Год малой родины Культура

Из Минска – с любовью

Иван Печинский

Гродненская область, Ново­грудский район, поселок Любча

Иван Антонович родом из этой деревни. Судьба бросала по всему Советскому Союзу. Наконец обосновался в Минске. А когда приехал в Любчу на встречу по случаю очередного юбилея окончания школы и разговорился с бывшими одноклассниками, сердце заболело: местный замок, которым гордились, который в детстве облазили, каждый камушек знали, разрушается. Прозвучало: эх, восстановить бы хоть одну башню замка! Но от слов к делу перешел только он. Поддержали, подставили плечо брат и несколько местных жителей.

Любчанский замок на Немане известен со второй половины XVI века. Инициатором строительства стал владевший Любчей Ян Кишка, влиятельный магнат и вельможа Великого княжества Литовского. Одним из владельцев был Януш Радзивилл.

Уже восстановлены две башни. Вначале работы оплачивал сам Иван Печинский — из доходов своего бизнеса. В благородном деле ему стали помогать столичные банковские структуры, Министерство лесного хозяйства. Замок уже посещают туристы и тоже предлагают финансовую поддержку. Работают волонтеры.

— Восстанавливаем всем миром, — говорит Иван Печинский, директор благотворительного фонда «Любчанский замок».

Лина Цивина

Минская область, Молодечненский район, хутор вблизи деревни Городок

Мы приехали к Лине Иосифовне на мастер-класс. Вошли в горницу —, а там… Два стола яств. Домашние колбасы, нежнейший творог…

— Пока не отобедаете, за керамику не возьмемся, — улыбнулась нам радушная хозяйка.

Из Минска Лина Цивина, известный столичный художник и керамист, вместе с мужем керамистом Францем Станиславовичем уехали в 2006 году. Создали арт-агроусадьбу «Традиции и современность». Хутор купили крепкий. Там один только погреб, возведенный «за польским часом», что твои хоромы. Дом и прилегаю­щие угодья… Ко всему художники приложили руки и сердце. Сегодня их хутор — один из культурных центров района. Частые гости — студенты из Германии. Приезжают также литовцы, поляки, россияне… Арт-агроусадьба участвует в социальных программах. Так, в 2015 году здесь отдыхали женщины, ставшие жерт­вами семейного насилия. Лина Цивина принимает туристов, проводит с ними мастер-классы по керамике. Сюда едут художники на пленэры. Лина Иосифовна много работает с детьми, для них создана своя программа. Вместе с хозяевами агроусадеб «Барский уголок» в деревне Большие Бакшты и «Сова» в деревне Декшняны прокладывает туристический маршрут «Дорогами штэтлов».

 

Василий Фролов

Минская область, Воложинский район, деревня Борок

У Василия Алексеевича и прадед, и дед, и отец — все были пчеловодами. Сам тоже рос на пасеке. Окончил геофак, преподавал в одной из минских школ, но навыков семейного дела не терял — пасека была в деревне у тестя. Много лет в голове крутилась идея — создать музей пчел. Поделился замыс­лом с друзьями-однокурсниками, которые работали в турфирмах. В ответ услышал:, а что, перспективный проект! Ты развертываешь музей, рассказываешь о пчеловодстве, его истории, практике, а мы к тебе привозим экскурсантов.

Хорошо сказать! А сделать?! Место должно быть красивое, тихое, без экологических проблем. И чтобы рядом пролегали туристские маршруты, имелся удобный подъезд. Еще Василию Алексее­вичу и его супруге Алле Владимировне хотелось, чтобы поблизости находились детские оздоровительные лагеря… В общем, вариант искали долго. Совпали все условия только в деревне Борок.

Корреспонденты «Вечерки» бывали в агроусадьбе Фроловых. Одно слово — впечатляет. Отличный музей пчеловодства, интересные рассказы хозяина, угощения — мед, пчелопродукты. И все прелести «лета в деревне» при полной городской цивилизованности. (Василий Алексеевич, посмеиваясь, вспомнил: когда купили дом, он первым делом оборудовал в нем теплый туалет.) Отдохнуть в агроусадьбу «Мир пчел» приезжают не только белорусы. Даже из Австралии тут были гости! Проект Фроловых локомотивом потянул за собой другие, параллельные. И вот уже приходят к Фролову люди, предлагающие заложить плантации лекарственных трав: мол, будут к вашему меду наши целебные чаи. У кого-то есть замыслы, связанные с конными прогулками. Местным нравится, что туристы берут домашние продукты — творог, овощи. В агроусадьбу регулярно приезжают артисты, устраивают концерты, а это развлечение для всей округи. Опять же дети к хорошему занятию приобщаются… В планах у Фроловых — развитие, скажем так, медицинского направления, под контролем врачей. Сон на ульях, апитерапия… Одна хорошая идея всегда дополняется новыми, были бы голова, руки и желание.

Константин Качан

Город Новогрудок

Физик-лирик: Константин Качан окончил физфак БГУ, а с конца 1970-х стал брать уроки живописи и увлекся ею. Спустя 45 лет решил вернуться в родные края (художник родился в деревне Лавришево Гродненской области, недалеко от Новогрудка). Купил здание XIX века в аварийном состоянии. Построил на его участке усадебный дом по проекту архитектора Л­еонтия Зданевича и в 2014 году открыл там картинную галерею. Здесь же находится и мастерская художника.

