Газета выходит с ноября 1967 года, в сети интернет с июля 1996 года
Поиск
Расширенный поиск

Основные рубрики


Официальный портал Минского городского исполнительного комитета, minsk.gov.by





Рассылка
E-mail:






12 октября 2017 (четверг) № 41 (12752)
ГлавнаяНовости

Кто готовит вендетту

НовостиКультурный код

Премьера — повод для разговора о спектакле, театре и не только. Михаил Александрович несколько раз просил перенести интервью ввиду большой загруженности: репетиции нового спектакля и текущих концертов он ведет почти еже­дневно с утра до вечера.

Не о любви

… По сцене бродит сицилийская мафия. Около полусотни человек собрались на «деревенской площади». Колокол сзывает к пасхальной мессе…

— Стоп. Послушайте, как мы будем сейчас работать: басы и баритоны выходят из левой кулисы, тенора — из правой…

И сразу взгляды артис­тов — в ту единственную точку, где сидит режиссер-постановщик. На столике перед ним только бутылка воды и партитура. Идет репетиция оперы «Сельская честь», премьера которой намечена на 30 апреля.

Новеллу о кровавых страс­тях в сицилийском городке создал Джованни Верга, а музыку в 1890-м написал Пьетро Масканьи. Музыка потрясла Европу так, что Масканьи до конца своей жизни жил на доходы от постановок этого шедевра, который, между прочим, заканчивается смертью одного из героев.

— Смерть — повод для разговора о жизни? Так, Михаил Александрович?

— Не о любви же говорить. Любви я в этой опере не вижу, одни только необузданные страсти. «Сельская честь» — история нескольких предательств. Лола, не дождавшись Туридду из армии, выходит замуж за Альфио. Туридду сходится с Сантуццей, а затем возвращает себе Лолу. Сантуцца вкладывает это в уши Альфио, и тот впадает в гнев: Vendetta avro priache tramonti il di —  «Я отомщу… «Люди сами творят зло, от которого и страдают. При этом готовы винить всех, считая правыми только себя. Заметьте, это происходит в пасхальные дни — сначала молятся, затем грешат, и наоборот…

Мы в опере ничего не меняли, кроме того, что перенесли действие из XIX века в 1920-е годы. Сицилия, мафия, законы коза ностра — все осталось. Но не в этом суть. Опера Масканьи дает возможность поразмышлять, почему люди ведут себя некрасиво, нечестно и что питает двойную мораль в обществе.

Корабль плывет…

— Большой — это театр традиционных постановок. А традиция, увы, имеет склонность обрастать, как корабль ракушками, стереотипами, штампами, клише. С ними можно как-то бороться, Михаил Александрович?

— Конечно. Этим и занимаюсь. Актерский штамп — живучая зараза. Только собьешь ее, проходят два-три спектак­ля, и зараза возвращается. Опять выпученные глаза, наигранные эмоции, неестественные позы… Когда пятнадцать раз объяснил человеку, чего ты хочешь, показал и сыграл сам, а артисту все равно лень себя растормошить, руки опускаются. Это не массовое явление, но частое. Режиссеру мало придумать идею спектакля, хотя это самое главное. Надо найти единомышленников, людей, которые понимают, какую задачу ты перед ними ставишь.

— В репертуаре Большого только один шедевр национальной оперы — „Седая легенда“ Дмитрия Смольского. Что нужно, чтобы на белорусской сцене было больше своего колорита?

— Опера как жанр развивается при нескольких условиях, два из которых обязательны: конкурентоспособность и финансирование. В сегодняшнем мире от бюджета напрямую зависят класс театра, его признание в мире, призы на фестивалях. Если вы ревниво относитесь к национальному престижу, то деньги обязательно найдете, только давать их нужно не всем подряд… А что касается Большого театра Беларуси, он очень крепкий, качественный, с сильным коллективом, с прекрасным оркестром. Но… Если повезти наши спектакли по международным конкурсам, то выиграют те же казахи, которые вкладывают в национальную оперу очень большие средства. Опера — это ведь роскошь.

В колее

— В юности вы хотели стать скрипачом. А получилось стать режиссером. Что в этой профессии есть рай, а что ад?

— Поскольку я еще жив, то рая не видел. Если серьезно, то профессия оперного режиссера, которой я занимаюсь уже два десятка лет, предполагает умение создавать иллюзии. Мы показываем на сцене то, чего на самом деле нет, а зрители в это верят. Однако, если вдуматься, и в жизни мы постоянно поддаемся иллюзиям, обольщаемся, обманываемся…

Действительно, я хотел стать скрипачом, приехал из Ашхабада, где родился, в Москву, прошел испытания, меня брали в консерваторию… И вдруг представил, как всю жизнь буду сидеть в оркестре. До этого в Ашхабаде я уже восемь лет проработал в оркестре в оперном театре. Наверное, меня ужаснула рутина — когда жизнь идет по одной колее. Поддался иллюзии, что в профессии режиссера ее будет немного или совсем не будет.

