Неформальный разговор

Начальный класс

дети, детсад, минск

О свободе творчества, зарплатах и стереотипах: в преддверии начала учебного года мы встретились с молодыми учителями в редакции «Вечерки». Какой они видят современную школу, и насколько волнительно было делать первые шаги в профессии

Участники беседы

Надежда Сокол, учитель музыки. Окончила Белорусский государственный педагогический университет имени М. Танка. За плечами двухлетний опыт работы в начальных классах гимназии № 146.

 

 

 

 

 

 

 

 

Наталья Петунина, больше года преподает немецкий язык в гимназии № 24. Выпускница Минского государственного лингвистического университета. Учителем мечтала стать с детства, очень быстро подружилась с немецким. Теперь передает свои знания ученикам.

 

 

 

 

 

 

 

 

Юлия Кузавкова, учитель русского языка и литературы. Уже три года сеет разумное, доброе, вечное в средней школе № 43. И сама ее окончила. Выбрала педагогическую стезю по примеру своих учителей.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Любовь Кирикович, воспитатель яслей-сада № 531. Стаж работы 3 года. Окончила БГПУ имени М. Танка. С детства знала, что будет педагогом.

 

 

 

 

 

 

 

 

— До 1 сентября осталось всего ничего. Почувствовали ли преимущества пресловутого большого учительского отпуска? И как готовитесь к встрече со своими учениками и воспитанниками? Коленки не дрожат?

Любовь Кирикович (далее — Л. К.): Сразу замечу: у педагогов дошкольного образования отпуск не такой продолжительный, как у учителей. Мы отдыхаем 43 дня, а мои коллеги, работающие в школе, — 57. Но и этого времени достаточно. На протяжении года общаешься с большим количеством деток, с родителями. Ощущаешь эмоцио­нальное напряжение. Чтобы восстановить силы, порой достаточно выходных в одиночестве. А в понедельник утром снова идешь на работу с улыбкой, тревоги уходят. Но после отпуска заметила: безумно скучаю по своим малышам. Недавно буквально на минуточку заглянула в сад — воспитанники бросились меня обнимать. Такая искренняя встреча поднимает настроение. Сейчас у меня будет старшая группа. Это очень ответственно, ведь ребят нужно готовить к школе, у них растет познавательный интерес. Уверена: придут ко мне загорелые, отдохнувшие. Не узнаю!

Наталья Петунина (далее — Н. П.): Учителем немецкого языка проработала год. Он пролетел незаметно, но, на мой взгляд, немного сумбурно. Это были мои первые шаги в профессию. Сейчас, на пороге 1 сентября, страха не испытываю, он позади. Но многое хочу поменять в плане преподавания. Поэтому начала занятий жду с нетерпением.

Юлия Кузавкова (далее — Ю. К.): И я встречаю год с радостью и воодушевлением. В школе работаю 3 года, и мне уже ничего не страшно (смеется). Впервые буду вести русский язык и литературу в 9-м классе. Очень любопытный возраст. Живу в районе, где находится моя школа, поэтому частенько на улице встречаюсь с учениками. Рады меня видеть. А летом не отдыхала — готовилась к свадьбе. Она состоялась буквально на днях, о чем случайно проговорилась детям. Они так искренне поздравляли!

Надежда Сокол (далее — Н. С.): Я проработала учителем музыки 3 года. Общалась с детьми начальной школы. Они очень непосредственные, для них важны тактильные проявления симпатии к учителю. Поэтому были и обнимашки! И конечно, я очень по ним скучаю. Правда, приняла решение поменять место работы. Но в профессии остаюсь. К сожалению, музыка в школе только до 4-го класса. К этому времени у детей появляется вкус к предмету и они хотят большего. Помню, когда училась в школе, музыку у нас преподавали до 9-го класса. Это занятия, на которых дети отдыхают: поют, танцуют, играют на музыкальных инструментах. Как это может им не нравится?!

Л. К: Волнение вызывает то, что в моей группе поменялся списочный состав. Мне не страшно встречать новых деток, переживаю, что их количество увеличилось. Нужно научиться грамотно распределять свое внимание, чтобы каж­дому уделить время. Потребуется больше сил для подготовки к занятиям.

— Сколько детей в классе или группе — это один из самых часто задаваемых родителями вопросов. Мы нашли любопытную статистику: в Великобритании в среднем количество учеников в классе 30 человек. В Китае и вовсе превышает 50. А с каким коллективом приходится работать вам?

