Память

Хроника первых дней

22 июня 1941 года.  Маховик войны быстро набирал обороты. Уже к вечеру передовые части немецких войск продвинулись вглубь территории Белоруссии на расстояние до 60 км. Столица республики оказалась на направлении главного удара группы армий «Центр»

В ту пору в Минске насчитывалось 270 тысяч жителей. Июнь радовал горожан не только прекрасной погодой, но и чередой волнующих событий. В вузах начались вступительные экзамены — город был полон абитуриентов, в Минск приехал с гастролями МХАТ, Белгосуниверситет готовился к празднованию своего 20-летия, на 22 июня было запланировано открытие водоема, который потом назовут Комсомольским озером, и зоны отдыха на его берегах, намечалось проведение парада физкультурников.

На довоенном снимке — уголок Минска возле входа в Александровский сквер. Женщина с детской коляской. Молодые крепкие парни — они еще не знают, что скоро им предстоит пройти смертельно опасными дорогами, которые потребуют от них необычайного мужества. Слева — здания, стоявшие на территории нынешней Октябрьской площади. Завтра была война, все еще живы, и каждый по-своему счастлив…

Когда в воскресенье в полдень по радио прозвучало сообщение наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова о начале войны с Германией, на лицах многих людей не было страха — скорее недоумение.

22 июня — День всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны.

Вторая мировая война. Минск
Возможно, в том самом дворе, где в траншее укрывались от бомбежки Инесса Макарчук и другие дети, и был сделан этот снимок. Фото от 24 июня 1941 года

Людям было трудно понять, что война — это уже реальность, что она на пороге. Работали магазины, парикмахерские и аптеки. 22 июня немцы еще не бомбили Минск: их самолеты пытались пробиться к городу, но были остановлены. Раненого немецкого летчика, самолет которого сбили, доставили в один из госпиталей города. Фашистский пилот был так раздосадован тем, что война для него уже закончилась, что начал срывать с себя бинты и бросаться на врачей.

Вечером в городе появились первые беженцы. На площадь Свободы прибывали грузовые и легковые машины с семьями военнослужащих тех гарнизонов, которые вступили в бой на западных рубежах страны. Женщины и дети в запыленной одежде, почти без поклажи, война уже вырвала их из привычного течения жизни. И все же почти все были уверены, что если не сегодня, так зав­тра Красная Армия остановит и отбросит противника. Никто и представить не мог, что буквально через пять дней на улицы столицы вползут немецкие танки.

Вам может быть интересно...  Не забыть о главном
Вторая мировая война. Минск
Массированные бомбардировки города начались 24 июня. К 9 часам вечера горели улицы Володарского, Комсомольская, Красноармейская, Ленина, Свердлова, Советская, Пролетарская. Вышли из строя электроснабжение и водопровод, перестали работать магазины, городской транспорт, прекратили выпуск продукции хлебозаводы

23 июня утром впервые объявили воздушную тревогу. Корреспондент газеты «Правда» Павел Лидов писал о том дне: «Улицы полны людьми. Сегодняшнюю воздушную тревогу никто не обсуждает, женщины возмущены тем, что во время нее была прекращена торговля».

Мужчины уходили с работы раньше, чем обычно, чтобы прибыть в военкомат. Многие явились не по повесткам — записывались добровольцами.

Вспоминает минчанка Инесса Евгеньевна Макарчук, которой в ту пору было 13 лет:

— Наш деревянный дом находился на улице Ленина, где сейчас Лицей БГУ. Взбудораженные соседи рыли какую-то яму. Затем в нее опустили всех детей нашего двора, сверху положили доски, а сами стояли над нами.

Инесса Евгеньевна вспоминает, как умоляла мать: давай уйдем в лес. И они ушли в тот же вечер:

— Было два пути: по Московскому шоссе и по Могилевскому. Те минчане, что направились по Московскому, быстрее добрались до транспорта. А наш район — все, кто жил до цирка, шли по Могилевскому, потому что мост через Свис­лочь был поврежден. Так вот, людей было столько, что, если бы вы отпустили руку вашего спутника, вы бы потерялись. И так терялись! Я шла, держась за мамину юбку, а мама несла на руках мою сестру.

