Общество Персона

Пилигрим

Федор Филиппович учится в авиационном учебном центре (АУЦ) «Даймонд» в пригороде столицы на пилота-любителя. Долго добивалась встречи с ним. И вот сбылось. Встретил меня смельчак на крыльце домика, стоящего рядом с летным полем. Там он временно проживает. До настоящих полетов дело еще не дошло. Вначале путешественник окончил курс первоначальной теоретической подготовки в Белорусской государственной академии авиации. Сейчас осваивает мастерство пилотирования на тренажере, который точь-в-точь как самолет.

— Ученик способный, тем не менее некоторые навыки еще предстоит оттачивать, — заметил заместитель директора АУЦ «Даймонд» Кирилл Кудрявцев.

В одиночку подняться в небо будущий пилот сможет только после окончания курса и успешной сдачи летной проверки. И все это не просто так. У него созрел очередной грандиозный замысел — облететь вокруг Земли на самолете без единой посадки. Специальное авиасудно уже строится. Старт назначен на конец 2019 года.

Иду на грозу

Свое первое путешествие Федор Конюхов совершил, когда ему было 15 лет. На обычной весельной лодке переплыл Азовское море. И уже тогда мечтал покорять стихии. Сейчас на его счету — 50 экспедиций.

— В каждой сталкивался с экстремальными ситуациями, — говорит пилигрим. — Будучи верующим человеком, священником, я каждый день молюсь, прошу помощи и защиты у святых. Но, как говорят, на Бога надейся, а сам не плошай. Прежде чем куда-то отправиться, нужно тщательно изучить возможные риски и хорошо подготовиться. Морально, духовно и материально. Пока мне это помогает. Четыре раза проваливался под лед, уходил под воду, но смог выкарабкаться. Попадал в грозу на воздушном шаре. Если бы молния в него ударила, он бы взорвался, ведь горелки работают на пропане. А на такой высоте это конец!

В прошлом году путешественник благополучно совершил кругосветку на воздушном шаре «Мортон“, ни разу не приземлившись. Сделать это позволила специальная двухуровневая конструкция летательного аппарата, сочетающая использование гелия и солнечной энергии. Во время перелета Федор Конюхов спал всего по 4 часа в сутки, да и то урывками. Кроме того, регулярно выходил из кабины управления наружу, чтобы проверять и очищать ото льда газовые горелки и переключать баллоны. Все эти работы проводились на высоте от 4 тысяч до 10 тысяч метров на скорости 100-200 км/ч и при температуре воздуха -50 °C. Но к трудностям путешественник привык, а необходимые навыки имелись. Тем не менее в полете случилась ситуация, которая, казалось бы, не оставляла ему шансов. Воздухоплаватель почти уже облетел планету и направлялся к точке старта в Австралию, когда на пути огромной стеной встал грозовой фронт. Со скоростью 60 км/ч он шел на материк. Федор Филиппович поддерживал связь с Королевским метеорологическим институтом Бельгии. Его специалисты помогали смельчаку координироваться и находить решения. Предложили пристроиться к грозовому фронту и идти с его же скоростью. Не подошло — до конечной точки не хватит топлива (­запасы рассчитывались на скорость 150 км/ч). Другой путь — подняться повыше и пролететь над грозой.

— Я поднялся на высоту 10 тысяч метров и увидел, что молнии бьют ниже меня, примерно на 8-9 тысячах мет­ров, — рассказывает любитель экстрима. — А выше прямо передо мной стоят огромные грозовые столбы, похожие на башни. Сами белые, а внутри чернота, по форме похожи на грибы. Очень опасные. Если, к примеру, туда попадет самолет, его начнет сильно трясти и может вообще разломать. Значит, надо подняться еще выше. Но уже не получается, потому что шар обледенел и стал тяжелым.

Еще один вариант — уходить от грозы к островам Кергелен в Индийском океа­не, огибать их и идти в сторону Антарктиды. Но дело было в июле, а в Антарктике это середина зимы. Солн­це только слегка поднимается над горизонтом и снова садится. А шар работает на гелии, лететь может днем, пока есть солнечная энергия. Ночью путешественник подогревал гелий горелками на пропане. Можно было и сейчас их использовать, но запасы газа уже заканчивались. А внизу на снежном материке температура воздуха -70 °С. Получалось, вариантов не оставалось…

— Лечу и думаю: неужели это всё, конец? — вспоминает Федор Филиппович. — Ну нет, я еще поборюсь! И пошел прямо в грозу, стал пробираться, маневрируя между грозовыми столбами. Напряжение запредельное. Но все же выскочил. А так как скорость шара была 150-200 км/ч, начал от стихии уходить. Полетел на Австралию и приземлился на том же аэродроме, с которого стартовал. Меня встречали с шампанским и поздравляли с мировым рекордом.

За 11 дней воздухоплаватель преодолел почти 35 тысяч километ­ров.

С кистью и блокнотом

В путешествиях Федор Конюхов пишет книги о своих приключениях, впечатлениях, духовном пути, смысле человеческой жизни. Издано уже более двух десятков. В каждой экспедиции рисует. Его кисти принадлежат более трех тысяч картин. Пишет он и иконы. Кстати, начальное художественное образование и специальность резчика-инкрустатора Федор Филиппович получил в Боб­руйском ПТУ №  15 в 70-х годах прошлого столетия. Поехать учиться в Беларусь еще во время армейской службы ему предложил приятель из Гомеля, когда увидел, как здорово Конюхов рисует. Демобилизованный солдат приехал посмотреть, что и как. И остался.

— Во время учебы писал белорусские пейзажи, — рассказывает художник. — Природа у вас необыкновенная, красочная в любое время года! В Минске бывал и бываю очень часто. Рисую ваши храмы. Люб­лю минские парки и водоемы, старые уголки. В городе проходили и мои выставки. В Беларуси очень много друзей, в том числе и среди духовенства.

Многое поменялось в жизни 66-летнего всемирно известного странника. Постоянно лишь одно: он по-прежнему неисправимый романтик. Возле Тулы среди лесов и полей на 70 га земли вместе с соратниками строит деревню. Там будет 37 улиц, которым дадут имена известных путешественников — Седова, Амундсена, Дежнева, Юрия Сенкевича и других.

— Хочу собрать творческих людей, — увлеченно объясняет собеседник. — Главное, чтобы они были романтиками. Рассчитываем на 200 семей. Тридцать уже живут. Строим школу путешественников для детей и спортивный лагерь. От трассы проложили дорогу из щебня. Будет свой театр, больница…

Но осесть на одном месте Федор Конюхов не собирается. В его планах — уже в этом году подняться на гигантском воздушном шаре в страто­сферу на высоту 25 км. А еще проплыть на весельной лодке из Новой Зеландии через мыс Горн в Тихий ­океан.

— Не страшно один на один оставаться со стихией? — задаю вопрос.

— Не знаю, но по какой-то причине я родился для того, чтобы наслаждаться бытием через преодоление трудностей, — отвечает путешественник. — Считаю: не человек должен служить жизни, а она ему. И не боюсь одиночества. Я верю в Бога и чувствую, что в моменты опасности возле меня всегда кто-то есть — те святые, которых я знаю, люблю, которым молюсь.

Автор: Любовь ЕГОРЕНКОВА