Далекое - близкое Культура

Их выбрало время

Продолжение. Начало в номерах «ВМ» от 2, 23 февраля, 16 марта, 27 апреля, 18 мая, 29 июня

Мы охотно их критикуем, порой не одоб­ряем, письменно и мысленно спорим с ними, но в сложных житейских ситуациях обращаемся именно к ним. Так было всегда. Архивы вековой истории Минского городского Совета тому свидетели. Листая пожелтевшие странички жалоб, заявлений, решений, распоряжений, приказов, написанные чернилами, карандашом, хромающим шрифтом пишущих машинок, видишь огромное разно­образие вопросов, с которыми минчане обращались в Совет.

Вот заявление вдовы революционного деятеля Анса Дау­мана Марии Викторовны Дау­ман, в конце 1920-х пере­ехавшей в город, где похоронен ее муж, и поселившейся в доме №  14 на улице Революционной. В первую очередь она просит Мингорсовет увековечить память Даумана и назвать его именем улицу, а также разыс­кать в 10-й дивизии вещи мужа: одежду, золотые именные часы. Для дочерей-школьниц 14 и 16 лет мать просит выдать теплые пальто, ботинки и калоши. Просьба большей частью была удовлетворена.

В архиве хранится бесчис­ленное множество заявлений граждан с просьбами о продаже им без торгов пустующих жилых домов, садовых участков на территории города. Прак­тически всегда решения были положительными. Более того, Мингорсовет, как правило, из возможных вариантов выбирал то решение, которое работало на пользу заявителя. Так, в 1928 году горожанину Андрею Гвардиану было разрешено достроить неправильно спроектированный каменный дом на улице Московской, 33. А городского архитектора, изначально утвердившего проект, ждало серьезное разбирательство.

Усадебное строительство в начале 1930-х развивалось бурно, и городской Совет неоднократно принимал решения об организации агротехнических курсов и лекций по ведению хозяйства. Пример тому — принятое в 1929 году решение «О введении агроминимума по садоводству и огородничеству». Для того чтобы дворы и сады минчан радовали глаз и давали урожай, документ обязывал всех владельцев «снимать и жечь сухие гнезда боярышниц, златогузок и кольчатого шелкопряда, пораженные плоды и сухие листья, вырезать сухие ветки, стволы белить известью, уничтожать поросль». И так далее: сроки удобрения ягодных кустов, введение трехпольного севооборота, своевременная прополка…

Не только к гражданам был строг Совет, но и к городским службам. Так, 9 мая 1928 года было решено «выплатить за счет жилкомхоза, виновного в недобросовестном отношении к своим обязанностям, граж­данину Шалимо 475 рублей за коня, который сломал ногу в черте города, на мосту возле деревни Слепянка“. Прорехи в мостах, думается, были ликвидированы незамедлительно.

Молодые пары и теперь по­дают заявление в загс на регистрацию брака. Такое правило существовало и в 1931-м,

однако заявления требовались отдельные от невесты и жениха с указанием причин вступления в брак. Жительница Койдановского тракта Раиса Янущик, к примеру, указала, что отец ее пенсионер и она одна не в силах вести хозяйство и зарабатывать средства на жизнь. Жених Федор Лебедев подтвердил свое согласие ­идти в примаки и вести хозяйство. Оба представили справки о состоянии здоровья.

Замена деревянных сох металлическими плугами. Поставка в аптеки и больницы 300 пудов рыбьего жира. Установление цены в 10 копеек за телегу льда из реки Свислочи. Удовлетворение просьбы минчан об открытии курсов эсперанто с льготной платой за о­бучение малоимущим. Эти и многие другие вопросы решал Мингорсовет в конце ­20-х — 30-е годы прошлого века, разбирая просьбы, заявления и жалобы горожан.

Кстати, уйти в отпуск, съез­дить в командировку, работать в летних детских лагерях и даже лечь в больницу депутат мог только с разрешения мандатной комиссии. Так, члену горсовета Цирюльниковой разрешено было отлучиться в больницу для удаления аппендикса, а военнослужащий 6-го полка Антипов был уличен в попытке манкировать своими депутатскими обязанностями. Пропуск заседания со ссылкой на повестку финансово-налоговой секции был проверен, мандатная комиссия устроила очную ставку виновного с представителями этой самой секции. Последствия в протоколе не отображены, но время было суровое, и к людям, работавшим в местных органах власти, оно было строгим.

Материалы подобраны при помощи сотрудников Государственного архива Минской области

Автор: Подготовила Елена АВРИНСКАЯ