Общество

Плещется в море Медведица

сочи

Ухажер мне в молодости достался сдержанный. Воспитанный в помнящем свое дворянство семействе, привыкший к сервированным по всем правилам обедам, он ужасался (и одновременно восхищался) нашим, на его взгляд, «богемным» полуденным застольям в «Журавинке», моим частым служебным командировкам, легкомысленным шуточкам коллег… Чтобы еще больше выбить из колеи этого технаря-интеллигента, я однажды ловко подставила подножку, толкнула парня в сугроб и плюхнулась рядом сама.

— Небо, как у Чехова, в алмазах, — удивил меня знанием литературы занудливый электронщик. В ответ я заявила, что дарю ему Большую Медведицу. Он приподнялся из сугроба, удивленно крутнул головой и сдержанно произнес: «Спасибо». Подобная краткость меня разочаровала: хотелось восхищения, эмоциональных возгласов, более пространных слов благодарности.

Через какое-то время мы поженились и поехали к родителям мужа в Сочи. По прошествии нескольких дней отпуска он разбудил меня безлунной, достаточно темной южной ночью и пригласил прогуляться к морю. Поднявшись на крутой обрыв, где позже вырос концертный зал «Фестивальный», супруг непривычно торжественно заявил, что дарит мне Черное море. Отныне и навсегда. И улыбнулся, когда я спросила: «Почему не днем с солн­цем, пляжами, катерами?» «Потому что ночью купается в море Большая Медведица».

В семейных буднях мы редко вспоминали о своем романтическом обмене подарками. Но по пути в Антарктиду в составе советской антарктической экспедиции с борта теплохода Геннадий прислал телеграмму с подтекстом: «Пересекли экватор, скрылась Большая Медведица, буду о ней тосковать — над нами неказистый Южный Крест». И впоследствии муж никогда не восхищался знаменитым созвез­дием Южного полушария, уверяя, что невзрачные тусклые звездочки Креста ни в какое сравнение не идут с яркими, крупными, мохнатыми в морозную ночь звез­дами Медведицы. Свое отношение к величавому северному созвездию он передал коллегам-полярникам. А возвращаясь из двух своих антарктических экспедиций, непременно организовывал праздник любования выплывающим из-за горизонта алмазным ковшом.

Неузнаваемо изменился Сочи — стал политическим, спортивным, культурным центром России. Овдовев, я уже не езжу на родину мужа. Но, отправляя в отпуск дочь и внучку, прошу непременно посетить наше «собственное», семейное, любимое Черное море в полночь, когда в его волнах лениво плещется царственная Большая Медведица.