Общество

Не пить и трезво жить

Возвращаясь к напечатанному. Как «Вечерка» стала спасительной соломинкой для некоторых алкозависимых

Подняться со дна

«Я не делаю секрета из свое­го прошлого. Не чувствую себя героем. Никому не читаю нотаций. Может, иногда и надоедает рассказывать о своей жизни, но всегда греет мысль: вдруг кому-то мой пример поможет не скатиться на дно…»

С этих слов Игоря Сидоренко год назад начинался материал в «Вечерке» под заголовком «Пил, грешил, любил». Публикация от 08.06.2017 вы­звала много откликов у читателей. В редакцию с просьбой продиктовать мобильный номер Игоря позвонили более двух десятков человек. Почему? Мужчина смог, нашел в себе силы вылезти из алкогольного болота, оставив в прошлом длительные запои, денежные долги, скитания по железнодорожному вокзалу в роли бомжа, даже 7-летнюю отсидку в тюрьме за разбой. Сего­дня мой собеседник — человек крайне занятой. Работая ведущим специалистом службы по чрезвычайным ситуациям и розыску Белорусского Общества Красного Креста, а также закручивая гайки в гараже в качестве автомеханика-ипэшника, Игорь умудряется находить время для спасения других алкоголиков: видит спивающегося знакомого — предлагает поговорить на равных. Индивидуальные беседы могут длиться месяц, полгода, год. Около 20 человек мужчина вытащил из беспробудных запоев, многие не пробуют ни кап­ли по нескольку лет. Труд по зову души (абсолютно безвозмездный) продолжается. Ведь та публикация в «Вечерке» подкинула Игорю работенку. В редакцию за координатами героя звонили алкозависимые, желающие покончить с зеленым змием, а также их мамы, жены…

Откровенно

Честно признаться, год назад мы с Игорем вовсе не рассчитывали, что в редакцию городской газеты будут несколько месяцев кряду звонить десятки читателей и просить его номер телефона. Просто потому, что для этого нужна храбрость.

Эффект сарафанного радио

— Запоминающихся звонков было 18, — отмечает Игорь. — На протяжении полугода люди набирали мой телефонный номер, ссылаясь на статью в «Вечернем Минске», и рассказывали о своей алкогольной зависимости. С одними встречался в городе, с другими тщетно пробовал увидеться, некоторые приезжали ко мне на работу, к кому-то ездил домой.

Честно признаться, год ­назад мы с Игорем вовсе не рассчитывали, что в редакцию городской газеты будут несколько месяцев кряду звонить десятки читателей и просить его номер телефона. Просто потому, что для этого нужна храбрость. А как же? Необходима смелость признать себя алкоголиком и обратиться за помощью. Поэтому мы выражаем огромную благодарность всем, кто не постеснялся с помощью газеты сделать первый шаг на пути к трезвой жизни. Как выяснялось позже, алкозависимые или их родственники хранили газету долгие месяцы, чтобы отважиться набрать телефонный номер, да и сарафанное радио отменно работает.

— Со временем из круга общения отсеялись те, у кого желание бросить пить меньше, чем у их родственников. В таких случаях уговоры бесполезны. Дважды мною пытались манипулировать. Каким образом? Человек, с которым накануне общался, срывался, напивался, потом требовал у матери денег опохмелиться, говоря, мол, позвони Игорю, он пил, поэтому знает, что надо сейчас организму. При этом я ни разу не столкнулся с хамством, грубостью, упреками, не наслушался грязи. Люди звонили исключительно по своим проблемам, из которых не видели выхода.

Сегодня по следам публикации «Пил, грешил, любил» Игорь Сидоренко тесно сотрудничает с четырьмя зависимыми. Двое мужчин вы­шли на связь сразу после выхода материала в «Вечернем Минске», еще один — спустя три месяца. Их средний возраст — 45 лет. С молодой женщиной работает не так давно, с весны. Как видите, и спустя 10 месяцев у Игоря — новые подопечные.

— Одна женщина меня спросила: «Много у вас пациентов?» На что ответил: «Мы — друзья». Я не врач, не лечу. Однако называю наши встречи именно работой, поскольку для меня это огромный труд, прежде всего психологический, — признается мужчина. — Веду человека, пока тот не завяжет со спиртным окончательно. Беседую с ним обо всем. По душам. Опираюсь на свой жизненный опыт. Пытаюсь убедить, что не все так плохо и нельзя опус­кать руки. Мне нравится помогать людям.

