Наш репортаж Общество

Остаться в живых

Без решеток и замков

Аксаковщина у многих на слуху. В то же время мало кто знает, что именно здесь минское отделение местного фонда «Центр здоровой молодежи» занимается реабилитацией наркозависимых. Речь, конечно, о психосоциальном восстановлении, поскольку для снятия ломки надобно обращаться к врачам-наркологам.

Итак, что видим на арендуемом участке? Никаких решеток и замков. Баня, правда, в процессе строительства. Грядки, за которыми ухаживают сами реабилитанты. Что-то растет… На входе в двухэтажный коттедж — теннисный стол. Дальше — огромная кухня, где каждый кашеварит на всех-всех согласно расписанию дежурства. Таким образом ребята занимаются трудотерапией, учатся нести ответственность за свои поступки. С виду они обычные парни и девушки, ничем внешне не отличаются от прохожих на улицах. Да и на коттедже нет никаких вывесок и указателей. Реабилитация анонимная. За деньги, ра­зумеется. Но некоторые в виде исключения восстанавливаются здесь за «спасибо».

— Бесплатно берем тех нар­ко-алко-игрозависимых, у которых есть серьезная мотивация к выздоровлению, огромное желание. Таких на самом деле очень мало, — поясняет директор фонда «Центр здоровой молодежи» Елена Давыдова. — В 95 % случаев к нам обращаются родственники зависимых. Бесплатно, например, в центре восстанавливается 20-летний Илья. У него тяжелое финансовое положение: мать — алкоголичка, отец — в тюрьме, бабушка — пенсионерка, в семье еще три брата и сестра.

Илья пробудет в центре полгода — столько длится программа восстановления. А вот 30-летний Максим…

«Сюда перевезли родители… «

Парень здесь всего шестой день, находится на так называемом карантине. Две недели (столько длится адаптационный период) с новичка не требуют соблюдения расписания дня, дежурства по дому, посещения занятий. Максим осваивается, присматривается, раздумывает. Сырой, конечно… Неделю назад он еще сидел на игле… По парню как раз видно: сильно помятый, растерянный, потерянный, даже ошарашенный. Цвет лица — ближе к красному, но не от духоты или стеснения, а после выхода из наркотического опьянения и последующей встревоженности.

— Меня сюда перевезли родители. На такси, — говорит Максим.

Заметьте, именно „перевезли“. В каком состоянии, остается догадываться. А от Минска до Аксаковщины примерно 40 км.

— Настояли на лечении? — уточняю.

— Нет, заставить меня нельзя. Это наше совместное решение… под небольшим давлением со стороны мамы и папы.

— Что вдруг случилось?

— Знакомые семьи позвонили моим родителям и сказали, что видели меня в неприглядном состоянии… Вообще я получила высшее образование, окончил экономический факультет, работал в датском визовом центре в Москве. При этом я увлекаюсь рок-музыкой, играл в группе. Как-то в компанию попал героин… Так в 23 года впервые попробовал наркотик. Потом была ремиссия, а в 27 лет снова стал употреблять. Последние два года занимался ремонтом телефонов, все зарабатываемые деньги спускал на отраву. Есть 6-летний сын, с супругой мы развелись.

Вам может быть интересно...  В своем ритме

— Какую книгу сейчас читаете?

— А-а, подцепил какую-то дома! Детектив. Если честно, я еще не знаю, уехать отсюда или нет… Пока ищу зону комфорта. Очень скучаю по гитаре и барабану.

Руководитель центра подчеркивает: силой здесь никого не держат, главное условие для выздоровления — желание нар­комана, признание и принятие своей болезни. Однако для каждого реабилитанта стараются создать максимально комфортные условия. Можно и в обнимку с гитарой…

Справка „ВМ“

С 2011 по 2016 год в минское и гомельское отделения местного фонда „Центр здоровой молодежи“ обратились 348 человек. Из них 147 прошли программу реабилитации полностью, 94 наркомана не употребляют более одного года.

Экс-солистка „ВИА Гры“ в помощь

Фонд „Центр здоровой молодежи“ имеет минское отделение (находится в Аксаковщине) и гомельское. Сейчас в столичном реабилитационном учреждении проживают 10 человек. Здесь три комнаты по четыре кровати, которые в течение дня должны быть заправлены. В каждой спальне назначается старший, он следит за порядком и пресекает разговоры после 23:30. Днем каждый час расписан: лекции, образовательные фильмы, занятия в группе анонимных нар­команов, чтение программной литературы, а также уборка, посещение спортзала, караоке, прогулка.

