Газета выходит с ноября 1967 года, в сети интернет с июля 1996 года
Поиск
Расширенный поиск

Основные рубрики


Официальный портал Минского городского исполнительного комитета, minsk.gov.by





Рассылка
E-mail:






14 декабря 2017 (четверг) № 50 (12761)
ГлавнаяНовости

В походных условиях

НовостиПамять

Работала она заведующей детским садом в Наровле. В апреле 1986 года, несмотря на то что было уже известно о случившейся катастрофе, районный центр усиленно готовился к майским праздникам, дошкольные учреждения проводили утренники…

— Дни стояли теплые и солнечные, — вспоминает Нина Феофановна. — Мы тогда никак не связывали это с радиацией, думали, что просто пришла бурная весна. Хотя физически уже ощущались некоторые неприятные признаки — болела голова, першило в горле. На деревьях стали желтеть листья.

Людей из 10-20-километровой зоны начали эвакуировать только после 1 мая. Сначала перевозили в районный центр, потом расселяли дальше по Беларуси, кто-то уезжал к родственникам в Украину и Россию.

— Разрешали брать с собой только документы. Сельчане думали, что это временная мера — через неделю, самое большое месяц, они вернутся домой. Никто не подозревал, что жить в своих деревнях им больше не придется. В нашем районе отселили 37 населенных пунктов, — рассказывает собеседница. — Мой муж постоянно находился в разъездах. Он работал начальником производственно-технического отдела автобазы, которая непосредственно и занималась эвакуацией населения. Помню, как через Наровлю шли колонны автобусов и машин. Горожане выходили на улицу и плакали. От безысходности и непонимания того, что будет дальше.

Но, пожалуй, самые тяжелые воспоминания Нины Феофановны связаны с четырьмя месяцами после катастрофы, когда всем детским учреждениям района пришлось жить в походных условиях вдали от дома.

— Педагогов собрали 7 мая ночью в райкоме и объявили срочную эвакуа­цию. К утру все должны быть готовы, — продолжает Нина Черняк. — Голова шла кругом: нужно составить спис­ки, распределить детей по автобусам, закрепить за ними ответственных воспитателей… Дедсадовским малышам, у которых в тот момент мамы находились со вторым или третьим ребенком в декретном отпуске, повезло — они эвакуировались вместе с мамами. Остальные дошколята отправлялись в дорогу одни. Представьте, каково это — четырехлетнему или пятилетнему ребенку впервые оказаться вдали от родителей. Мамы не могли сдержать слез, боялись отпускать малышей, спрашивали: «Зачем забираете детей? Куда вы их везете?“ А что мы могли ответить, сами толком ничего не знали.

Сначала Нину Феофановну и ее подопечных отправили под Светлогорск,

потом перевезли в Гродненскую область. Там они провели почти три месяца. Было всякое. Пришлось столкнуться и с определенной отчужденностью местного населения. Первое время жители деревень боялись приводить своих детей в садик, чтобы те не набрались от наровлянских ребят радиации.

— Малыши много плакали, особенно по вечерам, когда наступало время ложиться спать: постоянно просились к маме, — говорит собеседница. — Я была вынуждена мотаться между Гродненской областью и Наровлей, ведь работу никто не отменял. Приводила в порядок документы, занималась ремонтом помещений. Одним словом, готовилась к приему детей. Вместе с военными участвовала в дезактивации: город постоянно мыли, чистили, снимали грунт, меняли крыши, заборы. Вывозили всё, где могла быть радиация.

Домой детский сад вернулся 25 августа и начал работать в обычном режиме. Естественно, соблюдались повышенные меры безопасности. На входе в здание установили санпропускники — надо было обрабатывать ноги, чтобы не заносить с собой в помещение загрязненные пыль и почву. Там, где в городе наблюдался повышенный радиационный фон, стояли отметки. Дозиметрический контроль проводился несколько раз в день.

Нина Феофановна со своей семьей прожила в Наровле еще семь лет после аварии на Чернобыльской АЭС. В Минск они перебрались только в 1993-м.

Муж Николай Антонович стал болеть, часто лежал в стационаре. Восемь лет назад его не стало…

— Мы когда-то радовались, что живем рядом с атомной станцией, — признается Нина Черняк. — Постоянно ездили в Чернобыль за дефицитными продуктами. Под Новый год там всегда продавали апельсины, мандарины, деликатесы. К тому же современный город, который раскинулся на берегу Припяти, подкупал своей красотой. Когда случилась беда, думать о последствиях было некогда — каждый выполнял свою работу.

Как было

Педагогов собрали 10 мая ночью в райкоме и объявили срочную эвакуацию. К утру все должны быть готовы. Голова шла кругом: нужно составить списки, распределить детей по автобусам, закрепить за ними ответственных воспитателей…

Автор: Светлана ЛОЦМАНОВА
20 Апрель 2017 / 357  просмотров.