Зал олимпийской славы

Марина Гончарова: На пятой передаче

марина гончарова

Не сложись ее спортивная карьера столь удачно, можно было бы пожалеть, что она не стала, к примеру, актрисой. У Марина Гончарова – оладательница очень миловидного лица, выразительных серо-голубых глаз и, как у всех гимнасток-«художниц», грациозной походки и стройной фигуры

Расставшись с ковром, девушка пробовала себя в разных ролях, даже ведущей на телевидении. Но сего­дня серебряный призер Олимпиады-2012 в Лондоне и чемпионка мира — 2013 в групповом упражнении является тренером юниорской сборной Беларуси и работу менять не собирается.

Уметь терпеть

— Марина, на Олимпиаде в Лондоне тебе было 22 с хвостиком. Значит, теоретически четырьмя годами ранее, в самом цветущем для гимнастки возрасте, ты вполне могла попасть на Игры в Пекине?

— Да, но не попала. Тогда, конечно, очень расстроилась, а сейчас понимаю, что это были не совсем оправданные амбиции. На Олимпиаду полетела команда в сильнейшем составе, попасть в который оказалось делом чрезвычайно сложным. Девчонки выступили здорово, я за них, естественно, болела и очень радовалась их медалям. Для себя же решила работать еще больше и упорнее, чтобы детская мечта сбылась.

марина гончарова— А у «групповичек» какие невидимые дилетанту нюансы решают, кто сильнее?

— Наверное, нужно иметь больше характера, чем таланта. Для «личницы» очень важны внешние данные, красивые линии, то, что дает природа, ну а дальше уже мягкое тело, растяжка. «Групповичке» это тоже, конечно, необходимо, но не в такой степени. Важнее умение терпеть, потому что в групповом упражнении приходится работать больше.

— Боюсь, любая «личница» скажет, что наоборот.

— Да, но групповое требует больше физических усилий. Композиция у нас длится на минуту дольше. Чтобы у пятерки гимнасток исполнение сложилось идеально, иногда нужно сделать на тренировке 20 прогонов. Это все нарабатывается очень большим количеством повторений, для нас важны выносливость и здоровье, некогда болеть. Если у тебя травма, ты выходишь из состава, и место занимает кто-то другой. Команда должна работать с тобой и без тебя. Нам главное — не ломаться. А «личница» отвечает сама за себя, ей нужно собраться и сделать сколько нужно, самой следить за своей формой.

— Ты шла к олимпийской медали, думаю, лет 15?

— Начинают все примерно в одном возрасте — с 5,5-6 лет. Я минчанка, мой папа был пловцом, поэтому изначально хотел отдать меня в вид спорта для девочек не ради высших достижений, а для красивой осанки, стройных ножек и так далее. Если честно, мне самой больше нравилось синхронное плавание. Папа возражал, однако часто брал меня с собой в спорткомплекс на улице Калиновского, где плавал в бассейне. Кроме того, там была неплохая секция художественной гимнастики, куда меня в итоге отвели и правильно сделали.

Закон несъеденного торта

— Родители тебя в детстве баловали, называли маленькой принцессой?

— Пожалуй, не очень. Папа, естественно, хотел из меня воспитать сильного человека со спортивным характером. Мама пыталась хотя бы немного баловать, чтобы был какой-то баланс. Она врач-генетик, работает в РНПЦ «Мать и дитя».

— Ты изначально была худенькой?

— Скорее, наоборот, довольно кругленькой, вот с такими щечками, достаточно посмотреть мои детские фотографии! Потом вытянулась, гимнастика помогала правильно питаться. Есть неписаный закон: «художнице» при любой «генетике» непозволительно есть, скажем, торты и пирожные, ну, может, кусочек на праздники.

Лет в 11-12 я уже понимала, что гимнастика — не просто кружок, который я посещаю ради интереса, а серьезное занятие, требующее полной отдачи сил и выкладки, и обратной дороги нет. В этом возрасте девочку уже могут взять в юниорскую сборную. Я тоже очень хотела туда попасть, приходилось прикладывать определенные усилия, даже тогда, когда возникали ­серьезные проблемы.

