Память

Живи. Помни

Прошлое ушло. Его нет. Но остается память о нем. Мы ведь люди… Память учит, предостерегает, сохраняет в нашем сердце милые сердцу образы, дает вечную жизнь тому, что нам дорого, что нас объединяет. Но она может и разъединять, а это прискорбно…

На подступах к урочищу

О Куропатах я впервые услышал 30 лет назад. 1988 год, время еще советское, но появилось ощущение: что-то с этим временем происходит, его корежит, ломает… В школьные годы подобную ситуацию нам четко разъясняли: верхи не могут, низы не хотят. Бурные споры на собраниях общественности, страстные речи ораторов, первые несанкционированные митинги и демонстрации. Так вот, в один из холодных осенних дней, на Деды, за кольцевую дорогу белорусской столицы вышла толпа горожан и направилась к лесному урочищу, расположенному неподалеку от деревни Цна.

— В Куропаты! — объявили люди, возглавлявшие колонну.

КуропатыС группой журналистов и я шел в тех рядах. Потом и репортаж написал — о том, что видел, без оценок и комментариев. Правда, материал опубликован не был. А вот если бы те события происходили на месяц позднее, опубликовали бы. Политические установки, общественные веяния и даже общепринятые принципы менялись со скоростью невероятной.

На подходах к урочищу шествие было остановлено подразделением внутренних войск. Не более роты солдатиков выстроились перед толпой. Они были в обычных серых шинелях, сапогах, без каких-либо специальных средств защиты. И без оружия, разумеется. Да и без резиновых палок.

В поле начался митинг. Сыпал с небес реденький снежок, ораторы клеймили существовавшее тогда политическое устройство государства, говорили о том, что урочище Куропаты — место гибели и захоронения тысяч жертв сталинских репрессий…

Митинг подходил к концу, когда военнослужащие начали выстраиваться в каре — сомкнулись плечо к плечу, задние взяли передних за ремни. Видимо, из Минска пришел приказ: «Разогнать!»

Вообще-то, тогда никто никого разгонять не умел. То, как разгоняют митингующих, народ видел иногда по телевизору — в репортажах, например, из Франции. Подчиняясь приказу, солдаты просто тупо врезались в толпу. Началась давка, раздались крики.

Так, с противостояния, и начиналась история мемориального урочища.

Прошло 30 лет. К великому сожалению, Куропаты, внесенные в 1993 году в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь как место захоронения жертв политических реп­рессий 1930-1940 годов, все еще остаются неким символом общественного противостояния. Туда неред­ко направляются те из наших сограждан, которые продолжают ломиться в давно открытую дверь, — провозглашают лозунги за независимость Беларуси, клеймят сталинщину. Что касается независимости, то у Беларуси ее уж точно не меньше, чем у наших западных соседей. А сталинизм, как ни смот­ри, давно почил в бозе. Никак не проявил он себя и тогда, в 1988-м. Иначе демонстранты в Куропаты просто не пришли бы, а если бы и пришли, то там бы и остались.

Жертвы реабилитированы, имена палачей названы. Кстати, многие из тех палачей в конце концов там же, в Куропатах, и полегли. И здесь мне хочется сказать: бойтесь борцов за идею, они за нее и мать родную не пожалеют, и друг друга, а уж нас с вами и подавно. Поэтому сегодня нам надо понять одну простую истину: место гибели и массовых захоронений наших соотечественников не должно становиться трибуной для политиков, инструментом борьбы, залом суда над оппонентами. Нельзя накручивать бесконечные витки противостояния. К чему это приводит, мы знаем из истории. В том числе и современной.

В конкурсе по созданию мемориала в Куропатах участвовало 32 проекта. Жюри выбрало три из них. Варианты нуждались в доработке с учетом архитектурной привязки и перспектив благоустройства. В ближайшее время жюри конкурса по созданию мемориала в Куропатах примет решение о том, как будет выглядеть мемориал и где именно в урочище он будет располагаться.

Взгляд со стороны

Года два назад приехал ко мне родственник. Он с детских лет живет вдали от Беларуси, но искренне интересуется всем, что у нас происходит. Гордится своим белорусским происхождением, с радостью отмечает наши успехи, мечтает вернуться. У меня не было возможности уделять отпускнику много времени, но он и без гида вполне справился. Я дал гостю ключ от машины, и он съездил в Мир, Несвиж, на Нарочь. Огромное впечатление на него произвели мемориальные комплексы «Хатынь» и «Дальва». Проезжая по МКАД, он заметил кресты, установленные вдоль дороги, и вечером расспросил меня о них. Я коротко рассказал. Назавтра родственник поехал в Куропаты. Вернулся озадаченным.

— Я чувствую, что это мемориал общенационального значения, но внешне он таковым не выглядит, — говорил он. — Вы же так прекрасно сделали «Хатынь», «Дальву». Почему же в Куропатах не потрудились белорусские скульп­торы, архитекторы? Денег нет?

Вчера и завтра

Конечно, дело не в деньгах. В начале 1990-х денег и вправду не было, но сейчас-то их хватает. Посмотрите, какой впечатляющий мемориал построен недавно в Тростенце. И никто ведь не сомневается в том, что его надо было построить!

Понимаю, что сейчас многие из тех энтузиастов, которые устанавливали кресты в Куропатах, могут посчитать, что я покушаюсь на их святыню. Нет, не покушаюсь. Ее вообще никто не может и не должен приватизировать. Святыня эта общая. Горькая, больная, но именно общая. И разве не к пониманию этой истины призывали нас люди, столько лет опекавшие Куропаты? Можно, конечно, бесконечно ставить кресты, хотя на том погосте лежат не только христиане. Но Куропаты, на мой взгляд, это не просто большое кладбище, где каждый, кто приходит туда, думает о своем. Это должен быть именно мемориал, где люди вместе вспоминают прошлое, думая о нашем общем будущем.

Официально

По сообщению БелТА от 23 июля, Президент Беларуси Александр Лукашенко поручил Совету Министров обеспечить утверждение правил благоустройства мест захоронений.

Они предусматривают установление режимов охраны и использования этих мест и направлены на соблюдение общественного порядка, предупреждение повреждения, разрушения, уничтожения и иного вредного воздействия на них, вызванного хозяйственной или другой деятельностью. Местные исполнительные и распорядительные органы наделяются исключительной компетенцией на принятие решений, касающихся содержания, благоустройства и поддержания в надлежащем санитарном состоянии мест захоронений. Облисполкомам и Минскому горисполкому поручено обеспечить благоус­тройство и восстановление мест захоронений, организовав при необходимости проведение конкурсов на архитектурно-художественное решение благоустраиваемых мест, определение заказчиков и исполнителей соответствующих работ. Они также должны будут при формировании областных бюджетов и бюджета Минска на очередной финансовый год предусмотреть средства на реализацию данного распоряжения и принять меры по привлечению добровольных пожертвований от отечественных и иностранных юридических и физических лиц.