Символ веры

Не ради спасибо

костел святого роха, минск

В проекте «Вечернего Минска» — известные люди с неравнодушным и откровенным взглядом на происходящее и на себя. Наш сегодняшний собеседник — настоятель храма Пресвятой Троицы (святого Роха) ксендз-каноник Юрий Санько

В благодарность святому Роху

Юрий Санько— Правда ли, отец Юрий, что ваш приход самый старый в городе?

— Да, это самый старый приход не только в городе, но, можно сказать, и в Беларуси. Он был основан королем Ягайло в XIV столетии. Витовт и Ягайло за свою бытность построили 20 кос­те­лов. И один из костелов Ягайло построил под названием Святой Троицы. Отсюда и Троицкое предместье в Минске. Когда костел сгорел, приход перешел на Золотогорское кладбище, в небольшую деревянную часовенку. А случилась в Минске эпидемия холеры — люди прошли по городу с фигурой святого Роха. Молились — эпидемия остановилась. Это была инициатива не только католиков, средства потом собирали и православные, и иудеи — и построили храм в знак благодарности святому Роху.

В планах было построить более пышную святыню в неоготическом стиле, что-то наподобие Гервятского костела, но время, революции, войны не позволили этому осуществиться. Осталась только гравюра костела, который думали возвести на Золотой Горе.

— Когда четыре года назад назначали новых епис­ко­пов, Юрий Кособуцкий, настоятель прихода Пресвятой Троицы, стал вспомогательным епископом Минско-Могилевской епархии, и место настоятеля оказалось вакантным. Когда вам его предложили, долго думали над решением?

— Я не боялся служения, трудностей, но понимал, что приход не прос­той: именно с него началось развитие белорусского костела. Это единственный приход, в котором до сих пор нет служб на других языках, есть одна служба на литовском языке для диа­спо­ры раз в месяц. Отсюда начинался наш catholic.by, здесь сделаны первые переводы на белорусский язык литургических текстов. Если в кафедральный приход приходят несколько тысяч человек каждое воскресенье, а в Красный еще больше — около 5 тысяч, наш приход — семейный. К нам приходят человек 400, и ты всех знаешь в лицо. Но реставрационно-строительные работы, которые мы начали, когда я только стал настоятелем, показали, что эти люди очень инициативные и открытые, очень жертвенные. Мы за 5 лет сделали много, костел преобразился, и не только в плане видимом (поменяли крышу, внутри костел покрашен, появился алтарь, территория почти благоустроена). Главное — приход развивается духовно, у нас три хора: молодежный, детский и взрослый, есть курсы по изучению Библии, воскресная школа, школа изобразительного искусства. Пока только для приходских детей, но действует школа блогинга и журналистики. И есть дальнейшие планы — когда проведем реконструкцию здания, которое находится на закрепленной за нами территории, появятся новые площади, а с ними и новые инициативы.

— Наверняка не мне одной интересно: что вашему костелу передал город?

— Город за нами закрепил территорию бывшего Золотогорского кладбища вместе с постройками, которые там находятся. Пока не передали в собственность, но закрепили. Поэтому на базе гаражей надеемся создать музей рет­ро­авто­мо­би­лей и кружок по их реставрации. Замечу, когда мы говорим о Золотогорском кладбище, то говорим о существующем кладбище. Были уничтожены только надгробные плиты, во многих местах захоронения остаются до сегодняшнего дня. Там, где прокладывали коммуникации, просто собирали останки и тут же перезахоранивали рядышком…

Кладбище начали уничтожать еще в 1930-е годы, когда был построен Дом специалиста, где сейчас здание «Вечернего Минска». Мы провели большую историческую работу, нашли много карт, снимков, где видно, как развивалось Золотогорское кладбище, как выглядел наш квартал с костелом. Когда началось расширение города, дома № 3 и 5 на Козлова были построены на кладбище… Недавно прошла весть, что есть новый застройщик на нашу территорию. Я тогда попросил людей усиленно молиться, чтобы передали землю костелу. И, слава Богу, так случилось. Мы начали благоустраивать территорию, чтобы она действительно стала изюминкой, делаем это не для прихода, делаем это для всего города.

