Глаза в глаза

Небо как дом

В проекте «Вечернего Минска» — известные люди с неравнодушным и откровенным взглядом на происходящее и на себя. Наш сегодняшний собеседник — командир авиационной базы в Мачулищах, военный летчик-снайпер, полковник Андрей Лукьянович

От рассвета до заката

— Рабочий день командира авиационной базы начинается в…

— Как правило, круглые сутки при деле. Наша авиационная часть несет боевое дежурство. От рассвета до заката. В четыре часа утра — начало рабочего дня. И летные смены заканчиваются за полночь. Вот сегодня у нас полеты до 24:00. Предварительный разбор в течение получаса, в 00:30 я освобожусь. Это то, что заранее запланировано. Бывает внеплановое — различные спецзадания, проверки, учения, тренировки. Работа сама по себе дает заряд бодрости. Какие красоты предстают взору с высоты птичьего полета! Совершенно иные, чем с земли. Луну в другом ракурсе можно увидеть, звезды, земную поверхность, облака. Над ними летишь, будто над периной. Чувства переполняют!

— При такой любви к небу страшно, наверное, перед медкомиссиями, которые решают: можете, Андрей Юльянович, еще летать или…

— Как говорят медики, нет здоровых людей, есть недообследованные. А за последние годы медицинская наука шагнула далеко вперед, появилась уникальная аппаратура, способная определить даже незначительные отклонения от нормы.

Военные летчики — штучные специалисты, золотой фонд Вооруженных Сил, на обучение которых государство тратит гораздо больше средств, чем на офицеров других специальностей. Печально и больно, когда военная авиация теряет пилотов по медицинским показаниям, выступая в роли донора высокоподготовленными специалистами для гражданской авиации.

Парад как экзамен

— Сегодня всему миру известна миролюбивая политика нашей страны. Какова роль в ней наших Вооруженных Сил и конкретно возглавляемой вами авиационной базы?

— Есть известная поговорка: хочешь мира — готовься к войне. Лучшее состояние вооруженных сил — это не успешная война, а устойчивый мир. В настоящее время мы, белорусы — мирные люди (это фраза из нашего гимна), но для сохранения суверенитета и независимости мы имеем компактные, мобильные, высокоподготовленные и хорошо оснащенные Вооруженные Силы. Именно они — важнейший фактор стратегического сдерживания, поддержания мира и стабильности на великой белорусской земле. И именно наша авиационная часть обеспечивает высокую мобильность Вооруженных Сил, то есть способна оперативно перебрасывать части и подразделения вместе с боевой техникой в любые районы в любых условиях. Задачи, которые стоят перед нами, — от боевого дежурства по противовоздушной обороне, дежурства по поисково-спасательному обеспечению, перевозке первых лиц государства до обеспечения мероприятий боевой подготовки сил специальных операций.

Один из основных показателей боевой подготовки авиации — это налет в часах. Так вот, из общего налета, который выполняет вся военная авиация Республики Беларусь, более 50 % приходится на нашу авиационную базу. Это великолепный результат в совокупности с обширной географией применения и значимостью выполненных задач.

— Для вас, как для командира базы, участие в торжественных парадах войск Минского гарнизона, посвященных Дню Независимости Рес­публики Беларусь, — праздник или все же своеобразный экзамен?

— Это действительно один из главных экзаменов для части. Причем не только для летного состава. Особенность нашей авиационной части: мы не только сами участвуем в параде, но и являемся основной тренировочной площадкой для коллег. То есть к нам прилетают летчики, технический состав Военно-воздушных сил Республики Беларусь и Воздушно-космических сил Российской Федерации.

— Но ощущение праздника все-таки есть?

— Конечно! Особенно когда Глава государства дает высокую оценку за парад, как, например, за крайний. Главнокомандующий сказал, что на протяжении нашего суверенитета это лучший парад из всех, что проходили. В этот момент — самое яркое ощущение праздника.

— Вы ведь и сами традиционно участвуете в параде, пилотируя свой красивый величавый Ил-76?

