Газета выходит с ноября 1967 года, в сети интернет с июля 1996 года
Поиск
Расширенный поиск

Основные рубрики


Официальный портал Минского городского исполнительного комитета, minsk.gov.by





Рассылка
E-mail:






23 марта 2017 (четверг) № 12 (12723)
ГлавнаяНовости

Просто Медведь

НовостиЗал олимпийской славы

В марте 1961 года в Минске состоялось личное первенство СССР по борьбе. Среди претендентов такие именитые мастера ковра, как Иваницкий, Кикнадзе, Канделаки, Дзарасов… И вдруг сенсация: победу одерживает никому не известный 23-летний Александр Медведь!

Отточенная техника и богатейший арсенал приемов лучшего, по официальному признанию, «вольника» XX столетия по сей день считаются эталонными. Высокий, стройный и при этом обладавший поистине медвежьими силой и ловкостью Александр Медведь выходил на каждую схватку, как на последний бой, и ушел с ковра непобежденным на Олимпиаде-1972. «Золото» Мюнхена стало для белорусского богатыря третьим подряд, добытым на главных стартах четырехлетия в трех разных весовых категориях.

С ним с удовольствием и на равных общались Юрий Гагарин, Роберт Рождественский, Игорь Лученок, Александра Пахмутова, Игорь Добронравов, Фидель Кастро и другие выдающиеся современники. В Лондонском метрополитене во время летних Игр-2012 одну из станций переименовали в честь нашего знаменитого земляка. В сентябре в столичном Дворце спорта пройдет традиционный, 47-й по счету, международный турнир на призы Александра Медведя, приуроченный к его 80-летию. А на улице Калиновского открыт Дворец борьбы имени почетного гражданина города Минска, в котором на видном месте красуется баннер с изображением трехкратного олимпийского чемпиона и надписью: Simply The Best —  «Просто лучший»…

— Александр Васильевич, а ведь при феноменальной силе и богатырском, казалось бы, здоровье вашу борцовскую карьеру врачи в свое время ставили под сомнение.

— Было дело. В 1959 году, когда я служил в армии, заболел гриппом и угодил в госпиталь. Неделю отлежал, и тут меня забирают и везут в Дом офицеров выступить на первенстве Вооруженных Сил. Мог бы сняться с соревнований по состоянию здоровья, но характер не позволял сдаваться без боя.

В общем, сражался до конца, никому не уступил, сделал ничью с Александром Иваницким и занял 2-е место. Вот тогда-то и посадил сердце. Началась мерцательная аритмия, которая меня потом сопровож­дала всю жизнь. Долго лечился, в Кисловодск ездил, месяц бегал кроссы и в 1961 году в Минске выиграл чемпионат Союза. Никогда себя не жалел, хотя, наверное, если чувствуешь, что где-то сорвался, надо отдохнуть. Но я жил в чужом городе, без родителей, помощи ждать было неоткуда, требовалось зарабатывать на жизнь и пробивать себе дорогу.

— С вашим тезкой Иваницким вы синхронно выиграли «золото» Игр-1964 в Токио. Причем вам тогда пришлось сгонять вес, чтобы товарищ по сборной Союза имел возможность выступить в самой тяжелой категории.

— Да. В то время в Союзе боролись столько классных атлетов в каждом весе, что выиграть чемпионат страны порой было труднее, чем отличиться на первенстве мира или Европы.

— У вас и на международной арене хватало очень серьезных соперников. Из чис­ла последних — призеры Мюнхена-72 почти 200-килограммовый американец Крис Тейлор и «вечно второй» по вашей вине болгарин Осман Дуралиев…

— Тренер Дуралиева, замечательный специалист Петр Райков, однажды сказал мне: «Александр, я знаю о тебе все, что только можно узнать. Но на ковре ты сегодня опять был непредсказуем. Мы так и не смогли тебя разгадать».

— Потому что постоянно импровизировали на ковре?

— А как иначе?! Все-таки продержаться двенадцать лет, выиграть три Олимпиады подряд и семь чемпионатов мира было не так-то просто. Представители некоторых видов спорта имеют возможность получать медали за командные состязания, как те же, скажем, фехтовальщики. А в единоборствах все зависит только от тебя самого.

— Честь Беларуси на последней Олимпиаде в Рио в вольной борьбе у мужчин защищали дагестанцы Асадулла Лачинов, Омаргаджи Магомедов и Ибрагим Саидов. Практика приглашения в сборную страны так называемых легионеров себя оправдывает?

