ВМ — Ваша милиция

Массовый порядок

Чтобы стать первоклассным участковым, нужно быть юристом и психологом в одном лице

Иван Тарлюк служит участковым инспектором милиции в Советском РУВД седьмой год на одном и том же административном участке, включающем улицы Куйбышева, Пугачевскую, В. Хоружей, часть проспекта Машерова… Судя по тому, что с ним приветливо здороваются многие прохожие, офицер не сидит днями в кабинете.

Разведка донесла

Бабушки у подъезда, завидев участкового, интересуются его здравием, а потом докладывают «оперативную информацию»:

— Никифоров из 38-й больше не пьет, а вот Маринка из 45-й опять зареванная ходила. Может, с сожителем чего не поделила?

Иван Иванович благодарит за сведения и заходит в подъезд — перед началом смены решил навестить одну семью, которая уже не один год под пристальным контролем инспектора. Поднимаясь по лестнице, капитан поясняет, что местные бабушки — информаторы хоть и ценные, но порой в силу возраста и безделья им свойственно приукрашивать и додумывать несуществующее…

А семейка та поистине заслуживает внимания. Дверь открыла заспанная хозяйка 28 лет от роду. Судя по габаритам, ей со дня на день предстоит ехать в роддом… за седьмым ребенком. Двоих родила от мужа, с которым в последующем развелась. Разрыв переживала сложно: пустилась во все тяжкие, беспробудно пила. Дети оказались сначала в приюте, потом в интернате. Но горевала дамочка недолго. Вскоре нашелся кавалер из числа бывших наркоманов. От него она родила еще четверых. Иван Тарлюк с жалостью вспоминает тех деток: предоставлены сами себе, не по годам взрослые… Увы, их постигла та же участь, что и двоих старших. Сожитель тоже исчез в неизвестном направлении. Ему на смену пришел очередной, с которым непутевая мамаша и ожидает пополнения.

— Думаю, она и не вспоминает о старших детях, — говорит участковый. — Но это отдельные индивидуу­мы. В целом мой учас­ток спокойный. Население около трех тысяч, много пожилых людей.

Пьяный трезвому не респондент

К Ивану Ивановичу приходят с разными просьбами: найти управу на родственника-алкоголика, утихомирить мужа-скандалиста, унять шумных соседей… Бывают и из разряда фантастики: то жильцы за стеной через розетку травят ядовитым газом, то по ночам в квартире орудуют пришельцы или под окнами круглосуточно дежурит наружка. Разумеется, авторы ­басен — пенсионеры, чаще всего одинокие.

— Таких просто надо выслушать, покивать в ответ, посочувствовать. Они выговорятся и некоторое время никого не будут беспокоить, — делится опытом участковый. — Я всегда оцениваю общее состоя­ние таких собеседников: насколько они безопасны для окружающих. При малейших подозрениях сообщаю информацию в психоневрологический дис­пансер.

Иван Тарлюк на своем участке ведет активную борьбу с пьянством. Бывает, в ЛТП уезжают едва ли не целыми семьями. Так, например, недавно на принудительное лечение отправились мать с сыном. Некоторые не единожды оказываются в профилактории: один мужчина в свои 35 побывал там уже 11 раз. И, по всей видимости, скоро получит очередную «путевку» в это учреждение.

— Увы, исправляются далеко не все, — продолжает милиционер. — Если кого-то все же удается выдернуть из объятий зеленого змия, то этим можно гордиться, ведь, по сути, спас человеку жизнь. Помню, один алкоголик в белой горячке даже из окна 17-го этажа выпрыгнуть пытался. Благо мы с коллегой вовремя подоспели. Мужчина побывал в ЛТП, завязал со спиртным, устроился на работу, сделал ремонт в квартире.

Обыкновенное чудовище

На участке капитана Тарлюка живут старушка с сыном. Пенсионерка совсем слабая здоровьем, за ней ухаживает отпрыск: водит в поликлинику, делает при необходимости уколы, покупает продукты… Пока не заглядывает на дно бутылки. А в последнее время это случается, увы, часто.

Однажды изверг так избил мать-инвалида, что она от отчаяния написала заявление в милицию, зафиксировала побои. Но потом пожалела единственного сына и просила не наказывать его: мол, кто же ее будет досматривать?

— Действия мужчины подпадают сразу под две статьи Уголовного кодекса Респуб­лики Беларусь: угроза убийством и умышленное причинение телесного повреж­дения, — говорит участковый. — Я понимаю: это будет продолжаться и дальше, поэтому подготовил ходатайство, чтобы уголовное дело в отношении буяна возбудила прокуратура. Таких, безусловно, надо наказывать, слов они уже не понимают.

Справка «ВМ»

Иван Тарлюк окончил юрфак Барановичского государственного университета, еще в студенческие годы задумывался о службе в ОВД.