Газета выходит с ноября 1967 года, в сети интернет с июля 1996 года
Поиск
Расширенный поиск

Основные рубрики


Официальный портал Минского городского исполнительного комитета, minsk.gov.by





Рассылка
E-mail:






23 ноября 2017 (четверг) № 47 (12758)
ГлавнаяНовости

Кимоно не предлагать

НовостиРазное

Маленькая Япония

«Следующая остановка „Сендайский сквер“ — слышат они, подъезжая к Музыкальному театру. Юми, Мику и Ририко идут в театр аллеей горной сакуры, мимо сада камней, по мостику с бамбуковыми перилами… Сквер в честь японского города-побратима Сендая заложили в Минске десять лет назад. На небольшой площади у Музыкального появился символ дружбы — уличные часы на изящной ножке, подарок Сендая. Двойной циферблат показывает и белорусское, и японское время. Разница — 6 часов. Когда у балерин Мику, Юми и Ририко начинается вечерний спектакль, их родственники в Токио и Нагоя уже спят. Правда, это происходит в том дне, который у нас еще не наступил…
„Маленькая Япония“ возник­ла у Музыкального вне всякой зависимости от того, что на его подмостках 18 лет назад начали работать граждане Японии. Однако сегодня, когда на сцене парят в танце сразу три японки — Юми Фудзивара, Мику Сузуки и Ририко Ито, — в этом видится скрытый смысл, перст судьбы.
Балет в Японии популярен, но карьера танцовщиков чаще всего складывается в зарубежных труппах: балетных школ в Стране восходящего солнца тысячи, конкуренция между начинающими балеринами бешеная, на сцену там пробиваются единицы. Они танцуют премьеру, балет записывается на диск и… следует большой перерыв, пока не разойдутся диски.
Юми, Мику и Ририко вполне осознанно выбрали Минск как отправную точку для своей карьеры. Все трое окончили Белорусскую государственную хореографическую гимназию-колледж, были зачислены в труппу Белорусского государственного академического музыкального театра. Попали в хороший коллектив. И даже в „Маленькую Японию“.

Юми

Впорхнула в гримерку, сияя огромными глазищами, „нарисованными“ для балета „Испанские миниатюры“.
Впрочем, она и без грима хороша. Возраст любой японки определить трудновато, и поначалу не верится, что Юми — жена и мама с большим стажем: много лет счастлива в браке с Виталием Красноглазовым, солистом и педагогом балетной труппы Музыкального, что у них двое сыновей — старшему, Мише, 13 лет, младшему, Грише, 2 годика.
— Что общего у японцев и белорусов? — переспрашивает Юми-сан и отвечает: — Доброта.
Потом, правда, выясняется, что объединяют и любовь к природе, и кулинарные пристрастия. Семья Красноглазовых живет на проспекте Машерова, отдыхать ходит в парк Победы, обожает готовить шашлыки.
— Дома я делаю драники, сама их очень люблю, иногда могу и суши приготовить, но у них здесь не такой вкус, как у нас.
Балет („Сцена меня бодрит, отключает от всех житейских проб­лем“) , дом, дети („Балет когда-нибудь закончится, а без семьи человек, как дерево без корней“) — это дает Юми возможность забывать, что она находится в чужой языковой среде, среди чужой жизни. Но — и это самое главное! — среди своих.
Летом Юми с Виталием планируют очередную поездку в Токио — семейство Фудзивара очень соскучилось по внукам. Бабушка Юми, которой 94 года, мечтает поговорить с правнуком Гришей-чан, надеясь, что он уже знает хотя бы парочку японских слов. А вот Миша разговаривает снос­но, он в Японии бывал не раз, человек вполне самостоятельный. По-восточному целеустремленный. По-западному раскованный.

Мику

Еще в колледже педагоги отмечали: будет примой.
Мику 22 года, в Музыкальном танцует первый сезон. Дебютантке доверили ведущие партии в „Щелкунчике“ и „Шехеразаде“. Ее юная Маша („Щелкунчик“) прямо на глазах превращается из девочки в девушку, а Царевна ( «Шехеразада») окончательно покоряет женственностью. Мику вытанцовывает два разных характера, две разные гаммы переживаний.
Мику рассказывает:
— Сколько себя помню, всегда хотела быть балериной. Ходила в Нагое в студию. Родители отпустили учиться в Минск, потому что знали, как страстно я мечтаю о балете.
Каждый день Мику Сузуки у станка. Если не упражняться, тут же теряется чистота движений. Мику упорная. Она знает: балет подразумевает предельно возможное совершенство, иначе нет смысла браться за роль. Настроение, боль, болезни и болячки, усталость — все побоку. Это такой талант — заставить свое тело работать сверх его возможностей.

Ририко

Все балерины-японки — пушинки, но Ририко — настоящий «пух от уст Эола». Рост и вес балерины — тема публичная, и не будет бестактностью сказать, что Ририко из троих самая миниатюрная, 154 сантиметра в высоту. На премьере «Щелкунчика» Ририко танцевала Куклу-балерину. Сегодня она в «Щелкунчике» и Маша, и Кукла-балерина, и Китаянка. Эта статуэточка словно создана для сказок. А они в Музыкальном в фаворе. Так что карьера Ририко сложится, хотя победы достаются очень трудно. И в жилетку плакать некому — все-таки мама очень далеко.

В полную ногу

— У граждан Японии есть чему поучиться нашим танцовщикам, и прежде всего обязательности, — считает директор балета Владислав Козинец. — Юми, Мику и Ририко украшают труппу. Уважительные, трудолюбивые. Не бывает сомнений, что они могут подвести. Это балерины, которые владеют профессией, работают в полную ногу.
… Убирать барьеры, выражать чувства и эмоции помогает язык танца. Япония и Беларусь соединились в любви к балету. Граждане Японии танцуют не только в Музыкальном, но и в Большом театре оперы и балета. По сведениям МИД Японии, которые нам сообщили в посольстве этой страны в Респуб­лике Беларусь, статус постоянно проживающих в Беларуси имеют 12 японцев. Половина из них — танцовщики.
Они едут к нам за балетной и жизненной судьбой.
Они не только исполняют партии в балетах Чайковского, Минкуса, Римского-Корсакова, Асафь­ева, но и строят свою личную, семейную жизнь.
Уже как легенду вспоминаем пару Мики Ватанабе — Александр Бубер. Супруги много лет танцевали в Большом, сейчас живут в Японии, у них двое сыновей, как и у Юми Фудзивара и Виталия Красноглазова.
В Музыкальном театре довольно долго работала еще одна пара — Рина Ивакири и Григорий Круковский, оба были солистами. У Мику Сузуки есть парень, белорус, они дружат еще с гимназии. Ририко пока одна, но это ненадолго, уверены в Музыкальном…
Так что не спрашивайте, что делают японцы в Беларуси. Они делают искусство танца и искусство просто жить.


«Коничива — здравствуйте!» — привычно звучит за кулисами. А дальше — взмах руки, исполненный достоинства шаг, выброшенная вверх отвесной струной нога, прыжок, полет… Это балетная речь, которая не требует перевода.

Автор: Светлана ШИДЛОВСКАЯ
01 Март 2012 / 2680  просмотров.