— Например?

— Например, со спиной, мне даже заниматься запретили. В конце концов последнее слово было за родителями. Когда они меня спросили, я без раздумий ответила: да, конечно, остаюсь, отступать некуда. Ну и решили на семейном совете: нужно терпеть, даже если будут возникать проблемы. В сборной с тобой особо не церемонятся, болит — не болит. Надо — значит, надо. Конечно, иногда я плакала в подушку, считая, что родители меня лишили детства. Все дети играют на улице, а мне некогда, надо это, надо то. Возникали такие мысли в юношеском возрасте. Было реально тяжело. Перетерпела…

— Отправляясь в Лондон, вы наверняка были настроены на медали, ведь белорусская школа художественной гимнастики в мире котируется очень высоко…

— Да, хотя знали: чтобы пазл сложился идеально, нельзя допускать ни малейшей помарки на ковре. Только поднимаясь на пьедестал, понимаешь, что тебя наградили действительно справедливо.

— Излишне спрашивать, успела ли ты увидеть Биг-Бен, Тауэрский мост и прочие достопримечательности английской столицы?

— Вообще ничего не видела, к сожалению. Церемония открытия и закрытия, вот и все. Мы неделю или чуть больше жили в Олимпийской деревне, гуляли по ней, ездили только на тренировки, причем дорога составляла около часа, а тренировались дважды в день. За неделю до соревнований нас переселили в гостиницу поближе к залу, в пешей доступности.

Музыкальная мечта

— Но в принципе ты посмотрела мир?

— Смотря с кем сравнивать. Но путешествовать, видеть и узнавать что-то новое я действительно очень люблю. Сейчас уже больше в роли тренера, к тому же есть возможность ездить на мас­тер-классы и сборы. Вообще, попадая, скажем, в интересный город, стараюсь не сидеть на месте, а наведаться в соседние.

— Можно предположить, что одна из твоих любимых стран — Италия?

— Абсолютно верно. Бывала в Пизе, Милане, Флоренции, Риме, Римини, да много где. Куда не добралась, не успела — это в Венецию. Ну и еще, когда была действующей спорт­сменкой, у нас ежегодно один из этапов Кубка мира проходил в Пезаро. Городок маленький, очень красивый, на берегу моря. Словом, хотя бы раз в год в Италию мне попасть удается, и это здорово.

— У гимнасток, знаю, популярен слоган «Мечты сбываются». Твои мечты всегда сбывались?

— В детстве очень хотелось освоить какой-нибудь инструмент. Меня до мурашек завораживает, когда кто-то играет на фортепиано или гитаре. Мечта осталась, и сейчас на это времени не хватает. Однако моя крестная, как фея, на день рож­дения подарила профессио­нальную гитару, и я несколько месяцев на энтузиазме ходила учиться играть. Побренькала немножко, а потом закрутилась на работе. Но я периодически достаю инструмент и думаю, что все-таки найду в себе силы научиться играть прилично.

— Случалось ли тебе разочаровываться в мужчинах?

— Да, но я пережила этот опыт. Мне не нужен принц на белом «Мерседесе», поддерж­ка, забота и любовь родного человека куда важнее. Я вполне самодостаточна, могу заработать нужное количество денег. А все остальное можно сделать вдвоем, когда будет с кем.

— Ты водишь машину?

— Обожаю! Права получила в 18 лет, а в 19 уже села за руль, осваивала вож­дение на папиной старенькой машинке. Затем, когда подкопила денег, купила собс­твенную. Это для меня что-то очень важное, я не могу без автомобиля. Успела поменять три, из-за этого долго откладывала ремонт квартиры, которую приобрела пос­ле Олимпиады.

— Что-то в жизни поменять хотела бы?

— Пока нет, мне просто интересно, куда заведет дорога, по которой я еду.

— На какой передаче?

— На пятой, конечно!