Глаза в глаза

Обратный отсчет Герстена

Борис Герстен, александр лукашенко

В проекте «Вечернего Минска» — известные люди с неравнодушным и откровенным взглядом на происходящее и на себя. Наш сегодняшний собеседник — Борис Герстен, заместитель заведующего отделом спортивного вещания ЗАО «Второй национальный канал», лауреат специальной премии Президента «Белорусский спортивный Олимп»

40 лет телекарьеры

— Борис Исидорович, знаю, вы только-только с телесъемки. Что записывали, если не секрет?

— Удивительный случай… Это не я занимался съемкой, а меня, как победителя прес­тижной премии, записывали коллеги, точнее, снимали мою 50-летнюю коллекцию ресторанных меню.

Борис Герстен— Вы собираете меню?..

— Первое стащили с женой в ресторане «Приморский» в Севастополе, когда поехали в свадебное путешествие. Через 40 лет я нашел этот ресторан, зашел, говорю: «Меня 40 лет совесть мучает». — «Не может быть!» — «Вот смотрите, ваше…» Нас пригласили за столик, угостили… Всего в коллекции более 700 меню из 52 стран. Кстати, не подозревайте меня в клептомании, экземпляры выпрашиваю, иногда покупаю.

— Какие самые интересные?

— Есть китайские, из Гонконга. Есть меню из страны, которой больше нет на карте, — ГДР. Любопытное меню из городка Вернигероде, там ресторанчик в ратуше. В ней снимали фильм «Тот самый Мюнхгаузен»… Ценно и меню из кабачка «У чаши» — он описан в романе Гашека «Похож­дения бравого солдата Швейка». Есть американское из русского ресторана, где написано: «Управление общественного питания города Нью-Йорка, трест столовых и ресторанов».

— Вернемся к главному — вашей недавней высокой награде «Белорусский спортивный Олимп». Какие чувства испытали, преодолевая, в общем-то, небольшой путь по сцене Дворца Республики к Президенту?

— К славе я не привык, честно говоря. Да, у меня медаль «За трудовое отличие», которую тоже вручал Президент перед Олимпийскими играми в Турине, есть какие-то грамоты. Но на сцене Дворца Рес­публики до сих пор не ­стоял… Волновался, конечно, даже немножко был ошарашен. Хотя, наверное, это символично — телевидению, и по большей части спортивному, отдано больше 40 лет…

Об исторических фильмах и не только

— У многих после 60 активная рабочая жизнь заканчивается, а у вас, Борис Исидорович, кажется, второе дыхание открылось! Вы ожидали, что такое может быть?

— Ожидал, потому что наконец стал делать только то, что хочется. А до этого был, скажем так, в определенных рамках. Занимаюсь документальным телевизионным кино — пишу сценарии. Студия Владимира Бокуна, студия исторического фильма… Мы нашли друг друга, и я участвовал в создании многих фильмов о спорте, истории спорта и не только. И дай бог успеть выполнить задуманное.

— Вот вы про рамки говорите, а мне думается, что многие бы им позавидовали. Вы были одним из руководителей спортивного вещания Белтелерадиокомпании, объехали полмира, дали яркий старт программе-долгожителю «Добрай ранiцы, Беларусь!». У вас была яркая активная жизнь, и с переходом на ОНТ она просто заиграла новыми красками… Не могу, например, не вспомнить «Хронику Минского гетто» или ваш цикл «Города-герои» из 13 серий.

— В «Городах-героях» писали сценарии вместе с Вячеславом Бондаренко. Это была удивительная работа, потому что лично для меня так много открылось! Мы знакомились с уникальными людьми, пережили потрясение, когда делали ленинградскую серию. До сих пор непонятно, как люди выживали в блокаду, откуда брали силы на борьбу… В Одессе снимали генерала, участника Сталинградской битвы, его жена была в Одесском подполье. Кстати, вдруг оказывается, их сосед — мой детский друг. Как жил там раньше, так и продолжает.

Каждый город-герой уникален. Я, например, не знал, что под Мурманском основным транспортом, который привозил боеприпасы и вывозил раненых, были олени. Не лошади, а олени. Их не нужно снабжать кормом, они сами добывают ягель. Раненый олень не кричит, не выдает тех, кто рядом. Северные народы не призывали в армию, чтобы сохранить, но они сами на фронт приходили со своими оленями, чумами. Их не переодевали, не выдавали им одежду, они приходили со своей. Вот тогда я, наверное, понял, что такое Великая Отечественная, почему она Великая. Мы снимали от крайней точки на севере и до крайней на юге, в Новороссийске. Тысячи километ­ров. Масштабы этой войны поистине потрясают…

В проекте «Обратный отсчет» тоже было немало открытий. Многие не знают, что в Минске, сухопутном городе, был научно-исследовательский центр по подготовке дельфинов к боевым действиям. Почему в Минске? Нашли бывшего начальника, открылись удивительные факты…