— Дважды в год мы отправляем проживающих в терапевтические лагеря: летом — на море в Крым, зимой — в подмосковный дом отдыха „Покровское“, — рассказывает Елена Давыдова. — Это возможно благодаря российской ассоциа­ции „Национальный антинаркотический союз“, куда входит наш фонд. Реабилитантов на отдыхе навещают российские звезды, например экс-солистка группы „ВИА Гра“ Вера Брежнева, актер Армен Джигарханян, телеведущая Дана Борисова (сама наркозависимая) , которые мотивируют ребят к выздоровлению. Когда же стацио­нарная реабилитация пройдена, мы предлагаем полугодовую социальную адаптацию. Зависимым надо привыкать взаимодействовать с другими людьми, общаться с родными. Снимаем квартиру для своих выпускников, стараемся их трудоустроить. Длительно не употребляющие пациенты могут устроиться на работу в „Центр здоровой молодежи“. Наши сотрудники — 3 психолога, 1 консультант по химической зависимости, 3 волонтера — в прошлом зависимые. Придерживаемся принципа „равный — равному“.

«Хотел умереть молодым… «

38-летний Владимир — консультант по химической зависимости. В свое время приехал в центр на реабилитацию из Вилейского района. Целых два десятка лет употреблял „опята“: маковые семечки, героин… Имеет судимость за хранение наркотиков. „Чистый“ (на языке наркоманов означает „не употребляющий“) он уже четвертый год.

— Смотрю на прошлое как на полезный опыт, — говорит мужчина. — Сейчас вижу свое предназначение здесь, в этом центре. Попутно учусь в БГУ, заочно осваиваю особенности управления социальными проектами.

— Вот вы взрослый человек… Зачем был нужен этот опыт?

— Меня никто не принуж­дал пробовать наркотик. Я сам хотел стать наркоманом. Всегда стремился жить не так, как все. В школьных туалетах нюхал бензин, в 17 лет впервые укололся. Хотел, как они… Солист группы Nirvana Курт Кобейн, вокалист The Doors Джим Моррисон. Хотел жить недолго и умереть молодым. Но наступил тягостный момент… Все отвернулись, умереть не получилось, а жить так дальше было невыносимо.

Вам может быть интересно...  Адресный подход

Тем временем

Дана Борисова в течение 5 месяцев боролась с нар­котической зависимостью в таиландском реа­билитационном центре. В июньском выпуске „Пусть говорят“ она рассказала, кто именно предложил ей наркотики. Это был первый директор телеведущей, который скончался в прошлом году по причине употребления. «Тима всегда говорил мне, что я толстая и мне надо похудеть до 42 кг, это поможет ему снова сделать из меня звезду. Он принес мне порошок… Я, конечно, понимала, что это… „ — призналась Борисова на программе. И заплакала со словами: «Я не хочу умирать!“

***

Беседу прервал телефонный звонок руководителю центра Елене Давыдовой. На том конце провода мужской голос потерянно вещал, что пропадает 40-летний брат… Страдает алкогольной зависимостью. Сам справиться не может. Нужна помощь.

Хорошо, что есть учреждения, которые могут предложить поддержку тем людям, которые в ней нуждаются и ее желают. Понятно, стопроцентного излечения и пожизненной ремиссии не гарантирует никто и нигде. Зависимость — хроническое заболевание с возможными стадиями обострения. Но процент тех, кто после прохождения реабилитации многие годы не употребляет наркотики, высок.

Покидая „Центр здоровой молодежи“, обратила внимание на настенный плакат со словами: „Именно в момент отчаяния, в момент тяжелой внутренней борьбы рядом оказались люди, которые поддержали, помогали и не давали опускать руки. Благодаря этой заботе и их личному примеру я начала верить. Верить, что у меня, как у них, всё может получиться“. Татьяна из Минска, 32 года, 4 года без нар­котиков“.

P.S. Максим остался-таки в реабилитационном центре.

Автор: Наталья РОМАНОВСКАЯ