Н. П.: Для учителей иностранного языка созданы благоприятные условия. В нашей гимназии классы большие — по 30 с лишним учащихся. Но на занятиях по немецкому языку они делятся на группы по 8-10 человек. Это оптимальное количество для эффективного преподавания и усвоения материала. Никто не сидит и не скучает, дети постоянно в тонусе. И это приносит результат. Иностранный у детей 5 раз в неделю плюс факультатив. В нашей гимназии учащиеся могут получить международный диплом по немецкому языку — так называемый «шпрех-диплом».

— А вам, Юлия Николаевна, как учителю русского языка, не обидно, что и часов на предмет меньше, и класс на подгруппы не делится? Прибавили бы пару часиков на преподавание?

Ю. К.: У меня в школе классы небольшие. Не могу сказать, что мне сложно. Правда, коллеги из других учреж­дений образования рассказывают, что работают в коллективе, где и по 35 деток. Количество часов на изучение русского языка оставила бы прежнее, а вот на литературу прибавила. В некоторых классах только один час в неделю! Дети не умеют рассуждать.

Н. П.: Замечаю тесную связь русского языка и литературы с иностранным. Дети, которые грамотно излагают мысли на родном языке, успешны и на моих занятиях. Мы постоянно проигрываем проблемные ситуации, ищем решения. Ребятам нужно высказывать свое мнение. Но они не умеют этого. Вот я бы точно добавила несколько часов на изучение и русского языка, и литературы!

Л. К.: Малыши в большинстве своем приходят в ясельную группу практически не говорящие. Мал их словарный запас — они составляют лишь простые нераспространенные предложения, гораздо позже начинают использовать в речи определения, дополнения. Опытные коллеги утверж­дают: еще 20 лет назад такого не было. В саду проводим занятие по развитию речи — составляем описательный или повествовательный рассказ. Но детей много, всех прослушать не успеваем.

школьники, минск— Учитель может повлиять на формирование у ребят музыкального вкуса? Мы в свое время с удовольствием пели «Крылатые качели». А как сейчас?

Н. С.: Мы следуем учебному плану. К счастью, администрация гимназии разрешила привносить в занятия что-то свое. Например, в программе нет темы, посвященной мюзиклу. Изучаем оперу, а рок-оперу — нет. А ведь детям это очень интересно. Показываю видеоматериалы — они восхищаются. Это приближено к их жизни. Когда проходим национальную музыку, выделяю занятие, чтобы познакомить ребят с современными белорусскими группами. Например, есть такие, которые совмещают электронную музыку с белорусским фольк­лором. Кстати, в программу стали вводить новые темы, скажем, африканская музыка — джаз… И это радует. «Крылатые качели» не поем. Стараюсь подбирать современные детские песни. Или же выбираю из старого репертуара произведения в аранжировке, где есть, например, бит.

— Что бы вы изменили в учебных занятиях?

Н. П.: Неплохо было бы иногда проводить их вне школы.

Ю. К.: В программе по литературе есть произведения, которые изучали еще наши бабушки и дедушки. Нынешним детям непонятна лексика. Например, возникают трудности с восприятием того же «Кому на Руси жить хорошо» Николая Некрасова или «Слова о полку Игореве». Зачастую приходится весомую часть урока выделять на разъяснение исторического контекста. Конечно, с точки зрения морали произведения отобраны верно. Но когда я даю детям списки для чтения летом, в них подчеркиваю, что будем обязательно разбирать на занятиях в новом учебном году, а что дополнительно они могут почитать для души. В программу я бы включила научно-фантастические произведения. И даже романы о Гарри Поттере! Почему бы и нет: дети их с удовольствием читают, они здорово развивают фантазию, в них показаны все грани дружбы со сверстниками, рассказывается об отношениях между детьми и родителями.

— Молодым специалистам говорят: приходишь на первое рабочее место — забывай, чему учили в университете. Хватило ли вам знаний, полученных в вузе, чтобы уверенно войти в детский коллектив?