Поверить в себя

…С Андреем Игорь договорился встретиться около столичного торгового центра. Тот пришел подшофе «для храбрости». Беседы, разумеется, не получилось. Через какое-то время он перезвонил, началась работа.

Сейчас Андрей не пьет уже 6 месяцев. Это рекорд для того, кто пил беспробудно. Трудится рабочим, имеет двоих сыновей, с женой давно развелись. Понятно, из-за чего.

— Ему и другим я всегда повторяю: «Появилось желание пойти в магазин за чернилом — позвоните мне в любое время суток».

— Неужели кто-то звонил после боя курантов?

— Конечно, и в 2, и в 3 часа ночи. Алкоголизм — это болезнь, многие на первых порах находят оправдания для того, чтобы зайти в винно-водочный отдел: бессонница, проблемы на работе… Важно в этот момент уберечь человека от необдуманного шага. Объясняю: если решил покончить с алкоголем, то раз и на всю жизнь. Причин пригубить быть не может. Например, лично я не пробую даже чуть забродивший квас — не рис­кую, перестраховываюсь. Ведь алкоголизм, как и аллергия, на всю жизнь. Всего один глоток — и здравствуй, алкогольное болото.

После знакомства с героем нашей публикации не пьет ничего крепче газировки и Олег. Руки уже предательски дрожали, когда читал публикацию в «Вечерке», по­этому газетная статья и последующее общение с Игорем стали соломинкой, которая помогла вскарабкаться на трезвую путь-дорожку. Не употреб­ляет несколько месяцев. Тоже рекорд.

Михаил, с которым идет работа за трезвую жизнь, — человек семейный. Супруга активно участвует в спасении мужа. Уже не один месяц ­отец — пример для 17-летнего сына.

Игорь Сидоренко очень трепетно и бережно относится ко всем своим подопечным. Взять хотя бы 40-летнюю женщину, которой сейчас помогает распрощаться с алкоголем. «Только не обидьте словом, — попросил он. — Зависимые — очень ранимые».

Ту прошлогоднюю статью в «Вечерке» Ирине показала мама. Ира умеет работать с информацией: молодая, умная, с двумя высшими образованиями, занимала высокую должность, небедно жила, водились свободные деньги… В общем, спивалась красиво. Пристрас­тилась к спиртному прочно и основательно. В итоге потеряла высокооплачиваемую работу, имеет в трудовой книжке несколько дисциплинарных статей. Ирину лишили родительских прав. Сейчас 14-летнего сына воспитывает его отец, а она платит алименты на ребенка.

Женщина отыскала Игоря Сидоренко в социальной сети. Когда герой публикации тут же вышел на связь, она была удивлена. Позже Ирина призналась: не верила, что прозвучит ответный звонок.

— Женщина очень хочет вернуться к трезвой полноценной жизни, — отмечает собеседник. — В нашу первую встречу она была как натянутая струна — вся напряжена, через слово плакала. Продолжаем с ней встречаться, работать. Я всегда прошу своих подопечных: если произошел срыв, не стесняйтесь, позвоните мне, начнем заново.

Вокзал: место для одного

Напомним: раз-два в год Игоря Сидоренко тянет на минский железнодорожный вокзал. То место, где много лет назад ему нравилось начинать пить. Мужчина так и не разобрался, почему у него возникает эта странная тяга. Не понимает и не пытается, потому что не видит в этом проб­лемы. Просто едет на вокзал, бродит, пьет кофе, разглядывает пассажиров или просто прохожих, покупает бездомным кусок колбасы — денег не дает. Говорит, не пытается спасти мир, а предлагает помощь тому, кто в ней нуждается.

— Последний раз был на вок­зале три месяца назад. Это для меня как психологическая разрядка. Здесь все мои приключения начинались, и фактически здесь они закончились. Помните, на улице Кирова было кафе «Цягнiк»? Там когда-то завязалась драка, меня осудили. После этого больше не пью ни капли алкоголя.

Именно неподалеку от железнодорожного вокзала, в Михайловском сквере, корреспонденты ОНТ сняли сюжет об Игоре Сидоренко для телепрограммы «Наше утро». Телевизионщики были одними из тех, кто позвонил в редакцию «Вечерки» после выхода в печать пуб­ликации «Пил, грешил, любил» и попросил координаты героя. Лейт­мотив видеосюжета тот же — не стоит отчаиваться и опускать руки в борьбе с алкогольной зависимостью.

Однако рассказ о себе Игорь по традиции закончит сам. Эту фразу он повторяет всякий раз, когда ставит точку:

— Не судите меня за про­шлое — я там больше не живу.