Часы времени

Длинный след черной кошки

Как минские гастроли Владимира Дурова-младшего разъярили Владимира Дурова-старшего

Дуровы — легендарная цирковая фамилия. Еще в ХIХ веке прогремели на всю Российскую империю имена братьев Владимира и Анатолия Дуровых, клоу­нов и дрессировщиков, основателей славного клана. А уж дальнейшая история — настоящая «Санта-Барбара», ведь в этом роду все были не только талантливы, но и свое­нравны.

«Старший» и «настоящий»

дуровы, афишаЭтот сюжет мне не смогли прокомментировать даже в знаменитом «Уголке Дурова» в Москве. Не потому что особая тайна, просто слишком давно все было. Однако выручили старые подшивки газеты «Звязда» за 1929 год и журнала «Суд идет!» за 1931-й. (Заметку в «Звязде» нашел и предоставил «ВМ» известный знаток минской истории В. Зеленков.)

А началось все в начале прошлого века, когда Владимир и Анатолий Дуровы смертно поссорились. Бывает так — пробежит черная кошка между самыми близкими людьми и… Они хоть и были братьями, но соперничали с малых лет. Выступали сначала каждый сам по себе. Потом придумали общий номер. Сообща разработали замечательную систему безболевой дрессировки животных. И решили снова разделиться.

Потому что оказалось: уже не братья, а конкуренты. Одинаковые сценические костюмы и манера держаться на манеже, да и идея аттракционов схожая — звери подражают действиям людей, а дрессировщик все сопровождает остроумным комментарием.

Разрыв был шумный, со взаимными обвинениями в плагиате, руганью в газетах. Владимир стал именоваться на афишах «Дуров-старший». Анатолий в пику ему — «Дуров-настоящий».

Владимир жил в Москве. Цирк он сочетал с наукой — не зря в юности слушал лекции Сеченова, дружил с учеными-био­логами. Купил большой дом с участком земли под вольеры, там и занимался с животными по своим методикам. Так возник его театр зверей, в ­1919-м­ ставший «Уголком Дурова».

Анатолий обосновался в Воронеже. Более артистичный и эпатажный, он широко гастролировал. Умер в Мариуполе от случайно подхваченного брюшного тифа.

Семейная путаница

Теперь, как говорится, следите за рукой. Сын Владимира Леонидовича, Владимир Владимирович, скончался бездетным. Чтобы было кому передать проект, Дуров-старший перевел на свою фамилию двух внуков от дочери. Один потом от цирковой карьеры отказался, а второй… Но к нему, Юрию, мы еще вернемся.

У Анатолия Леонидовича после смерти остались дочери Мария и Евлампия и сын Анатолий. В клане Дуровых — традиция: из поколения в поколение сыновей называют то Анатолиями, то Владимирами, то Юриями, из-за чего всегда масса путаницы. Анатолий Анатольевич Дуров еще при жизни отца и дяди тоже начал выступать как дрессировщик — Анатолий Дуров-младший. Детей не имел. В 1928-м в Ижевске нелепо погиб. После чего Владимир Леонидович Дуров оказался Дуровым-единственным. Единственным? Не надо! После погибшего Анатолия-младшего остался огромный аттракцион. А это целое предприятие — животные, уход за ними, закупка новых, обеспечение питанием, команда помощников, транспорт, финансы… И что, все прахом?

Вам может быть интересно...  Минская любовь маршала Тухачевского

Его сестра Мария была замужем за силовым акробатом Василием Хундадзе, а сестра Евлампия — за человеком, далеким от цирка, аптекарем Григорием Шевченко. Сын Евлампии и Григория 20-летний Владимир Шевченко учился в Москве на ветеринара. Хундадзе бросился к нему: твой долг — принять семейное дело. Владимир Шевченко от манежа был далек. Но… Ветеринар — значит, зверей понимает. Да и занимался у Мейерхольда на театральных курсах. В общем, решил попробовать. Сначала выступал как «Владимир Шевченко, племянник Дурова», часто без уточнения, какого именно.

