Выходной выход Культура

Между нами тает лед

— Наталья Алексеевна, откуда вы к нам приехали?

— Как откуда? Наш дом — цирк Никулина на Цветном бульваре в Москве! Но вы правы, мы только вернулись с гастролей по Франции, Швейцарии, Словении, Хорватии. Такое вот европейское турне с новогодней программой.

— Выступали на пластиковом покрытии или на настоя­щем льду?

— Пластик, конечно, вещь интересная — быстро собирается, так же моментально разбирается. Такая конструкция увеличивает географию стран гастролей, особенно жарких. Но в той же Франции мы, например, выступали именно на льду.

— А есть ли разница между выступлением во дворце спорта и на манеже?

— Вообще это неважно, но существуют нюансы, связанные с музыкой, мизансценами, рассчитанными по времени. Даже работая во дворцах спорта, мы занимаем лишь часть катка в центре. И конечно, минский цирк — идеальное место для приземления после гастролей. Думаю, за два с половиной месяца мы сроднимся (улыбается).

— И лед настоящий.

— В пластике все-таки есть некий обман, хоть артисты и катаются по-настоящему. Но лед есть лед, его больше любят выступающие. По нему легче скользить, меньше устают ноги. А как говорит мой знакомый, и я с ним согласна, ледовое покрытие — полноправный участник программы! Ощущение прохлады, летящий из-под конька снег…

— На минувшей неделе в минском цирке завершился монтаж катка. Довольны результатом?

— Качество льда — всегда отдельная тема, которую лучше не трогать. Кто-то даже добавляет в лед молоко. Если говорить в общем, для фигурис­тов его делают мягче, чем для хоккеистов.

— Что для артистов цирка важнее — хорошо кататься или выполнить трюк?

— Если вы увидите на манеже артиста, который блестяще выполняет трюки, но ковыряет коньками покрытие, вам вряд ли это понравится. В номере, как и во всей программе, должна быть гармония. Поэтому мы выбираем участников с определенной подготовкой в фигурном катании или учим кататься выпускников цирковых училищ.

— Чем шоу «Ледовая феерия» будет отличаться от ваших выступлений в Европе?

— Основа программы — шоу, которые мы представляли публике, но в европейское турне не смогли поехать номера с животными. Это запрещено. А в Минске будут и медведи, и собачки, и обезь­яны. Жаль, что такие номера не хотят продюсеры в Европе. Помню, как мы показывали номер про хоккей, где шесть мишек держали клюшки, забивали друг другу шайбы в ворота, звучала даже победная сирена… Публика была в восторге.

— Вы возглавляете «Цирк на льду» с 1994 года. Что изменилось в выступлениях за это время?

— Сама катаюсь на коньках, по-моему, с 1970 года и помню, что основой выступления было движение — никаких пауз. Сейчас приходится идти на компромисс, где-то замедляться — все ради шоу. Но как говорит наш любимый директор цирка Максим Никулин, в цирке нужны три вещи: веселые клоуны для детей, красивые костюмы для мам и красивые… девушки для пап. Открою производственный секрет для зрительниц — у нас в шоу больше 300 шикарных костюмов. А для мужчин… Участниц программы подбираем модельной внешности, не ниже 1,67 метра, следим за их формой. И клоуны тоже хорошие!

— Будут ли вкрапления белорусских номеров?

— К сожалению, нет, но нам очень помогает ваша балетмейстер, да и в целом вся администрация Белгосцирка.

Автор: Владимир ЖДАНОВИЧ