Культура

Двойная рокировка

Смешайте сериал «Измены» с триллером «Исчезнувшая», комедией положений и кинематографической Дарьей Донцовой. Романтический триллер «Английская рулетка» по пьесе англичан Эрика Элиса и Роджера Рииса поставил в Белорусском государственном молодежном театре режиссер Венедикт Расстриженков, а главные роли исполнили Наталья Онищенко и Евгений Ивкович

— Скажите, вам понравился спектакль? Я вот его не совсем понял, — обратился ко мне мужчина, задумчиво выходящий из зала после премьеры.

Во главе угла — ложь, страсть и алчность. В центре — мужчина и женщина, с виду противоположные, но по иронии судьбы, как это часто бывает, познавшие вдруг любовь. Неплохой коктейль для блокбастера. Но погодите, мы же в театре.

Богатая англичанка средних лет приводит домой бомжа. Оказывается, он похож на ее недавно умершего мужа. Женщина убеждает его остаться и примерить на себя роль почившего в обмен на заманчивую финансовую сделку. Всеми силами она делает из городского бродяги настоящего английского джентльмена. А может, он им и был изначально?

И вот тут хочется увидеть что-нибудь в духе «Укрощения строптивого» — перемены, постепенно происходящие с героем. Но повествование перескакивает со стадии «привет, давай знакомиться» в стадию «я не могу без тебя жить».

Личные истории героев раскрываются неожиданно, но в начале второго акта концовку уже знаешь — танцы мимов, которыми авторы разбавили основное действие, раскладывают перед зрителем все карты. А дальше просто ждешь, кто же тут останется жив. А был ли тут вообще кто-то или все эти люди — копии самих себя в каком-то вымышленном мире иллюзий?

Пьесе не хватает Шерлока Холмса, укоризненно взирающего с какого-нибудь панно на сцене. Но вместо него там картина в духе Пикассо, олицетворяющая маму одного из героев — персонажа, который упоминается часто, но не несет почти никакой смысловой нагрузки.

Наталья Онищенко (англичанка Филиппа Джеймс) и Евгений Ивкович (бродяга Данкэн Мак Фи) благодаря эмоциональной игре заставляют смотреть спектакль до конца. Удачны и световые эффекты, особенно в сцене в душе и эпизоде падения с лестницы. Но на этом акценты заканчиваются.

Непонятно, хотел автор рассказать о сложной женской душе или языком метафор обратить внимание на бытовуху в семье. Тогда можно объяснить, почему героиня ведет себя столь непоследовательно, истерит и запутывается в собственной лжи. Но простите, если это собирательный образ женщины, то не попахивает ли тут сексизмом?

В итоге зло торжествует, остается безнаказанным и не вызывает ничего, кроме отвращения, добро видится нераскрытым и слабым. Кажется, будто финал специально обрывается на интригующей ноте. Ждем второго ­сезона?

В двух словах

Богатая англичанка средних лет приводит домой бомжа. Оказывается, он похож на ее недавно умершего мужа. Женщина убеждает его остаться и примерить на себя роль почившего в обмен на заманчивую финансовую сделку.