Забавно: в наше время фамилия Шевченко очень даже цирковая. Была целая династия дрессировщиков Шевченко, не раз выступавших в Минске.

Но тогда на семейном совете решили: у арены — свои законы. Шевченко — хорошо, а Дуров — лучше. Так на афишах появилось новое имя: Владимир Дуров-младший. Что страшно не понравилось жившему в Москве Владимиру Леонидовичу. Еще чего! Два Владимира Дурова?! Старший обратился в суд с требованием запретить Владимиру Шевченко именоваться Владимиром Дуровым.

Все по закону

Но ведь тот стал Дуровым совершенно официально! Это же ­1920-е годы. Фамилии менялись сплошь и рядом: заявление в загс, объявление в прессе — и, если нет протестов третьих лиц, пожалуйста, ты новый человек.

Шевченко жил в Таганроге, там все и проделал. Что тут такого, гражданин просто перешел на девичью фамилию матери. Когда летом 1929-го Владимир Дуров (недавний Шевченко) приехал к нам в Минск, он имел полное право на новое имя.

Узнав о минских гастролях, Владимир Дуров-старший опротестовал решение таганрогского загса. Владимир Дуров-младший снова стал Шевченко. Только юридические шестеренки крутятся небыстро. Пока то да се, прошло больше года. А цирк — дело кочевое. В 1931-м Владимир Дуров-младший уже гастролировал в Харькове. И на тебе — меняй фамилию назад! А как же афиши по всему городу? А договоры, заключенные на нынешнее имя? В конце концов, не объявлять же публике, что на арену сейчас выйдет Шевченко, а не Дуров! Люди на кого билеты брали? И тут выяснилась одна тонкость. Таганрог — это РСФСР. А Харьков — Украина. Пункт о протесте третьих лиц в российских законах есть, а в украинских — нет. На этом основании харьковский загс разрешил Владимиру Григорьевичу Шевченко оставаться Владимиром Григорьевичем Дуровым.

Вам может быть интересно...  Тот, кто у печки

Суд идет!

Цитируем журнал «Суд идет!». «Шесть дней Харьковский межрайонный суд рассматривал это редкостное дело. (…) 14 свидетелей и эксперты во всех деталях осветили суду родословную Дуровых. Временами трудно было различить, кто является ответчиком и кто истцом. (…) Суд признал, что Вл. Дуров-Шевченко, меняя фамилию, не преследовал корыстных целей. В то же время аннулировал запись харьковского загса о перемене фамилии и предоставил право Владимиру Шевченко именоваться Шевченко-Дуров. Обе стороны остались недовольны и подали кассационные жалобы…»

Было еще несколько судебных процессов, «дедушка Дуров» писал Луначарскому, Калинину, Сталину… Но у тех, надо думать, других забот хватало.

Жизнь все решила

В 1934-м Владимир Леонидович умер. Его дело на манеже продолжил уже упомянутый внук Юрий Владимирович Дуров. Кстати, это он, драматический артист по первому образованию, через много лет в киноэпопее «Освобождение» сыграл Черчилля.

Владимир Григорьевич Дуров (Шевченко) спокойно выступал как Владимир Дуров, хотя до войны на афишах еще иногда уточнялось: «младший». То есть вопрос с фамилией как-то решился. С Юрием Владимировичем они никогда не враждовали. Есть упоминания, что работали одно время вместе. Оба с годами стали народными артистами СССР. Подчеркнем: все Дуровы — мастера высочайшего класса, заданную основателями рода планку никто не уронил. В «Уголке Дурова» мне рассказали, что если и были трения в обеих ветвях рода, то в войну все забылось. И те, и другие оказались в Казани. Эвакуационные проблемы, нелегкий быт, а тут — аттракционы, животные, которых надо кормить, лечить… Потомки плюнули на давние разборки дедов и стали держаться друг друга.