Молодые в культуре

Одержимость классикой

дирижер Павел Любомудров

Как начинающему оркестру собрать в  Минске полный зал, почему классическая музыка помогает делать открытия, и можно ли дирижировать одними лишь глазами? Об этом и не только рассказал молодой дирижер Павел Любомудров, который уже три года руководит струнным оркестром «Метаморфоза»

В оркестре играют люди, по-настоящему влюбленные в музыку, — выпускники ведущих вузов Минска, Москвы и Санкт-Петербурга. Основной состав — 25 человек. Правда, в одном из концертов, когда довелось играть «Кармен» и «Щелкунчика», участвовали почти 80.

Самые молодые оркестранты еще учатся в консерватории, старшему — около 60 лет. Но разногласий из-за разницы в возрасте нет. Проблема в другом — в нехватке времени.

— Не все музыканты могут посещать каждую репетицию, потому что заняты еще и в других проектах. У меня не штатный оркестр, нет фиксированной зарплаты раз в месяц, собираемся накануне выступлений, — говорит Павел.

Но у людей искусства такая судьба — лавировать. С утра репетиция, вечером спектакль или концерт, а днем подготовка к гастролям. Выходных почти нет. Но все горят тем, что делают, и это помогает.

дирижер Павел ЛюбомудровПавел Любомудров играет на гитаре, кларнете, фортепиано. Но все-таки он еще и руководитель, хотя и молодой. Семья у него тоже связана с искусством. Мама — пиа­нист с 40-летним стажем педагогической работы в одной из музыкальных школ. Дедушка, мамин отец, — известный график, заслуженный деятель искусств БССР Павел Константинович Любомудров. Прабабушка же с 1906 года училась в Санкт-Петербургской консерватории. Через 100 лет поступил туда же и правнук.

— Однажды я понял, чем меня привлекло дирижирование. Когда играешь на одном инструменте — это как плыть по реке, а когда управляешь целым оркестром — это все равно что выйти в открытый океан. Профессия дирижера необъятная. Нужно и в художественной литературе разбираться, и изобразительное искусство знать, и психологию. Конечно же, необходимо ориентироваться во всех направлениях музыки. Понимать, какую несешь ответственность перед своей командой, — продолжает собеседник.

Дирижер должен доходчиво показать жестами и темп, и громкость в каж­дом такте, помочь расставить смыс­ловые акценты, подсказать, где нужно играть плотнее или, наоборот, облегчить звук. Оркестр — это один организм. Импровизация хороша, но только в манере исполнения, поиске красок, нюансов, тембров, штрихов. Музыкантам надо напоминать о месте и времени, в которые творил композитор, а значит, об эпохе и стране. Так музыка соприкасается с географией и историей.

Вам может быть интересно...  Укротители огня

— Ведь Чайковский и Брамс, например, жили в одно время — во второй половине XIX века, а музыка у них совсем разная. Национальный элемент нужно всегда учитывать при исполнении, — отмечает Павел Любомудров.

Любопытно, что дирижер мастерски управляет не только руками, но и мимикой, утверждая, что одними глазами можно продирижировать весь концерт. Музыкантам тоже нельзя забывать о выражении лица. Как правило, оно становится каменным, если недостаточно свободно владеешь нотами и все время смотришь в партитуру. Свобода, одухотворенность и чувственность игры — одна из «фишек» оркестра «Метаморфоза».

дирижер Павел ЛюбомудровДуховным благом Павел называет и саму классическую музыку:

— Музыка меняет людей, она нужна каждому, а не только самим людям искусства. Она пробуждает в нас лучшие эмоции, действуя на уровне подсознания. Это как очищающий воздух фильтр для того пространства, в котором мы живем. Я верю в то, что человек, вдохновившись концертом, может вернуться домой и сделать открытие, которое изменит его жизнь. Но классические коллективы в Беларуси нуждаются в поддержке, в том числе спонсорской. Нельзя выступать на высоком мировом уровне без хорошего финансирования.

В обществе до сих пор жив стерео­тип: если речь идет об искусстве, то разговоры о деньгах неуместны. Но ведь это дополнительный стимул. Талант — половина дела. Быть музыкантом — это упорный труд. Чем чаще посещаешь репетиции, не распыляясь на подработки, тем выше творческий результат на концертах.

— Хотелось бы найти единомышленников и привлечь бизнес к проведению наших выступлений. Пока все лежит на плечах самого оркестра, на моих как руководителя. Даже билеты приходится продавать, а ведь это отвлекает от главного. Мы же не администраторы или менеджеры, — делится наболевшим Павел Любомудров.

Тем не менее на концертах у них аншлаги. Билеты раскупают заранее. Оркестр работает не только над мастерством исполнения, но и над разнооб­разием репертуара. Каждое выступление неповторимо. Играют и современных белорусских композиторов, и Баха с Чайковским, и саундтреки к фильмам. Экспериментируют.

— В прошлом году сыграли оркестровую версию песен Робби Уильямса и Фрэнка Синатры с вокалистом. Думаю, что вполне можно включить в репертуар и восточные нотки, разбавив его стихами и экзотическими инструментами, скажем, диджериду или хангом. Но больше всего хотим собрать «Минск-Арену» и сыграть там шедевры Эннио Морриконе — это такая большая мечта,  — с улыбкой подытоживает дирижер.

Вам может быть интересно...  Нескучный сад

В конце сентября оркестр выступил в театральном зале Дворца культуры проф­союзов в Минске. В ближайших планах — развитие сотрудничества с концертными агентствами и запись компакт-диска.

Музыканты «Метаморфозы» делают упор на привлечение мировых солистов, тех, кто еще не знаком с Беларусью, но хочет сюда приехать. Уже состоялся концерт с виолончелистом Антонио Мостаччи из Италии, была представлена и премьера произведения Menesk, написанного современным итальянским композитором Диего Конти в честь города Минска. В текущем месяце прошло выступление со швейцарским скрипачом Андреем Барановым.  А 24 ноября ожидается еще один концерт — с пианистом Станиславом Соловьевым из России.

Сам Павел уезжать из Беларуси не хочет, поэтому и зовет музыкантов в гости.

— Мне нравится наша публика, она особенная. Немцы, например, совсем другие — более сдержанные. Вообще у славян все хорошо с отзывчивостью: и белорусы, и русские, и украинцы — открытые, часто широкой души люди. Нужно сохранять это в себе, — уверен дирижер.