Вам может быть интересно...  К Светлому празднику

В центре парка планируется установить фигуру Иисуса из бронзы (скульп­тор Валерьян Янушкевич) — Христа, который благословляет, который учит. Сейчас ищу для этого средства, потому что фигура 2,10 метра высотой стоит около 20 тысяч долларов. А в алтарной части будет единственная цветная икона — уникальная пресвятая Троица Минская.

— Скажите, вы чувствуете помощь городских властей?

— Мы очень дружим с нашим Советским районом, и на любую просьбу помочь с техникой, согласованием документов администрация очень открыта, какие-то решения принимаем совместно. На днях «Зеленстрой» района высадил у нас несколько елочек.

— А ждать ли минчанам разрекламированный аптекарский парк?

— Он непременно будет. Причем хочется сделать денд­ро­парк, который был бы всем интересен. В планах на весну посадить лечебные растения, лаванду, мяту, хвойные. Наша территория вообще уникальна, и многие отмечают это. Согласитесь: центр города, в двух шагах — оживленный проспект, а приходишь на территорию костела — тишина, будто ты за городом.

…А родители — повенчались

— Ваша дорога к Храму, отец Юрий, насколько тернистой была?

— Родился я в Несвиже. Мама — православная, папа — католик, бабушка ходила в костел. Но не бабушка меня привела в костел, а друг детства. Как-то мама утром была по хозяйству занята — а в маленьких городках в то время хозяйство было большое — не разбудила утром на службу, просто забыла. Я проснулся — и в слезы: как так? Она мне и ответила: тебе надо — ты и вставай. И всё: я мог проспать школу, но костел никогда больше не просыпал.

В 10 лет я уже пошел в воскресную школу, стал готовиться к причастию. Обычно у нас ребята идут в министранты, чтобы прислуживать при алтаре, я же просто посещал костел и только где-то в 9-м классе решил быть министрантом. Слово «министрант», как и «министр», — от слова «служение», все наши министры служат народу, ну, по крайней мере должны.

Когда я стал министрантом, у нас поменялся настоятель, и я стал прислуживать ему. В то время настоятель обслуживал немаленькую территорию — сначала мы ехали в Сейловичи, небольшую деревушку, потом в Городею, возвращались в Несвиж, из Несвижа ехали в Снов — весь день на колесах. И настоятель, по сути, стал для меня духовным отцом.

В 17 лет я поступил в Гродненскую семинарию. Это закрытое учебное заведение, где учатся одни парни, где свободное время давалось два раза в неделю. В четверг с полтретьего до шести вечера мы могли сходить на почту, позвонить, в магазин, домой. И в воскресенье было такое же свободное время после обеда, но только для прогулок: можно было пойти в парк, погулять над Неманом. Время это вспоминается прежде всего учебой, многосторонней и упорной.

— Как дома восприняли ваш выбор, отец Юрий?

— Это был мой выбор, поэтому родители меня благословили. Мама сейчас тоже католичка, и, может, благодаря моему выбору она отцу строго сказала: ну все, сын идет в семинарию, мы должны повенчаться. Они повенчались, можно сказать, перед моим уходом в семинарию в 2000 году, а я осенью начал учиться. Для меня огромная радость, что родители открылись для Господа и мама стала регулярно посещать костел.

После Гродненской семинарии я был распределен на пастырскую прак­ти­ку в Молодечно. Мне было только 23 года, я не мог еще по возрасту быть рукоположенным в священники. Потом меня перевели в Минск, в епархию, я стал секретарем епископа. Помогал как дьякон старшему священнику, ездил на Кальварию — там службы были только в выходные дни, но я ездил и в будни, чтобы молиться вместе с людьми.

