Общество

Жить, как все дети

Анастасия Дубновицкая

Анастасия Дубновицкая — настоящий маленький боец. Внешне хрупкая, будто тростиночка, а внутри — стальной стержень

Жизнь этой 9-летней минчанки полна испытаний. А еще веры в отзывчивых людей, благодаря которым происходят чудеса.

***

— Настя — второй ребенок, — за внешним спокойствием мамы Анны чувствуется горечь пережитых событий. — Родилась абсолютно здоровой, радовала первыми открытиями, но в два года случилась трагедия.

В тот яркий солнечный день город отмечал День Республики. Анна с утра ушла на работу — в праздничные дни торговля идет особенно бойко, а бабушка осталась дома присматривать за Настей и ее старшей сестрой Алиной. Уже приготовила обед, прибрала в гостиной, начистила раковину и плитку в ванной комнате… Пустые флаконы от моющего средства выставила в прихожую, чтобы по дороге на прогулку выбросить в мусорный контейнер. Пошла одеваться.

Как случилось, что двухлетняя Настя открыла флакон и, решив, что в нем вкусный напиток, глотнула несколько капель жидкости, остававшейся на дне плас­тиковой упаковки, никто объяснить не может. Хватило буквально нескольких секунд, чтобы жизнь малышки и ее близких кардинально изменилась.

— Мама сразу вызвала скорую, их отвезли в РНПЦ детской хирургии, — вспоминает Анна. — Я, сходя с ума от внезапно случившейся трагедии, помчалась к ним.

С помощью зонда девочке прочистили желудок, назначили медикаментозную терапию. В клинике она провела месяц.

— Дочка получила сильный химический ожог пищевода, — еле сдерживая слезы, продолжает мама. — Стал образовываться рубец, из-за которого начал сужаться пищевод. Настюша практически не могла есть.

Более 100 баллонных дилатаций, лазерных реканализаций, фундопликация… За сложными медицинскими терминами — боль и страдания малышки и ее близких.

Всеми силами врачи старались сохранить девочке пищевод. С помощью баллонов с воздухом механически его расширяли, пробовали убрать рубец лазером, ставили стент… Каж­дую очередную манипуляцию проделывали под нар­козом, а лечение все не приносило результатов.

— Раз в три недели ложились в стационар, — рассказывает Анна. — На­деялись: может, на этот раз что-то изменится, но ситуация только ухудшалась. Спустя три года, в конце 2017-го, врачи предложили сделать пластику пищевода.

Операция длилась около 10 часов. На четвертые сутки Настя открыла глаза. Казалось бы, закончились мучения…

Вам может быть интересно...  Против меланомы есть приемы

Но трансплантат не со­всем прижился, начал воспаляться и сужаться. Ситуация была критической: девочка не могла есть, жила на сильнодействующих обезболивающих препаратах.

***

— Родители деток, которые, как и мы, лежали в хирургическом центре, посоветовали обратиться в Детскую городскую клиническую больницу № 13 имени Н.Ф. Филатова в Москве к профессору Александру Юрьевичу Разумовскому. Провели обследование и предложили нам пройти лечение, — вспоминает мама.

Деньги на операцию собирали всем миром. Благодаря небезразличным людям — дарителям Международного благотворительного фонда помощи детям «Шанс» — необходимая сумма — 402 тысячи российских рублей — была собрана.

— В мае 2017 года Насте сделали операцию, — рассказывает мама. — И случилось чудо: спустя несколько дней она смогла есть!

Анна вспоминает, что первое время ее младшая доченька ела постоянно: маленький желудок принимал только крошечные порции. В 7 лет девочка впервые узнала вкус моркови, мяса, фасоли, сырокопченой колбасы. Близкие не могли нарадоваться: наконец-то мучения малышки закончились!

***

Прошлой осенью Настя пошла в школу. Сейчас она второклассница. Учится прилежно и с большим желанием. Особенно ей нравится считать и решать примеры на уроках математики.

— Раньше у меня не было подруг, а сейчас их так много! — улыбается девочка. — Вместе играем зимой в снежки, летом катаемся на роликах. Так хорошо жить, как все дети!

Близкие отмечают, что Настя стала более улыбчивой, разговорчивой, общительной. Она старается не вспоминать прошлое и мечтает заниматься танцами.

— Сейчас Алине 13 лет, Настеньке — 9. Дочки — моя самая большая радость, — говорит Анна. — Мы живем втроем, поэтому они мне во всем помогают. И в доме могут прибрать, и обед приготовить.

Вместе мы столько пережили! Стали еще ближе друг другу, научились ценить каждый момент и верить в добрых людей. Именно благодаря помощи про­изошло чудо: к Насте вернулось детство!

— В рамках соглашения между благотворительным фондом «Шанс» и Министерством здравоохранения Беларуси в 2018 году были подписаны три новые программы помощи детям: «Хирургическое лечение эпилепсии у детей», «Помощь детям с язвенным колитом», «Помощь детям с туберозным склерозом».

— В 2018 году благотворительный фонд «Шанс» оказал помощь 141 ребенку на общую сумму более 1,8 миллиона белорусских рублей. За этими цифрами — дорогостоящие лекарственные препараты, операции, специализированные перевязочные материалы, медицинское оборудование.