— Мне помогает бог, — в шутку, а скорее всерьез Константин Иванович отвечает на вопрос о деньгах.

Когда человек окрылен мечтой, деньги находятся. Картинная галерея расположена у легендарной Замковой горы, поэтому ни один экскурсант не проходит мимо красивейшего здания. Экскурсии по галерее, где находятся работы самого Константина Качана, а также сменные экспозиции, водит не только художник, но и его жена Жанна Борисовна. Она собрала уникальную коллекцию изделий стеклозавода «Неман».

Усадьба Константина Качана — добрый дом для доб­рых людей, творческих личностей. Он стал в Новогрудке местной достопримечательностью.

Борис Цитович

Минская область, Вилейский район, деревня Забродье

Забродье стало известно далеко за пределами Беларуси своим музейно-этнографическим комплексом, посвященным Первой мировой войне. Создатель — художник Борис Борисович Цитович. Правая рука во всех делах — супруга Валентина Петровна. Бориса Цитовича уже сейчас называют человеком-легендой. Он лауреат президентской премии «За духовное возрождение».

А начиналось все в 1970-е. Цитовичи были тогда молодой парой. Кстати, люди городские, дети военных, родились вне Беларуси. Почему решили сменить столичный комфорт на деревенское существование? Здесь не тот случай, когда дела не шли, вот и решили все бросить. Наоборот. Как художник Цитович был в Минске весьма востребован, на недостаток заказов пожаловаться не мог, Валентина Петровна работала на телевидении. Говорить надо о соображениях творческих, духовных…

Родственник подсказал: в Забродье на Вилейщине продается дом. Приехали и ахнули, пораженные красотой и энергетикой этих мест. Лес, речка Нарочанка… Подкупило и то, что небольшое Забродье — полтора десятка дворов — не было брошенной деревней. Досмот­ренные хозяйства, огороды, скотина, все аккуратно, лишняя трава покошена, дома можно оценить как добротные, основательные. Народ здесь всегда жил крепкий, умный. Тот дом, в котором Цитовичи живут сейчас, строился еще в 1919-м, ему больше 100 лет.

Как осваивались с сельским бытом? Борис Борисович смеется: да как-то всё само собой… В молодости многое воспринимается проще.

Однажды в лесу он наткнулся на заброшенное кладбище. Местные пояснили: лазаретное, времен Первой мировой. В советские годы про эту войну не то чтобы молчали, просто она считалась эдаким второстепенным историческим обстоятельством, способствовавшим революции, и только. Чего углубляться! «Царская война», «империалистическая»…

И тут наш разговор перешел на очень важную для собеседника тему. Что отношение к героизму предков не должно зависеть от политической конъюнктуры. Что мужество солдат Первой мировой и Великой Отечественной — явление одного порядка. Что эти войны равно достойны памяти…

Недалеко от Забродья — Сморгонь. В Первую мировую —  «русский Верден». В 1915-1917 годах здесь было многомесячное противостояние, борение с германскими войсками. Остатки давних окопов, блиндажей, полевых укреплений… Борис Борисович заболел этой темой.

Если в Сморгони сегодня видим величественный мемориал, посвященный героям и жертвам Первой мировой, то музейно-этнографический комплекс, созданный Цитовичами в Забродье, — его логическое продолжение. По сути, это уникальный музей с артефактами Первой мировой, которые художник собирает по округе. Стараниями семьи Цитович воздвигнут памятник павшим у деревни Русское Село. На местах былых боев ставятся памятные камни. Скоро в Забродье появятся необычные экспонаты — железнодорожные вагоны, госпитальный, штабной, такие как в те годы…

Мемориал не государственный. Но и частным его Борис Борисович не называет.

— Нас целая группа единомышленников, — говорит он.

Деньги? Что-то сам с друзьями вкладывает, чем-то спонсоры помогают. Особо отметил поддержку со стороны АО «Нарочанские зори». В Забродье проходят военно-исторические реконструкции, 9 Мая организуется акция «Войны две — память одна», когда поминают жертв обеих войн. И каждый раз съезжаются сотни человек. Хотя никаких оповещений Цитович не рассылает: работает «народное радио». Ведь дело, которым он занимается, святое и нужное. А память, как лампада: если поддерживать огонек, он не гаснет.

P.S.А еще хотелось рассказать о Феликсе Янушкевиче, художнике, реставраторе, искусствоведе, который вмес­те с братом Валерием основал в родном Ракове арт-галерею. Под Раков, в деревню Хоружи, много лет назад переехали знаменитые художники Игорь и Елена Бархатковы. Будучи коренными минчанами и объездив в поисках творческого вдохновения пол-Европы, приняли решение поселиться в белорусской глубинке и работать на ее благо. Заслуживает также отдельного разговора Андрей Запольский — крупный минский предприниматель, который вложил миллионы долларов в парк-музей интерактивной истории «Сула» в Столбцовском районе, стал победителем конкурса «Лучший пример охраны историко-культурного наследия» (2013 год). Несколько лет назад в Налибокскую пущу уехал из Минска Андрей Титов: его семья занимается органическим сельским хозяйством. Держат птиц, камерунских коз, заложили плантацию абрикосов… Впрочем, Год малой родины только начался. Расскажем!

Автор: Светлана ШИДЛОВСКАЯ и Сергей НЕХАМКИН