Считаю: каждая программа, да и каждый, наверное, газетный материал должны обязательно прибавлять что-то в тебе самом. Знания и эмоции…

— И все-таки свой первый документальный фильм «Дело не в рекордах» вы сделали еще в 1982 году…

— Мы рассказали о детях, которых отчисляют из спортивных секций. Когда мальчишка три года занимается, а потом ему говорят: ты не перспективный. И отчисляют… Что с детьми потом происходит? За этот фильм получили бронзовую медаль Всесоюзного фестиваля спортивного кино в Каунасе. Это была моя первая награда как сценариста. Потом уже много сам снимал, ездил с камерой на все универсиады.

Все спортивные фильмы всегда хотелось делать с точки зрения истории. Был в Минске велосипедист Михаил Девочко, который в 1896-м выиграл первую в России международную велогонку Петербург — Москва. Минчанин, работал чертежником на Либаво-Роменской железной дороге, потом уехал в Англию, стал там чемпионом. Кто знал об этом? Мы же целый фильм сделали… Якуба Чеховской из Гродно был чемпионом мира по цирковой борьбе, силач, человек с уникальной судьбой. Он был издателем борцовского журнала, мы нашли этот журнал в библиотеке в Санкт-Петербурге. Погиб в начале блокады Ленинграда в 1941 году… Зигмунд Минейко — это имя более известное. Генерал Войска Польского, полковник французской армии, полковник греческой армии. Строил спортивные объекты для первых Олимпийских игр 1896-го, был начальником городского управления Афин, почетный гражданин Афин… А сам родом из Ошмян. Участник восстания 1863-го, был приговорен к смерти, бежал, был на каторге… Таких личностей в нашей истории немало, и я убежден: их имена нужно знать, это часть нашей истории.

Студентам в Академии искусств и на факультете журналистики БГУ всегда даю два совета: никогда не выбрасывать старые блокноты и разговаривать с родителями, бабушками и дедушками, пока есть у кого спрашивать.

Профессия без границ

— Сегодня много говорят о таком понятии, как Родина. Спрошу о нем и у вас, Борис Исидорович.

— Я родился в Западной Украине, в городе Чортков Тернопольской области. Там работали врачами отец и мать, там они и похоронены. Два года назад с женой туда ездили и, наверное, этим летом еще по­едем. Родина? Безусловно. В Беларуси я учился, получил профессию, отсюда ушел в армию и вернулся сюда. Здесь прошли годы, о которых никогда не пожалею. Здесь состоялся как человек. Это родина? Конечно.

— Всегда хотелось вернуться домой?

— Да, всегда скучаю по дому. По Минску, по моим родным квадратным метрам, по близким людям. Конечно, не вою от тоски, но стараюсь лишнее время за границей не засиживаться.

— Знаю, что не очень любите говорить о себе, предпочитая разговор о судьбах других людей. И все-таки какие события определили вас как сегодняшнего Герстена?

— Наверное, я бы не состоялся, если бы родители в свое время настояли на своем. Они хотели, чтобы я пошел в медицинский институт, потому что у нас вся семья — медики, бабки, тетки… Но я упорно твердил свое — журналист. Потом попал в Минск, легко сдал экзамены, сразу появились друзья. По случаю вспомню Вадима Некрасова из «Вечернего Минска»… Возможно, я не состоялся бы без замечательной газеты «Пiянер Беларусi» и не менее замечательной «Лiтаратуры и мастацтва», где постигал белорусский язык. К слову, именно здесь получил свою первую аккредитацию на чемпионат Европы по гимнастике, который проходил в Минске в 1971 году. Я тогда впервые увидел и оценил масштаб большого спортивного мероприятия. Потом в Минске проходил легкоатлетический матч ­СССР — США со звездами мировой легкой атлетики. Возможно, я бы не состоялся без звонка Геннадия Буравкина, который переадресовал мне просьбу Бориса Полевого, главного редактора журнала «Юность», подготовить материал об ансамбле «Веснянка» (нынешние «Хорошки») для белорусского спецвыпуска журнала. Вот тогда я понял: журналистика — это замечательное окно в мир, а в самой профессии нет границ.

Любить людей

— У меня в жизни случился телевизионный опыт, когда еще студенткой под вашим непосредственным руководством готовила в детской редакции сценарий о спортивном юношеском мотоклубе… Борис Исидорович, вы когда-нибудь подсчитывали количество тех, кто может отнести себя к вашим ученикам?

— Никогда не задумывался, честно говоря. Но, наверное, есть те, кто пришел в журналистику после встречи со мной. Хотя наверняка есть и те, кто отказался от этой идеи…

На мой взгляд, секрет журналистики — прежде всего в любви к людям. В стремлении понять их, постичь и открыть другим.