Зал олимпийской славы Спорт

Марина Лобач: театр одной актрисы

Тоненькой, длинноногой, гибкой белорусской гимнастке с открытым миловидным лицом и ослепительной улыбкой по-особому симпатизировали фотографы. Марина Лобач была идеальной моделью для броских снимков, а пишущая братия охотно пересказывала историю современной Золушки, талантливой и трудолюбивой девчонки из крохотного райцентра, ставшей суперзвездой гимнастического ковра.

Копейка на счастье

— Марина, ваш вид спорта впервые был включен в олимпийскую программу в 1984 году в Лос-Анджелесе, и в отсутствие советских и болгарских гимнасток лучшей стала канадка Лори Фанг. Потом она где-то себя еще проявила?

— Нигде, как и остальные призеры.

— Зато впоследствии на верхнюю ступеньку пьедестала поднимались только спортсменки из бывшего Союза, и первой были вы в Корее. При вашей внешней хрупкости и одухотворенности понадобились, предполагаю, недюжинное само­обладание и стальные нер­вы, чтобы в финале в отличие от соперниц избежать ошибок, падений предметов и показать феноменальный результат — четыре десятки из четырех возможных?

— Без труда, говорят, не выловишь и рыбку из пруда. Любой талант, как алмаз, требует огранки, его нужно поддерживать, учить чему-то новому, лучшему и не такому, как у всех. На Олимпийских играх счастливо сошлись, наверное, самые необходимые для моего успеха условия. И то, как долго и тщательно мы с моим тренером Галиной Крыленко готовились к этому старту, и сколько соревнований прошли, как без устали шлифовали каждую композицию. Все вместе и принесло свои плоды. Галина Александровна часто повторяла: если ты сильнее соперниц на десять голов, то всегда будешь первой. А коль где-то дашь слабину, будь готова к поражению.

— Медали тогда разыгрывались только в личном зачете, и на две вакансии в сборной Союза вместе с вами претендовали еще несколько классных советских гимнасток. Попадание в сборную, наверное, почти гарантировало медаль того или иного достоинства на международном турнире любого уровня?

— Не гарантировало. Очень сильными соперницами были, например, болгарки Адриа­на Дунавска и Бьянка Панова. В Сеуле они заняли соответственно второе и четвертое места, а «бронзу» завоевала наша Саша Тимошенко. Да, в сборной Союза была острейшая конкуренция. Но спорт есть спорт — побеждает сильнейший. И тренерам приходилось делать выбор, опираясь на объективные критерии и, вероятно, на собственные симпатии.

— Слышал, у вас была примета: если найдешь монетку, обязательно повезет.

— Да, я верю в хорошие приметы. И в Сеуле в Олимпийской деревне подобрала монетку, причем советскую копейку. Может, кто-то на счастье выбросил, а я на счастье нашла…

Жаворонок из райцентра

— В детстве вам приходилось утром очень рано вставать, чтобы из Смолевичей добираться в Минск на электричке на первую тренировку. Сегодня пользуетесь возможностью поспать, если можно, подольше?

Вам может быть интересно...  Снится, как фехтую…

— Наоборот. Я по характеру жаворонок, не любительница спать очень долго. Для меня встать рано, значит, многое успеть. Так и стараюсь жить.

— Вы ведь одно время жили в Минске, дома у своей наставницы Галины Крыленко?

— Да, примерно полгода.

— Сейчас такое практикуется?

— В принципе нет. Теперь с жильем для девочек проще.

— А случалось, что вас, худенькую, маленькую труженицу, на тренировках кто-то называл толстой или ленивой?

— Называли, конечно.

— Как вы это переносили — обижались, терпели?

— Скажу только, что в какие-то моменты это было правдой, когда я, стройная и красивая, могла за один день поправиться на 3 кг. А при такой прибавке было уже тяжело тренироваться. И движения не те, и чувствуешь упражнения не так.

— Априори считается, что амбициозный спорт­смен должен быть напорис­тым, уверенным в себе, даже жестким. Вы же выглядели нежным и застенчивым оранжерейным цветком. А бойцовский характер все же присутствовал…

— Со стороны виднее. Передо мной ставили определенные цели, я старалась их достичь и идти дальше.

— Падающие с высоты предметы и сейчас порой награждают синяками художниц. А ведь для вас те же булавы папа сам вытачивал из дерева и красил…

— Тогда такая гимнастика была, работали с деревянными предметами, обручами и булавами. Пластиковые появились позже. Синяки же считались делом обыденным, никто не роптал.

Подруги из сборной Союза

— Три тренировки в день, постоянные соревнования, сборы, разъезды — спорт жестко ограничивал круг вашего общения. С кем вы тогда дружили и, может, сегодня продолжаете дружить?

— У меня до сих пор сохранились теплые отношения с девочками, с которыми вместе тренировались в составе сборной СССР, — Мариной Николаевой, Анной Кочневой, Татьяной Дручининой, Галиной Белоглазовой. Все они остались в спорте. Таня преуспела в качестве хореографа по фигурному катанию. Дочь Анны и ее мужа, известного гимнаста Валерия Люкина, Настя выиграла Олимпиаду в Пекине в состязаниях по спортивной гимнастике, выступая за США. Марина и Галя тоже успешные тренеры. Мы не теряем друг дружку, связь поддерживаем.

Минуты и годы

— Для вас тренерская стезя тоже оказалась безальтернативной?

— Выбор был. Я, например, судья международной категории. Простившись с ковром, мечтала стать актрисой, собиралась поступать в ГИТИС, но, как говорится, не срослось. Недолго была гостренером, однако поняла, что это не мое. Тем временем Советский Союз распался, белорусским «художницам“ нужно было заявлять о себе на международной арене, и мне захотелось внести свою лепту. Мои бывшие наставницы Галина Крыленко и Ирина Лепарская с пониманием отнеслись к моему желанию стать тренером, делились своими секретами, было очень интересно работать вместе с ними в спортивном зале. И не хотелось никуда уезжать. Я чувствовала, что нужна здесь.

Вам может быть интересно...  Перезагрузка без страховки

— А до того вы ведь успели поработать и в Италии?

— Немножко, с клубом из города Ламеция-Терме.

— Довольны этим отрезком своей карьеры?

— Конечно. Это все равно как с нуля учиться вож­дению. Бесценный опыт. Да и сама страна изу­мительная.

— Сейчас вы опекаете здесь, в динамовском спорткомплексе на улице Даумана, девушек какого возраста?

— Уровня юниорской сборной.

— Художественная гимнас­тика — тяжелый вид ­спорта…

— Да, он не такой простой, конечно, как кажется со стороны, когда все выглядит легко, изящно, красиво. Зато девушки, занимаясь им, становятся стройными, гибкими, грациозными, учатся слышать музыку, понимать ее. Мини-спектакль на площадке продолжается всего полторы минуты, но люди потом долгие годы вспоминают гимнасток, которые радовали их своими яркими, проникновенными ролями.

— Но обе ваши дочки предпочли другие увлечения?

— Младшая — мастер спорта по настольному теннису. Старшая немного занималась художественной гимнастикой, потом охладела, но у нее тоже в жизни все хорошо.

Автор: Владимир ПИСАРЕВ