Год малой родины

Ориентир – на заводскую трубу

поселок северный

Почему жилой район, расположенный в юго-восточной части столицы, называют Северным поселком? К какому географическому объекту привязаны эти кварталы усадебной застройки?

— К автомобильному заводу! — не задумываясь, ответит любой житель Заводского района, тем более старожил самого Северного. Девиз автозаводцев «Держись за заводскую трубу — и не страшны невзгоды!» не подводит их многие десятилетия. И в послевоенное время, когда строители и первые рабочие МАЗа ютились в бараках, палатках, землянках, именно «заводская труба» являлась не только источником заработка, но и главным ориентиром в жизни, в том числе по отношению к сторонам света. В Минске таких поселков было несколько. Барачный молодежный городок изначально назывался Восточным. Довоенный, в котором жили комсостав и обслуживающий персонал квартировавших там воинских частей, именовали Южным, а детище уже действующего индустриального флагмана окрестили Северным, благо расположился он к северу от автозавода. Сегодня первопоселенцев здесь почти не осталось: старики ушли из жизни, а их дети и внуки получали свои квартиры и расселялись по Минску. И все же многие малой родиной называют именно Северный поселок.

Так начиналось…

Приказ директора МАЗа от 07.06.1954 года № 190 гласил: «Развернуть в текущем году строительство 500 индивидуальных домиков для автозаводцев силами самих автозаводцев».

Ход индивидуального строительства контролировался наравне с возведением промышленных объектов. Вот что писала газета «Автозаводец» в сентяб­ре 1954 года: «Среди густого ельника в землю вбиты колышки с цифрами, и застройщики твердо знают свой адрес: номер квартала и номер дома. Некоторые уже отпраздновали новоселье, но подавляю­щее большинство еще занято строительством и торопится закончить его к зиме, чтобы поселиться в своем теплом уютном доме».

поселок северныйВ октябре газета вновь обращается к Северному: «Застройщикам нужна помощь. Простое, казалось бы, дело — снабдить их кухонными отопительными приборами, ведь эти приборы изготавливаются на нашем заводе. Разве не может завод продавать их за наличный расчет застройщикам через ЖКО или магазины Минпромторга? Разве сложно отлить их побольше, чтобы печные приборы с маркой МАЗ красовались в первую очередь в домах самих автозаводцев?»

Городские кварталы возле автомобильного и тракторного заводов в те времена отличали низенькие заборчики, ворота, опоры к садовым скамейкам с эмблемами — зуб­ренком в стремительном броске или маленьким трактором. Зубренок красовался и на печных дверцах, конфорках, задвижках, о которых шла речь в газетном материале. С фирменными знаками и отлили тогда дополнительные печные приборы. Да только сейчас тех изделий не может раздобыть даже музей МАЗа. Уже в 1970-е годы владельцы собственных домов в Северном перешли на природный газ и приобрели отопительные котлы. Теперь, если смот­реть на поселок поутру или вечером, не увидишь ни одного дымка из печных труб. Разве кто затопит баню.

Вам может быть интересно...  Из Минска – с любовью

Наши звонкие дать имена!

Свое холодное имя Северный укреп­лял названиями улиц: Ангарская, Байкальская, Илимская, Енисейская, Охотская, переулки Томский, Иркутский, Зимний. Хотя названия эти происходили вовсе не от романтики Севера. Большегрузные самосвалы МАЗа уже работали на строительстве Братской, а потом и Усть-Илимской ГЭС. Названия сибирских городов и рек были близки сердцу каждого белоруса.

А поселок рос. В 1957 году печать сообщила, что в Северном «образовано три избирательных округа по выборам в горсовет и шесть — в райсовет. Во время прошлых выборов этих округов не было. Не было и самого Северного поселка. А сейчас построено более 800 домов».

Крепче за баранку держись, шофер

О первых застройщиках поселка до сих пор ходят легенды. Например, о военном шофере Василии Никифоровиче Егорове, который и дом строил так же лихо, как воевал. На войне он на прицепе к своему автомобилю во­зил пушку, а к ней — две сотни снарядов да две бочки с бензином для машины. Представьте, какой огненный вихрь бушевал, когда во все это угодил вражеский снаряд. К счастью, взрывная волна засыпала горящего водителя пес­ком, сбив пламя. Егоров выжил. После командирских курсов стал офицером, дослужился до майора. Коренной волжанин, женился в Беларуси, работал в министерстве транспорта. Перспективы на жилье были весьма отдаленными, поэтому перекупил участок у такого же отставного военного и начал очень своеобразно строиться. Лес достать было трудно, а еще нужно его спилить, вытащить из чащобы и привезти невесть из каких далей в Минск. Егоров отлавливал на шоссе лесовозы, и водители, большей частью такие же в недавнем прошлом воины, продавали ему бревна по дешевке. А уж обойти милицейские посты, бдительно следившие за законностью приобретения стройматериалов, было для опытного водителя не столь затруднительно. Так и вырос домик, в котором счастливо жила семья.

***

Как и во всех усадебных поселках, дома в Северном разные, но нет особо роскошных и чрезмерно убогих. Все добротно, надежно. И, думается, в Заводском районе поселком довольны — там живут работящие люди, истинные хозяева.

Вам может быть интересно...  Хутор среди высоток