис для публики. Да, мы собираем аншлаговые концерты, но здесь работает в связке весь комплекс, от гардероба до каждого работника Дворца Республики. Все делаем одно дело.

— Ваша работа в оркестре началась с… конкурса дирижеров, кастинга, как говорят сегодня. И вот, пройдя его, вы возглавили только что созданный оркестр, да еще Президентский! Скажите, для молодого музыканта это была не слишком большая ответственность?

— А коллектива-то и не было, когда меня назначили (улыбается). Помню тот день: звонит Петр Андре­евич (директор Дворца Республики. — Прим. авт.) и говорит, что ждет меня… Я приезжаю, мы начинаем разговор о штатной численности… В общем, в первые годы пропадал здесь сутками. Много работали, набирали коллектив. А 15 ноября 2002 года прошла первая репетиция в спортивном зале на 10-м этаже Дворца. Вместо пюпит­ров для нот — простые стулья. Правда, нужное оборудование быстро доставили. Мы очень благодарны руководству и службам Дворца за поддержку оркестра.

Переманивать никого не пришлось. Впрочем, и сего­дня такими вещами не занимаемся, люди приходят сами. Мне, конечно, повезло, потому что в то время у меня было два оркестра, которыми руководил в консерватории и музыкальном училище… Явилось много молодежи на конкурс, и мы смотрели не на дип­лом, а на уровень музыканта. В итоге для многих было удивительно, когда молодой состав стал Президентским. Но мы-то знали, что можем. Все — лауреаты многих конкурсов. Так что ответственности не боялись.

— Но в начале пути о собственных концертах вообще речь не шла? Задача, наверное, была одна — играть на официальных приемах, зачастую одно и то же…

— А это тоже непросто. Сыграть протокольное мероприя­тие мне сложнее, чем провес­ти концерт. Ведь на концерте вы зависите только от себя самого, а там — от ситуации. Во-первых, от того, что предпочитает высокий гость. При этом музыка не должна мешать встрече. Большую роль играют фанфары, когда они должны прозвучать. Там много специфики… Во-вторых, протокольное выступление очень отличается от эстрадного. Фактически всегда нужно быть к залу лицом, чтобы видеть, что происходит.

— Неужели не страшно во время таких концертов?

— Волнение есть всегда, но, поверьте, это интересно. Порой музыка может помочь встрече.

— Вы часто о себе говорите, что в душе рокер…

— Может быть, но исполнение рок-баллад нашим коллективом — дело случая. Когда-то я услышал диск группы Scorpions и попросил известного аранжировщика Льва Карпенко написать нам партитуру песни Rock You Like a Hurricane. Исполнив это произведение на одном концерте, увидел глаза людей в зале… Понял, что здесь будет спрос. Это сегодня на всем постсоветском пространстве рок популярен, а тогда мы решились и не прогадали. Открою секрет: 9 декабря у нас планируется трибьют-шоу AC/DC. Девять композиций для шоу уже готовы. Певцы из Москвы, а солист — итальянец. Будет круто! Но рок — только небольшая часть нас как оркест­ра. Например, на Днях Минска в Москве мы рок не играли.

— Обратил внимание на то, что руководство Минска вас постоянно берет с собой на дни Минска за рубеж. Кто-то подумает: мол, поэтому Бабарикин и получил почетное звание «Минчанин года»…

— Три раза всего. Белград, Омск, Москва. Но было здорово. Кстати, благодаря вашим коллегам я смутился в одном из эфиров по поводу этой премии… Скажу честно: получить такую награду было неожиданно и приятно. Наде­юсь, и публика видит, что Президентский оркестр активен в городе. Мы и программы для минчан делаем, и в юбилей города на Немиге вечером выступали. Меня взволновало, что мама, жена и сын порадовались за меня. Жаль, отец не увидел… Престижная премия. Честно, когда бегал мальчишкой по району возле автозавода, и представить не мог, что стану заслуженным артистом Республики Беларусь и тем более «Минчанином года“.

Автор: Владимир ЖДАНОВИЧ