Торговый ряд

Межсезонье

В минувший вторник озабоченными на рынке выглядели только школьные учителя. Через неделю дети расскажут им, как провели лето. Остальной народ занимался кто чем, дожидаясь сезона осенних ярмарок

Комаровка наводнена сливами. Возле одного из прилавков ошарашенно высвистывает дед. Свист у него непроизволен и вы­зван стоматологическим вмешательством. Дед меняет зубы, но процесс перманентен, и пока свежей пластмассой светятся лишь клыки и премоляры. Впрочем, сейчас он взволнован по другой причине. Цена на сливы крутится в районе 1,8 рубля за кило, а дефекты дикции не позволяют внятно выругаться. И есть повод! Такого урожая косточковых культур не было уже давно. В деревнях, поскользнувшись на опавших сливах, люди наступают на раскисшую алычу и ломают ноги, у детей от переедания расстраиваются животы, пьянеют обожравшиеся куры, поставившие фруктовую брагу самогонщики ходят по дворам в поисках дополнительных бидонов. А в городе какой-то килограмм стоит почти два рубля!

— У меня, фьюить, на сядибе, фьюить, три десятка слив, — высвистывает дед. — И у соседей столько же. Сколько это будет, если продать у вас в Минске?

Отвечаю, что за такие деньги поставить себе качественную металлокерамику сможет вся деревня, включая родственников в соседней.

Через минуту посвистывание слышится возле груд выставленного на продажу белого налива. Яблок в нынешнем году уродилось также немерено, и рыночные полтора рубля за килограмм вызывают у деда фантомную зубную боль.

Первое правило маркетинга гласит: никогда не смотрите покупателю в глаза. Тот, как собака, этого не любит. Поймать взгляд продавца ялтинского лука по 9 рублей за кило у меня не получается. Зато он весьма искусно нахваливает товар, упирая на медовую сладость лука, и призывает остерегаться подделок. Оказывается, конкуренты в процессе взращивания поливают обычный лук красными чернилами. Аккуратно нарезанные колечки действительно приятны на вкус, и промоакция имеет успех. Ялтинский лук раскупают.

К концу августа на рынке созрели продавцы арбузов. Все лето они перенаправляли покупателей в гипермаркеты, где бахчевые стоили ровно в два раза дешевле. Сейчас, по слухам, к городу приближается железнодорожный состав демпинговых астраханских арбузов. Самостоятельно съесть горы неликвида продавцам на Комаровке не удастся, поэтому цена упала до 80 копеек.

Вам может быть интересно...  Тупой, еще тупее

— Мне бы «девочку» поспелее, — заказывает покупатель в очках без оправы. То, как он это произносит, выдает в нем извращенца.

Вдохновленный нечастым вниманием продавец покладист, как участковый психиатр. Вдвоем они внимательно осмат­ривают вторичные половые признаки выставленных арбузов. Общее внимание привлекает экземпляр, чья попка не укладывается в двоичную классификацию понимания пола. Она плоская, но с маленькой точкой.

— Беру, — решает покупатель.

Продавец провожает его долгим задумчивым взглядом.

Обеспечив плодами, овощами и прочими корнефруктами, нынешнее лето совсем забыло про грибы. В наличии только лисички и взращенные промышленным способом шампиньоны. Первые за минувшую неделю подорожали с 7 до 15 рублей, вторым засуха не грозит, и цена уже с мая прекратила рост на отметке 2,8 целкового. Хотя нет, у крайнего левого ряда оживленно дискутирует семейная пара. В нынешнюю субботу женится их племянник. Если они обсуждают подарок для новобрачных, то вот он! Горками громоздится на прилавке, упакованный в полиэтилен. Вес не указан, стоимость — 120 рублей за пакет. Это сушеные боровики. Срока годности грибы не имеют, а при такой цене их можно передавать по наследству. В самом деле, не класть же такое богатство в суп! Зато какой ажиотаж они произведут на свадьбе. Вот эта эмоциональная речь тамады: «Семья Сивушовых-Жлобинских дарит нашим молодоженам эксклюзивные в нынешнем году боровики. Совет им да грибов! Аплодисменты, товарищи!»

Продавец мою помощь в продвижении эксклюзивного товара игнорирует. Он понимает, что 120 рублей наличными на рынок никто не берет, а карточкой здесь не рассчитываются.