Понятно, что каждый из нас не идет в семинарию, чтобы служить потом в адми­ни­стра­ции, мы идем, чтобы работать с людьми. Тем более, будучи родом из Несвижского прихода, я видел эту необходимость в священнике — люди ждали его часами в лютый мороз и жару, чтобы исповедоваться, причаститься…

Вам может быть интересно...  Да шчаслівай будучыні

Радость от служения

— Насколько мне известно, вашим первым приходом стал приход в Шабанах…

— Это очень важный момент: начали открываться приходы в мик­ро­райо­нах, потому что четыре костела были в центре и еще один — в Серебрянке. Мой первый приход был замечательным, потому что люди, с которыми мы встречались, — а нас было немного, человек 50 — хотели создавать, созидать. Для меня, как молодого священника, это была огромная школа. Понимаете, когда на протяжении недели ты сидишь в администрации с бумажками, а в воскресенье приезжаешь в приход, к хорошим людям, — это счастье. И ты реально ощущаешь радость от священства. Кризисы начинаются тогда, когда у тебя нет радости от служения.

А потом Папа назначает новых епис­ко­пов. Часто бывает, что епископ приезжает со своей командой… Нет, ­Тадеуш Кондрусевич оставил всю нашу коман­ду. С ним очень легко работается. Это человек, который умеет слушать, открыт для развития, инициатив, он молод духом. Он не будет контролировать тебя, но ему важен результат, и когда ты проводишь первое, второе, третье мероприятие и Тадеуш Кондрусевич видит, что человек старается, он умеет благодарить, умеет говорить спасибо. Хотя мы и не работаем ради спасибо, но, согласитесь, очень приятно, когда замечают тебя, твое служение. И после этого особенно хочется развиваться, больше и больше делать. Поэтому, может, я и открыл при епархии благотворительную организацию «Чистое сердце». Мы уже провели почти 60 мероприятий, в которых приняли участие около 10 тысяч детей. Причем делаем это в сотрудничестве с государством.

— Очень деликатная тема — пожертвования граждан. По-хорошему и аптекарский сад, и бóльшую часть благоустройства нужно делать на пожертвования прихожан…

— Мы стараемся собирать пожертвования, но я понимаю ситуацию, понимаю, что сейчас многим непросто. Начало большому благоустройству, которое мы сейчас завершаем, было положено спонсорской помощью. Мы участвовали в конкурсе малых грантов польского посольства и выиграли. Сумма была разделена на две части. В Кривичах, в детском интернате закрытого типа, мы полностью переделали гараж в класс, чтобы у ребят была практика по ремонту автомобилей. Сейчас, когда они будут выходить из этого учреж­де­ния образования, то будут получать специальность «слесарь по ремонту автомобилей», а это уже задел на будущее. Возможно, это кому-то поможет наладить жизнь. Вторая часть средств пошла на обустройство детской площадки. Конечно же, средств не хватило, но тут прихожане-горожане очень вдохновились, и к нам на благоустройство приходили по 40 человек — это огромная помощь!

Здесь и сейчас

— 25 декабря мир празднует Рож­дест­во по католическому календарю. Скажите, каким должен быть декабрь для верующего человека?

— В давней традиции декабрь — это Рождественский пост. В современном мире говорят о радостном ожидании, адвенте. Приготовления перед при­ездом Цезаря в ту или иную местность назывались адвентом. В нашей традиции — и это огромная радость, что наши люди сохранили ее — это все-таки Рождественский пост. Он длится всего четыре недели. Преображается город, сияют витрины, но во всей яркости, сиянии мы не должны забывать про наше сердце, наши семьи. Пускай мы лишние полчаса проведем с нашим ребенком, оторвем его от гаджетов, от компьютера, планшета, позволим ему почувствовать тепло родительских сердец, заметить улыбку мамы и почувствовать силу папы. Я искренне желаю, чтобы мы открыли серд­ца в эти дни, чтобы мы делились радостью, ожидая Христа.

В наших городах, в наших семьях, в наших сердцах. И мы не должны пропустить Рождество, заметив эту звез­ду, которая указывает на Младенца, мы должны стать участниками великого события. И при этом подумали о вечности, о том, ради чего мы живем.