Газета выходит с ноября 1967 года, в сети интернет с июля 1996 года
Поиск
Расширенный поиск

Основные рубрики


Официальный портал Минского городского исполнительного комитета, minsk.gov.by





Рассылка
E-mail:






17 августа 2017 (четверг) № 33 (12744)
ГлавнаяНовости

Слово отзовется

НовостиСпросим у батюшки

(Продолжение. Начало в  «ВМ» за 30 марта)

— В церкви считают, что чтение духовных книг приравнивается к молитве. То есть может ее заменить?

— Одно другого не заменяет. Надо и то делать, и этого не оставлять. Но когда человек начинает читать, ему становится интересно попробовать на себе. Апос­тол Иаков нам говорит: «Будьте исполнителями закона, а не слышателями только». Мы читаем, к примеру, Евангелие для того, чтобы применить. И чтобы нас не обманули. «Это сказал Христос». —  «Где он так сказал?» —  «Вот там-то». А там такого нет. Поэтому протестанты, от корки до корки изучившие Новый завет, кладут на лопатки любого православного, который считает, что если отпустил бороду и повесил крест, то уже все знает. Ничего подобного! Православие — религия людей думающих. Господь уважает свое создание, дал ему разум не для того только, чтобы усвоить таблицу умножения, правда? А чтобы использовать для своего спасения. И поступать так, как сказал Хрис­тос.

— К художественной литературе мы подходим избирательно: не нравится — обратно на полку. К духовной можно так же отнес­тись? Говорят: «Читайте святых отцов». А если не лежит душа к Феофану Затворнику, могу ли предпочесть Игнатия Брянчанинова?

— Преподобный Серафим Саровский говорил: «Двух деревьев одинаковых нет, а вы хотите, чтобы все люди были одинаковы». Мое мнение: именно по этой причине Гос­подь допус­тил такое огромное количество угодников Божьих — духовных писателей. Чтобы мы мог­ли выбрать то изложение, которое будет нам наиболее приятно. Они все пишут по большому счету об одном. О спасении. Конечная цель — чтобы человек об этом задумался. Кто из них до вас достучится, чье восприятие совпадет, не суть важно. Главное, чтобы читали хоть кого-то.

Пробовали открыть преподобного Исаака Сирина? Православные психологи в восторге. Никто так не знает людскую психологию, как он. А читать его обычному человеку тяжело. Разница не во времени — в понимании духовных законов жизни. Он пишет о том, что ему абсолютно ясно. Он этим живет. Будем честными: не может тем же самым жить наш современник, который стоит 8 часов у станка, потом идет в магазин, затем ему нужно на богослужение в церковь… Не может. У него склад ума со­всем другой. Поэтому ему нужно что-то попроще. Чтобы не заснул над книгой на второй минуте, а все-таки дочитал.

— Большинство духовных писателей были монахами. И действительно, образ жизни у них совершенно другой. А нам-то, мирянам, как разобраться? Например, старец Иоанн Крестьянкин в «Опыте построения исповеди» говорит: «Если вы что-то собрали на черный день, это грех. Немедленно раздайте». А старец Паисий Святогорец: «Ездят по монастырям, жертвуют на колокола, на вечное поминовение, а своих детей оставляют без средств к существованию»…

— Обратимся к отцам, как вы сейчас это делаете. К Макарию Великому. Авторитет? Конечно. Он пишет: «Нет доб­родетели без рассудительности». Мой духовник тоже подчеркивает: «Без фанатизма». Что значит «на черный день»? Есть четкая формулировка, какая сумма таковой является, а какая нет?

— В том-то и дело. А человек прочтет ту книжку и будет мучиться.

— Поэтому нужно иметь духовника, он растолкует. Профессор Московской духовной академии Алексей Осипов говорит о монашествующих: они как оранжерейные цветы. Кто проще всего решает вопросы семейной жизни? Монахи. Которые никогда не были женаты. Не имели детей. Не приобретя собственного опыта, берут на себя такую ответственность. Разводиться? Нет, не разводись, неси крест… По­этому очень осторожно нужно к их советам относиться. Снова процитирую профессора Осипова: «Пока Иоанн Крестьянкин не причислен к лику святых, не канонизирован, это его личное духовное мнение». Возможно, высота веры, общения с Богом у Крестьянкина была такова, что он не сомневался: куда бы ни попал, Господь его не бросит. Но такова ли сила веры подавляющего большинства у пусть даже церковных людей? Нет, конечно. Мы живем в миру. И как сложатся обстоятельства, не знаем. Потому совсем не однозначно с той же заначкой и прочим. Да, мне знакомо выражение: у того, кто оставляет на черный день, быстрее всего черный день и наступает. Назовите по-другому, и отпадет сам вопрос. На погребение, чтобы не доставлять хлопот людям, которые обо мне заботятся. На помощь детям. Как говорится, целевые накоп­ления.

— Наверное, естественное желание — найти ответ быстро. Попадаются издания типа «400 вопросов и ответов на духовную тему». В них батюшки дают разъяснения таким, как мы, мирянам…

— Какие-то книжки тонкие читаете. Что такое 400?! У меня есть «1100 ответов“ (смеется). Откроем подобное издание. Отвечает, может, сельский священник в Брянской области на вопросы своих прихожан, которые имеют совсем другие в сравнении с нами духовные потребности. Живут совсем в другой атмосфере, в иной среде. Для них актуально. А для преподавателя иностранного языка актуально будет? Для банкира? Для политолога? С ними нужно говорить другим языком. Потому так важно духовничество, когда священник знает человека, постоянно с ним общается, дает ему советы исходя из обстоятельств его жизни. Одни советы могут быть успешному бизнесмену, другие — брошенной женщине, третьи — вдове, вдовцу.

 

Автор: Татьяна БАТЮК
20 Апрель 2017 / 257  просмотров.