Капитаны детства Общество

И будет новый сад

Юлия Недашковская — учитель русского языка и литературы ГУО «Специальная обще­образовательная школа-интернат №  13 г. Минска для детей с нарушением слуха». В этом учреж­дении работает 15 лет. Имеет три высших образования.

Мама всегда была для меня эталоном. 46 лет она трудилась учителем русского языка и литературы в школе-интернате №  13 для детей с нарушением слуха — практически с момента ее открытия. Все восхищались: «Ах, какие уроки дает Валентина Антоновна!» Пять лет мы были коллегами. Я должна была ей соответствовать и дотянуться до ее уровня: искала грамотный подход к детям, чтобы они шли на урок с удовольствием, старалась пробудить в них неподдельный интерес к учебе. До сих пор для педагогов постарше остаюсь Юлечкой, потому что они помнят меня еще маленькой девочкой. Я видела эту школу совсем другой, до ремонта. А какой сад был у нас! Ученики помогали ухаживать за деревьями, собирали урожай яблок, груш, алычи. В прошлом году сад вырубили — старый стал, но в планах посадить новый!

Жестовый язык — очень конкретный. В нем нет абстракций, по­этому отвлеченные понятия или образы очень сложно показать, ведь нужно донести смысл. Вот, например, строки из стихотворения Фета: «Над безбрежной жатвой хлеба / Меж заката и востока / Лишь на миг смежает небо / Огнедышащее око». Как перевести? Но еще сложнее с поэтами Серебряного века. Взять хотя бы «фиолетовые руки на эмалевой стене» из произведения Валерия Брюсова. Как это показать и объяснить? В этом и заключается моя работа.

Алфавит в жестовом языке, как и в русском, содержит 33 буквы, есть и мягкий, и твердый знаки. Но еще есть жесты, которые обозначают целое слово или действие. Этот язык развивается, меняется, как и любой другой. Я никогда не говорю, что знаю его идеально. Второй год веду курсы по изучению жестового языка для наших педагогов-предметников и сотрудников школы. Обиходные жесты они знают, но есть конкретные, необходимые учителю истории, биологии, физики…

Мои дочки — моя гордость. Обе отличницы, умницы и играют на скрипке! Я в свое время тоже окончила музыкальную школу, только по классу фортепиано. Старшая уже в 11-м классе. Планирует поступать на исторический факультет. Любовь к предмету в ней пробудила школьная учительница.

Музыку очень люб­лю. Мой плей-лист сводит с ума моих знакомых: там и классика, и рок-н-ролл, и ВИА 70-80-х. Настроение преж­де всего влияет на выбор прослушиваемой композиции. Когда готовлюсь к урокам и пишу планы, всегда звучат песни группы Queen.

Не могу позволить себе остаться на уровне 25-летней девушки. Три года назад самостоятельно начала изучать английский язык. У меня есть волшебное приложение на телефоне, которое очень помогает. Сейчас готовлюсь к получению высшей категории, для этого пишу работу, в которой обобщаю свой опыт педагогической деятельности, за­остряю внимание на проб­лемах, которые вижу при работе с детьми с нарушением слуха.

Занимаюсь рукоделием: вяжу спицами и крючком вещи для себя и близких. Вот для дочери шапочку и манишку недавно смастерила. Год

назад освоила вязальную машину, которая досталась мне в наследство от тетушки.

Если бы я выиграла большие деньги… У меня есть идея ресторана или развлекательного центра для людей с нарушением слуха, потому что их не понимают ни в магазине, ни на почте, ни в кафе. Это было бы круто! Да, у них есть свой Дворец культуры, но это не всегда удобный формат общения.

А еще я бы с удовольствием создала на эти деньги для наших учеников такую базу, где были бы собраны все произведения школьной программы с субтитрами.

Дети не хотят читать. Им проще посмотреть фильм, поставленный по «Евгению Онегину». Но ведь там нет этих прекрасных строк: «Мой дядя самых честных правил… «Я в такой ситуации не оставляю ученикам пути для отступления: да, они смот­рят фильм по произведению, а на уроке должны указать, что в экранизации не так, как в тексте.

Три книги, которые всегда на моей тумбочке: „Золотой теленок“ Ильфа и Петрова, „Мастер и Маргарита“ и „Собачье сердце“ Булгакова. Их я могу открыть в любом месте и с удовольствием читать.

Моя любимая помада — красная. Ярко очерченные губы — не просто часть стиля. Это незаменимый инструмент в работе сурдопедагога. На уроках всегда четко проговариваю все слова, без этого тоже никак.

После первого курса на летних каникулах работала на рынке дворником. С 5:00 до 7:00. На первые заработанные деньги купила джинсы, модные кроссовки, майку и ту самую книгу Ильфа и Петрова в хорошем переплете с золотым тиснением. Следующим летом я снова подрабатывала на рынке, но уже продавцом в отделе бакалеи.

В детстве меня дразнили очкариком. И я дралась. Ведь ношу очки не потому, что так хочу. Это была детская травма, меня обижали, и пришлось стать колючей, отстаивать себя.

Любовь разная бывает. К детям она одна, к мужчине другая. Для меня любовь, когда ты дышать не можешь без своего мужчины. Мы с мужем познакомились на концерте, когда мне было 14 лет, мечтали о семье, детях. Муж очень гордится своими девочками, всегда за нас горой. Он у нас суровый сварщик, который играет на 12-струнной гитаре. Самое главное для меня утром — поцелуи детей и мужа перед выходом из дома.

С цветами не складываются отношения. Не хотят расти и радовать. Так что если вы хотите подарить мне цветок в горш­ке, то это должен быть кактус. Одуванчики — единственные цветы, которые я люб­лю. У меня ни одна весна не обходится без букетика этих желтых солнышек.

Слабослышащие ­дети — очень сильные эмпаты. То есть отлично считывают чувства и эмоции другого человека. Они не просто читают по губам, они читают по лицам, замечая малейшие изменения в мимике, да и в каждом жесте собеседника. Мне в моих классах достаточно бровь поднять, чтобы ученики поняли, чего я от них хочу.

Дети с нарушением слуха — это прежде всего ­дети. Я настолько давно с ними работаю, что не замечаю их отличия от других ребят. Они такие же, как слышащие, один в один, только разговаривают руками. Себя в обычной школе не представляю. Хотя мне предлагали. Но как я могу оставить своих ребят?

Есть мечта — парашют. Я бы прыгнула! Точно! Возможно, меня укачало бы, как в самолете. Но суть не в этом.

Самая лучшая похвала. Когда у наших учеников спрашивают, какой предмет у них любимый, и они называют русский язык и литературу, а также мое имя, это и есть самая лучшая в мире похвала для меня!

Автор: Марина ЖДАНОВА