Л. К.: Считаю, практических часов для изучения ряда дисциплин, особенно педагогических методик, в высшей школе не хватает. Формирование элементарных математических представлений, развитие речи, ознакомление с окружающим миром, основы изобразительного искусства… Кажется, все просто. Но попробуй объясни это дошколятам. Нужна практика конкретного взаимодействия с детьми этого возраста, больше наблюдений за работой опытных педагогов, например, присутствия на открытых занятиях в садике. И еще неприятный момент. Родители не воспринимают как педагога молодого специалиста, не имеющего своих детей, выглядящего не совсем солидно в силу возраста. Но это стереотип! На самом деле у многих молодых больше энергии и времени на подготовку к занятиям. Мамам и папам следует выстраи­вать партнерские отношения с учителем, даже если за его плечами небольшой опыт. Если возникают сомнения, пообщайтесь, спросите — наверняка услышите совет, рекомендации, которые вас успокоят. Важно и наставничество, когда впервые попадаешь в педколлектив. Считаю, это должно носить не рекомендательный характер, а быть правом молодого специалиста на получение такой помощи.

Ю. К.: В моем учебном заведении есть школа молодого учителя. За мной закреплен опытный наставник. Кроме того, во всех районах Минска созданы советы молодых педагогов, которые курирует отраслевой профсоюз. Если вы еще не там, я вам очень рекомендую! Это среда единомышленников, много поездок и конкурсов. Меня поддерживают в профессиональном рос­те, отправляют на курсы повышения квалификации. Чувствую, что во мне заинтересованы и хотят, чтобы я закрепилась в школе.

школьники, минск— Зарплаты учителей сегодня не обсуждает разве что ленивый. Однажды услышала мнение опытного преподавателя, который говорил о том, что каждый учитель на своем месте должен честно выполнять свои обязанности и не списывать свое равнодушие к делу на низкую зарплату…

Ю. К.: Мой доход составлял примерно 800 рублей. Уроки вела в четырех классах, было классное руководство, проводила дополнительные занятия. Выходило примерно 23 урока и два факультатива в неделю. И были счастливые моменты, когда я участвовала в городском конкурсе профессионального мастерства и администрация меня поощряла дополнительно. Это еще около 100 рублей в месяц.

Н. С.: А время на личную жизнь оставалось?

Ю. К.: Бывало и так: ходила на свидание, а потом до ночи писала конспект урока, чтобы утром прийти в класс подготовленной.

Л. К.: У воспитателей, к сожалению, оплата труда ниже. У молодого специалиста примерно 420 рублей. Работая на ставку, провожу в группе 7 часов в день. Значительную часть свободного времени трачу на подготовку к занятиям. Но проблема в том, что у нас много переработок. Когда другой воспитатель болеет или уходит в отпуск, тебя ставят на замену. А это 12-часовой рабочий день. Приходишь домой к восьми вечера, а к семи утра опять в сад. И доплаты за эти часы предельно малы. Подрабатывать в другом месте воспитатель не сможет: не знает наверняка, какой будет следующая неделя. Да, зарплата важна. Но многие не задерживаются в дошкольных учреждениях, потому что необходимо работать больше ставки. Это трудно и физически, и морально. Но я очень люблю свою профессию.

— Недавно в СМИ бурно обсуждалась новость об учительнице, которая чуть не лишилась работы из-за фотосессии в купальнике, которая была опубликована в Сети. Одни посчитали это недопустимым для педагога, другие выступали за то, что и учителя имеют право на личную жизнь. Хотелось бы узнать ваше мнение.

Н. С.: Действительно, сложился стереотип: если ты учитель, должен носить гульку на голове и строгие платья, не имеешь права развлекаться. Меня это тревожит. Я долгое время носила дреды. Правда, после вуза сменила прическу. Но считаю: ты учитель и остаешься учителем. Твоя прическа не влияет на методы обучения, на профессионализм.

Ю. К.: А у меня противоположное мнение. По одежке встречают. Образ педагога непременно связан с деловым стилем. Открываю однажды шкаф — там исключительно строгая одежда, в лес нечего было надеть (смеется). Если ты учишь детей не курить, то и сам не должен иметь вредной привычки. Как-то выбирала место, где бы позагорать. И представила, что меня могут увидеть в купальнике мои ученики. Стало не по себе.

— Стоит идти в учителя?

Н. П.: Непременно! Но только от души. Нужно искренне любить детей и свою работу.

Ю. К.: Добавила бы — в целом любить людей. Профессия дает выход моему творческому началу. Да, это преодоление массы трудностей. Они были и у меня. Но когда потихоньку справляешься с ними, чувствуешь, что чего-то стоишь. И главное, помогаешь детям развиваться, меняться к лучшему.