Наше метро

В конце тоннеля

строительство метро, минск

Корреспондент «ВМ» побывал на самом трудоемком участке строительства метро

Рядом с улицей Аэродромной за высоким забором — открытый участок строительства метро. Здесь расположились большой бытовой городок и с десяток единиц техники. В относительно неглубоком для столичной подземки котловане строители бетонируют основание. Из левого тоннеля появляется электровоз с вагонетками, наполненными грунтом.

— Длина этого тоннеля — 400 м, на данный момент пройдены 366 м. Трудимся по 7 часов в две смены. В каж­дой — по 10 человек плюс обслуживающий персонал: слесарь-монтажник, электросварщик, дежурный слесарь, машинист электровоза, — рассказывает заместитель начальника участка № 6 первого тоннельного отряда Владимир Тузов. — Здесь еще продолжается проходка немеханизированным комплексом. Диаметр щита — 5,6 м, длина — 5 м, плюс 5 м — блокоукладчик. Это оборудование применялось еще на первой линии подземки. Теперь его используют на коротких участках проходки. Сам щит передвигается при помощи гидравлических домкратов. Принцип работы несложный. После передвижения на метр щитовые домкраты убирают, на их месте монтируют железобетонные или чугунные тюбинги. Затем проходчики производят разработку забоя. Погрузочная машина подбирает породу и нагружает в вагонетки электровоза, который вывозит грунт из тоннеля. С помощью горного комплекса его поднимают на поверхность и загружают в самосвалы. Конечно, самый трудоемкий и небезопасный труд — в забое. Поэтому перед каждой сменой проходчики, а также машинисты щита, электровоза и погрузочной машины проходят инструктаж по технике безопасности.

строительство метро, минск…Медленно спускаюсь по отвесной лестнице в котлован к левому тоннелю. По обе­им сторонам тянутся необходимые для работы коммуникации: вентиляция, электрические кабели, трубопроводы для подачи воды и сжатого воздуха. Под ногами — жирная грязь и вода. Поскольку я в туфлях, то вынужден идти по рельсам, как эквилибрист.

— В бригаде функции под­разделяются, — рассказывает ее звеньевой Николай Петрович, с таким же 39-летним трудовым стажем в УП «Минскметрострой», как и у Тузова. — Наибольшие нагрузки у группы в самом забое. Разработка его ведется сверху вниз, в трех ячейках. В каждой по два человека — ведущий и помощник. Звенье­вой координирует их работу. Допуски в отклонении тоннеля минимальные. Его ось по вертикали и горизонтали должна выйти в заданную точку плюс-минус 50 мм.

Вам может быть интересно...  Раритеты в авторитете

Подручный инструмент у проходчиков — отбойный молоток, лопата, кувалда и топор. За день щит проходит 2-3 м. 1 м — это 25 м3 грунта, так что на каждого из 4 человек группы забоя приходится по 6-8 кубов ручной работы. Сейчас на нашем пути порода из плотной глины и пес­ка. Иногда встречаются валуны, но небольшие, около полуметра в диаметре. Сложнее, когда попадаются крупные. Наибольшие проблемы, конечно, доставляют грунтовые воды, просачивающиеся вместе с песком через опалубку забоя. Заделываем пак­лей и соломой. Особо тяжело дался перегон до станции «Малиновка», где шли сплошные плывуны. Работали по пояс в воде.

В глубине туманного тоннеля — электровоз с вагонетками. Дальше сплошь заполненное разнообразным металлическим оборудованием пространство. Это и есть проходческий щит. Бригада уже собирается на обед. В торце забоя еще орудует отбойным молотком проходчик, мощная спина которого подсказывает: на этом участке трудятся только крепкие мужчины.

— Зарплата проходчика зависит от трудового вклада, стажа и квалификации, — продолжает Николай Петрович. — Если справились с месячным заданием, то зарплата достойная. Она и мотивирует, поэтому текучесть кадров практически отсутствует.