— Да. На самом большом, самом красивом самолете, который замыкает парадный строй воздушного эшелона с дымами в цвет флага Респуб­лики Беларусь. Для меня это огромная честь. И гордость. Замечу, что наши пилоты проходят тщательнейший отбор: для участия в параде привлекают только первоклассных летчиков. В комплексе с тщательной подготовкой к торжественному мероприятию, несмотря на довольно сложный полет на различных высотах, различных скоростях, необходимо собрать боевой порядок при взлете с четырех аэродромов. Ювелирная работа, сродни творению художника!

В Беларусь — через Улан-Удэ

— Ваш личный налет — сколько часов?

— Больше 3,5 тысячи.

— А первый свой час помните?

— Одно из ярчайших событий моей жизни — поступление в Балашовское высшее военное авиационное училище летчиков. Так получилось, меня воспитывала мама, папа рано умер. Подсказали, что есть такое училище — одно из лучших. Конкурс был огромный, поступил со второго раза. Когда поступил, почти на все деньги, что были, отправил телеграмму. Все порывы своей души продиктовал — с огромной благодарностью маме… Знаковое событие. Знаковым стал и день, когда летчик-инструктор Андрей Семенов выпустил меня в первый раз в полет на самолете Л-410 чешского производства, — после полета всю ночь не мог уснуть. Лежал на втором ярусе и чувствовал: жизнь состоялась. Потом было освоено много типов техники. После окончания училища по распределению я попал в город Улан-Удэ, где проходил службу на самолетах Ан-12: огромный транспортный самолет — четыре двигателя, максимальный взлетный вес 61 тонна.

— В родную Беларусь распределиться не получилось?

— Время распределения пришлось на развал Советского Союза. Помню, приехал в Минск, в отдел кадров. Уже не помню фамилию полковника, который завел меня в кабинет и показал на стол с горой папок личных дел: «Это все, кто хочет попасть к нам служить! Но просто летчиков мы не берем. Когда станешь первоклассным пилотом, командиром, тогда и приходи». Так что пришлось начинать с Улан-Удэ. Через три года стал командиром Ан-12, поз­же получил первый класс, и вот уже с первым классом продолжил службу командиром корабля в Мачулищах. Затем командир отряда, заместитель командира эскадрильи, командир эскад­рильи, заместитель командира авиационной базы и уже 7 лет  — командир авиационной базы.

— Наверняка за время летной работы вы в совершенстве освоили не один тип самолетов. Какой из них оказался для вас самым сложным и самым интересным в освоении?

— Все самолеты хороши. Но один из самых сложных в обучении и пилотировании — самолет Ан-12. А вот в Ил-76, который стал основным военно-транспортным судном и в Российской Федерации, и в Китайской Народной Республике, Генрихом Новожиловым учтены все ошибки: создан великолепнейший самолет без аэродинамических недостатков. А если учесть, что наши Ил-76 прошли капитальный ремонт, то как минимум 16 лет мы можем не беспокоиться за мобильность наших Вооруженных Сил.

Если после полета на Ан-12 летчики в прямом смысле слова выходили в мокрых от пота комбинезонах, то Ил-76 — это совершенно другой самолет. Конечно же, он требует знания компьютерной техники, программирования, в нем стоят совершенно иные системы. Они позволят нам летать по всему миру в соответствии с требованиями ИКАО — организации, которая устанавливает нормы для полета по международным воздушным линиям.

На экскурсию в самолет-музей

— Несколько месяцев назад ваша база приняла в гости журналистов агентства «Минск-Новости» — на выездную творческую планерку. Такая открытость (и приветливость!) в характере базы или лично командира?

— Наверное, удивлю ответом. Это связано с внешней политикой нашего государства. Проводя миролюбивую многовекторную внешнюю политику, поддерживая добрососедские взаимовыгодные связи с Европейским союзом и

НАТО, наша страна стремится к выстраиванию равноправных отношений, повышению открытости, развитию взаимопонимания в рамках усиления безопасности. Это положение, кстати, содержится и в новой военной доктрине. Закономерно и стремление нашей базы поддерживать диалог со всеми, в частности со средствами массовой информации. Как сказал один мудрый человек: пока телеканал CNN не осветил какой-либо подвиг, подвига нет. Заслуг у нас очень много, и делаем мы немало, и если об этом будет известно СМИ, значит, и наши граждане смогут спать спокойно.