Тем временем городские райвоенкоматы проводили мобилизацию. В войска было направлено около 27 тысяч человек рядового и командного состава. Ряды защитников столицы пополняли добровольцы, из них был сформирован 1-й минский запасный полк численностью около 10 тысяч бойцов. Истребительные отряды и боевые рабочие дружины создавались во всех районах. Большую помощь в укреплении линии обороны оказывало население. Жители города и близлежащих деревень участвовали в строи­тельстве защитных сооружений, подвозили боеприпасы и продовольствие. Добровольцы ремонтировали взлетную полосу аэродрома, вели борьбу с вражескими десантниками.

Бои за Минск завязались 25 июня и к концу следующего дня переросли в ожесточенное сражение. Оборона города велась по 28 июня включительно войсками 2-го и 44-го стрелковых корпусов 13-й армии Западного фронта. Защитные рубежи на западе от столицы проходили по линии Минского укрепрайона (Стайки — Заславль — Красное — Кукушевичи), сооружения которого перед войной были прак­тически полностью разукомплектованы и лишены вооружения. 25 июня передовые час­ти немецкой армии, наступавшие на этом направлении, удалось задержать, все атаки, которые они вели в течение дня, были отбиты. Немцы уже начинали понимать, что легкой победоносной прогулки на Восток у них не получится. Так, к концу этого дня сводный отряд разведчиков 64-й и ­108-й стрелковых дивизий в лесу возле деревни Шелухи на западе от Радошковичей разгромил оперативную группу штаба немецкого механизированного корпуса, был убит генерал, захвачены секретные документы — планы группы армий «Центр», пленные.

Вам может быть интересно...  В тесноте – не в обиде

На рассвете 26 июня фашистская авиация нанесла массированный удар по боевым порядкам советских войск, затем последовала артиллерийская подготовка. На позиции Красной Армии двинулись танки. Попытка врага с ходу прорвать оборону 64-й стрелковой дивизии провалилась. Особенно напряженные бои развернулись 26 и 27 июня в райо­нах Дзержинска и Заславля. Враг бросил в бой крупные силы танков и мотопехоты. Многие населенные пункты по нескольку раз переходили из рук в руки. Встретив упорное сопротивление советских войск в центре, гитлеровцы повернули ударные силы в обход Минска, на Острошицкий Городок, намереваясь прорваться с северо-востока. Но и там им был дан жестокий бой. Отбивая многочисленные атаки, 100-я дивизия при поддерж­ке 161-й стрелковой дивизии 27 июня перешла в наступление и отбросила противника на ­10-14 км.

Однако в то лето противостоять немецким войскам, хорошо вооруженным и подготовленным, было чрезвычайно трудно. Мужественно оборонявшиеся войска 13-й армии не смогли удержать столицу Белоруссии. 28 июня во второй половине дня фашистские танки вошли в Минск. Сражения продолжались на улицах горящего города. Обескровленные тяжелыми боями подраз­деления ­64-й и 108-й стрелковых дивизий продолжали сражаться в полном окружении, и только по приказу командующего 3-й армии генерал-лейтенанта Кузнецова в ночь на 2 ­июля, прорвав кольцо окружения, ушли из города.

Под Минском фашистская армада понесла большой урон в боевой технике и живой силе. Только танков было сожжено более 100 и подбито свыше 200. Потери захватчиков в боях за белорусскую столицу сказались на темпах их продвижения к Днепру, способствовали срыву гитлеровского плана молниеносной войны. Трем дивизиям, защищавшим город, в числе первых было присвоено почетное звание гвардейских.

Впереди у Минска были 1 100 дней оккупации — дни и ночи терпения, мужества и борьбы с вероломным и жестоким врагом.