— Сейчас не только мы — весь мир приглашает легионеров. Смотрите, где их только нет, даже в футболе. А на Кавказе борьба — национальный вид спорта, там мальчишки чуть ли не с колыбели к ней приобщаются. В январе в Красноярске проходил традиционный и очень сильный по составу международный турнир памяти Ивана Ярыгина. Так вот, дагестанцы победили в пяти из восьми весовых категорий. И разве плохо, что тот же Саидов взял на Олимпиаде «бронзу» и на него могут равняться наши молодые спортсмены?

Кстати, в Рио здорово выступили и обе белорусские «вольницы». Мария Мамошук заняла 2-е место, Василиса Марзалюк — 4-е. Значит, и в отечественных спортшколах умеют пестовать дарования.

— А ведь вам, Александр Васильевич, поначалу не очень нравилось то, что прекрасные дамы облачились в трико и борцовки?

— Мы сравнительно поздно, примерно с начала нынешнего века, начали развивать женскую борьбу, но уже через несколько лет белорусская коман­да стала одной из лучших в Европе. Действительно, сначала я был против, но потом изменил мнение. Особенно когда наши тренеры-энтузиасты, тот же Анатолий Ермак, начали отбирать подходящих девчонок. Многие из них имели неплохую базу, поскольку раньше занимались другими видами спорта. А сегодня у нас сложились свои традиции в этой олимпийской дисциплине, да и желающих заниматься — и мальчиков, и девочек — хватает.

— Вот только второй Медведь вряд ли скоро появится… Когда-то вы рассказывали, что не выиграли бы третье олимпийское «золото», не будь в вашей жизни охоты. Дескать, находившись по лесу, забывали о стрессах, да и нагрузку получали приличную. Не остыли еще к давнему увлечению?

— Выбираюсь иногда с друзьями. В ноябре брали они меня с собой поохотиться под Дзержинском. Уселся я на стульчик, жду. Вышел здоровенный лось с большими рогами. Полюбовался я на него, посчитал отростки и отпустил, стрелять не стал…

— Неужто исчез охотничий азарт?

— Да, уже пропал. Как-то теперь даже жалко их. А вот общение с друзьями, природой меня по-прежнему спасает от стрессов. Люблю бывать на даче. Подкармливаю там птичек-синичек, у меня для них всегда припасены несколько килограммов семечек. Сад у нас небольшой, зато фруктовые деревья никогда не опыляю химикатами.

— И по-прежнему, отправляясь в Раубичи, сами за рулем «Мерседеса»?

— Сам. Эта машина у меня уже лет десять, мне ее практически подарили, раньше ездил на «Волге“.

— Гаишники, если вас останавливают, узнают?

— А я правила соблюдаю. Если уж очень куда-то спешу и меня остановили, извинюсь. А так стараюсь не нарушать, езжу спокойно. Даже дети иногда меня ругают: чего, мол, так катишься медленно. Вообще для водителя очень важно, чтобы была постоянная прак­тика. И если сел за руль, должен сконцентрировать внимание на дороге, не отвлекаться.

— А еще, слышал, вы в бильярд регулярно играете.

— Два-три раза в неделю. У нас что-то вроде ветеранского клуба, в основном постоянные посетители — люди серьезные, уважаемые. Играю по два часа, даю нагрузку ногам. Еще, коль зашла речь, хожу в бассейн.

— Жизнь не раз дарила вам встречи с интереснейшими людьми…

— С кем мне только не доводилось общаться. Забавным получилось, помню, знакомство с Саддамом Хусейном. Протягивает он мне руку, я ему свою, да немного не рассчитал, слышу, вроде как что-то хрустнуло. У меня-то кисть сильная, вот и сжал ему косточки до боли. Охранники на меня бросились, пришлось их стряхнуть с себя. А иракский президент засмеялся и подал знак, дескать, не трогайте его, все нормально. Надолго, думаю, запомнил мое рукопожатие…

— Зато, надо думать, Фидель Кастро покрепче оказался?

— Мы с вождем кубинской революции встречались на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Гаване. Он действительно был рос­лым и плечистым и с большой симпатией относился к спортсменам. Хотя на острове Свободы самым популярным видом был тогда, а может, и сейчас остался, бейс­бол. А я на открытии форума пронес советский флаг на вытянутой руке.

Автор: Владимир ПИСАРЕВ
16 Март 2017 / 75  просмотров.