Добавлю, что много внимания уделяю и патриотическому воспитанию молодых людей, считая его для себя одним из приоритетных направлений. Только в этом году проведены 262 экскурсии для ребят! У нас режимный объект, но школы пишут заявления — и мы официально проводим экскурсии и дни открытых дверей. У нас есть замечательный самолет — музей воинской славы, в котором не только собраны экспонаты, связанные с историей нашей авиа­ционной базы, но и полностью восстановлена кабина, где вживую все можно потрогать, отклонить элероны, штурвал, педали. Детям нравится. Возможно, именно посещение нашей части даст кому-то из ребят путевку в авиацию.

У нас открыта и Аллея героев, где увековечены имена Героев Советского Союза, судьба которых связана с нашей авиационной базой.

— И все это, насколько мне известно, по личной инициативе полковника Лукьяновича…

— Часть у нас легендарнейшая! Поэтому свою командирскую деятельность я в 2012 году начинал с увековечивания ее подвигов. Именно наши летчики сохраняли верность своему воинскому долгу в Афганистане, рисковали жизнью, спасая страну от последствий чернобыльской катастрофы, охраняли и продолжают охранять мир и покой нашей родной земли. Аллея героев — символ вечной благодарной памяти потомков, преемственности поколений авиаторов и верности славным героическим традициям. К слову, в память о погибших воинах-авиаторах на территории части возведена деревянная часовня.

— И все-таки вернусь к вашей личной приветливости и улыбчивости… Вас, наверное, таким воспитали?

— Да, это от мамы. Нина Григорьевна — очень жизнерадостный человек. Скажу так: это мой любимый человек, научивший меня многому. Стараюсь бывать у нее в Сморгони раз в несколько месяцев. И, как правило, на большие праздники мы с сестрами собираемся у мамы все вместе…

— Не надо быть большим специалистом в армейских делах, чтобы понимать: армейская судьба, тем более судьба военного пилота, — не самая легкая. Семья поддерживает вас?

— Третий знаковый момент в моей жизни после рождения и поступления в летное училище — это вступление в брак. Именно от человека, который будет тебя сопровождать всю жизнь, зависит, убежден, твой жизненный успех. Вообще, семья — это самое главное. Сначала та, в которой сам вырастаешь, потом — та, которую сам создаешь. Спасибо маме, что воспитала. Но наступает время, когда рядом появляется другой человек, которого по значимости можно поставить на одну ступеньку с мамой и благодаря которому карьера потом может сложиться и получиться. Своей супруге, Светлане Викторовне, Светочке, я тоже очень благодарен. У нее два образования, юридическое и педагогическое, но она полностью посвятила себя семье. Во многом благодаря ей мы воспитали трех хороших деток — отличников, медалистов, краснодипломников. Кстати, мой старший сын окончил Ульяновский авиационный институт, жена у него — тоже пилот, и у нас уже растет внучка!

Когда тыл надежный, поверьте, служить в Вооруженных Силах и приносить пользу Родине намного легче.

Летать как жить

— По-хорошему удивил девиз вашей части: «Нет вещи, которую нельзя было бы улучшить». То есть на достигнутом не останавливаетесь?

— Мы всегда работаем над совершенствованием всего. И по жизни мое кредо: «Летать, как и жить, без больших целей бессмысленно». Надо ставить цели. Этому и своих детей учу. При этом самая главная цель — приносить добро людям.

— Что пожелаете коллегам и себе накануне Дня Военно-воздушных сил, который страна отметит в нынешнее воскресенье?

— Здоровья, мирного неба, счастья, любви, благополучия — все пожелания коллегам и себе традиционны. И самое главное — безаварийной летной работы! Чтобы количество взлетов всегда равнялось количеству посадок.