Газета выходит с ноября 1967 года, в сети интернет с июля 1996 года
Поиск
Расширенный поиск

Основные рубрики


Официальный портал Минского городского исполнительного комитета, minsk.gov.by





Рассылка
E-mail:






18 января 2018 (четверг) № 3 (12766)
ГлавнаяНовости

Генеральская дача Каменской

НовостиОкраина

В пяти верстах от столицы

В 1817 году новогрудским дворянином Онуфрием Наркевичем-Иодко под Минском было куплено имение и 365 десятин земли. Тогда к очень популярному в славянских землях топониму Цна, что может означать «девственный» или происходить от слова  «десна, дсна» — правый, добавилась в честь владельца приставка Иодково. В апреле 2004 года ставший частью Советского района Минска поселок свое второе имя потерял. Но сохранился в названии улицы и переулка.

Когда в конце XIX века один из владельцев имения давал объявление о его сдаче в аренду, он не скупился на красочные характеристики: в пяти верстах езды от Минска, лес, парк, фруктовый и ягодный сады, теплицы, сенокос. «Местность красивая и здоровая. Очень удобная для хозяйства».

Оно так. Однако и огромное урочище с дремучим лесом, носившее красноречивое название Дичь, а впоследствии Куропаты, и сама фамилия владельцев, переводимая с разных языков как «неизвестный человек, пришлый, черный, холодный», а на санскрите «едха» обозначает «воин», и противоречивые отношения между представителями рода говорят о сложной судьбе и людей, и поселка. Судите сами: один Иодка значится польским маршалком и участвует в национальных восстаниях, другой клянется в верности царю и строит в Цне сразу две православные церкви. Один женится на представительнице рода мятежного Тадеуша Костюшки, второй — на фрейлине российского царского двора. Герб — лиса в рыцарском шлеме — как нельзя лучше иллюстрирует хитросплетения судеб и характеры хозяев имения.

С другой стороны, имя  самого известного из Иодок  — Якова Оттоновича Наркевича-Иодки (1847-1905) — достойно увековечивания не только в названии улицы, но и имеет право стать предметом национальной гордости белорусов. Физик, специалист с мировым именем в области атмосферного электричества, врач, метеоролог, основатель методов электролечения, музыкант, композитор и дирижер. Уже одного этого достаточно, чтобы сохранить имя Иодков в истории Цны.

Зарубки памяти

Хотя эта самая история не скупилась на жесткие и глубокие зарубки в биографии поселения. Есть сведения, что после манифеста об отмене крепостного права один из Иодок добился ауди­енции у царя, чтобы оговорить размеры компенсаций. Народные же предания говорят о том, что к царю наведались крестьяне с жалобой на жестокость барина, и тот, боясь наказания, сам полоснул себя бритвой по горлу. После революции, срезая золоченый купол кладбищенской часовни, упал и разбился активист Ботян. Его брат женился на владелице соседнего фольварка, чем спас ее от высылки, , а сам долгое время был председателем колхоза.

Трагическими фактами Иодково богато. Именно здесь, в урочище Дичь, названном впоследствии Куропатами, были обнаружены массовые захоронения людей. И сколько бы ни спорили ученые и политики о времени расстрелов и национальной принадлежности погибших, остаются свидетельства жителей о распрях, взаимных доносах, жертвах и палачах среди сельчан.

В Отечественную войну в окрестностях селения шли многодневные кровопролитные сражения между красноармейской пехотной дивизией и танковыми частями противника.  Героические действия бойцов сотой стрелковой дивизии в июне сорок первого года стали для многих воинов последними.

Деревня была пристанищем для минчан, уходивших от бомбежек из центра города в окрестные села, находивших там кров, хлеб и молоко голодным детям. В послевоенные годы многие приехавшие на восстановление Минска или вернувшиеся из эвакуации снимали здесь квартиры. Находили пристанище и ночевку те, кто шел на столичные рынки, учебу, работу, за нужными справками.

Сосед — почти как родственник

Внешне сегодняшняя Цна четко делится на классы: бедняков с их убогими избенками еще довоенной поры, середняков — обладателей доброт­ных, но скромных жилищ и богатых владельцев роскошных особняков с многобоксовыми гаражами, обрамленных изысканными газонами, коваными заборами, экзотическими растениями. Казалось бы, какое поле для разгула зависти: есть что покурочить, разломать и расписать. Но седой хозяин маленького бревенчатого домика, приютившегося у подножия многоэтажного коттеджа, на вопрос, не обижает ли его сосед, рассмеялся: «Андрюха-то? Да он мне дров только вчера привез. У самого газ природный, так он мне подарки делает. Душа в душу живем».

Исконные жительницы — крестьянки соседскими красотами любуются, но ни завидовать, ни подражать не спешат. К соседям относятся, как к неразумным дачникам: пускай, мол, балуются со своими газонами да можжевельниками, пока сохраняются еще деревенские сады, без яблок никто не останется. А то, что настроили домов вокруг, так это везение. Ведь сосед, богатый он или не очень, все равно как родст­венник.

Потомственные жители Цны помнят еще, как собирали на топливо валежник, и оттого «лес был чистый, как панский парк». Они болезненно относятся к сломанным деревьям, мусору, оставленному отдыхающими на пляжах горожанами. «И клюквы на болоте росло много, — вспоминают, — и речка была глубокая, чистая, рыбная… Председатель колхозный Тимофей Ботян только верхом ездил, все видел и за малейшие огрехи наказывал. Потому порядок в Иодкове был отменный… »

Цна привыкает быть городом

Надо отдать справедливость коммунальщикам городского района: сделано здесь немало. Налажен вывоз бытовых отходов, заасфальтированы практически все улицы, в том числе и дорожки, ведущие через лес к улице Гамарника. К радости ребят, бегающих по ним к ближайшей городской школе, тропинки получили освещение.

Несмотря на одобрительное отношение старожилов к таким пешим походам школьников: мол, пусть закаляются, я когда-то в центр Минска на работу пешком бегал, специалисты районной администрации считают иначе. Потому и добиваются более частого посещения Цны маршрутными автобусами, устройства дополнительных остановок. Поселок немаленький, жители торопятся на работу, в поликлинику, школу. Тем более что здесь выделены участки для строительства домов более чем сорока многодетным семьям. И если строи­тельство садика в перспективе есть, то проблема кочующих школьников остается.

Пока в Цне построен и оснащается социально-реабилитационный центр Свято-Елизаветинского монастыря и 4-й пляж на водохранилище. Разнополюсные, надо признать, объекты. Как, впрочем, и вся история этих мест.

Автор: Елена АВРИНСКАЯ, фото автора и из архивов жителей Цны
04 Август 2011 / 3253  просмотра.