— И окончили режиссерский факультет ­ГИТИСа.

— Осуществив более полусотни постановок в Казани, Минске, Новосибирске, Магнитогорске, Екатеринбурге, Астрахани, в других городах и даже в Нацио­нальном театре Марокко, я четко осознал: везде, в театре в том числе, производственная составляющая превалирует над творческой. Поэтому так мало эксклюзива, новизны и настоящего эксперимента.

Смолоду

— Благодаря родителям, вы с юных лет в теат­ре. Выросли в оркестровой яме…

— … И спал там, прислонившись к контрабасу.

— С чего нужно начинать ребенку, чтобы полюбить оперное искусство?

— Мои дети, их трое, тоже росли в атмосфере, когда жизнь — это театр, а театр — это жизнь, что повлия­ло на их судьбу. От осинки не родятся апельсинки. Старшая, Мария, учится на режиссера, сын

Сергей — на актера. И младшая, Александра, я уверен, свяжет жизнь с искусством. А вот как приобщать к искусству чужих детей?.. Помню, мы, учащиеся музыкальной школы, ходили по детским садам и давали там концертики, ездили по интернатам… Наши сверстники видели, что музыку „делают“ такие же пацаны, как они сами. Идти надо от доброты, от сердца, а не от ума.

Арт-азарт

— Вы знали Минск до того, как вас пригласили главным режиссером Большого театра?

— Я вообще Беларусь не знал. Город не разочаровал, наоборот, впечатлил. У меня был культурный шок от Минска. Очень его люблю, а самое любимое место — Каменная Горка, потому что там моя квартира, мой дом, моя семья. Всегда с огромной радостью возвращаюсь в Каменную Горку после очередной командировки.

— Вам знакомо состояние, о котором поэт написал так: „Бил в ладоши и кричал, ай да Пушкин! Ай да сукин сын!“?

— Да, было один раз. В 2006 году в Казани я поставил оперу „Любовь поэта“. Получил за нее Госпремию Республики Татарстан. Этот спектакль стал победителем театральной премии „Золотая маска“ в одной из номинаций.

— Что вас сейчас волнует?

— Конечно, премьера. Зацепит моя постановка зрителя или нет.

— О чем-нибудь сожалеете?

— О том, что не придумал себе дерзкого, азартного хобби.

— Адреналина не хватает?

— Видимо, да.

Справка „ВМ“

Учителями Михаила Панджавидзе во времена учебы в ГИТИСе были Матвей Ошеровский и Виталий Миллер. В аспирантуре учился у Георгия Ансимова. Работал с дирижерами Евгением Светлановым и Геннадием Рождественским, режиссерами Борисом Покровским и Робертом Стуруа… Два года Михаил Панджавидзе был худруком Государственного театра „Царицынская опера“ (Волгоград).

С мая 2010 года — главный режиссер белорусской оперы.

___________________________________

Дюжина от Панджавидзе

За семь лет работы в Национальном академическом Большом театре оперы и балета Республики Беларусь Михаил Панджавидзе поставил 12 спектаклей, большая часть которых — постановки полнокровные, масштабные, с яркими образами и накаленными страстями. Они стали событиями в культурной жизни страны. Это мировые хиты, тот базис, на котором держится репертуар: „Набукко“, „Тоска“, „Паяцы“, «Севильский цирюльник», «Турандот», «Макбет»… Напомним некоторые постановки из этой дюжины.

— Опера Джузеппе Верди «Набукко». Cпектакль — лауреат I Национальной театральной премии Рес­публики Беларусь в номинации «Лучший белорусский спектакль».

— Опера Джузеппе Верди «Аида». Cпектакль — лауреат II Национальной театральной премии Республики Беларусь в номинации «Лучший музыкальный спектакль».

— Опера Николая Римского-Корсакова «Царская невеста». Cпектакль — лауреат IV Национальной театральной премии Республики Беларусь в номинации «Лучший оперный спектакль“. За эту постановку Михаил Панджавидзе получил специальную премию Президента Республики Беларусь. Режиссеру вручена медаль Франциска Скорины.

Автор: Светлана ШИДЛОВСКАЯ
20 Апрель 2017 / 390  просмотров.